Татьяна Доронина: "Театр - храм искусства, в котором нужно молиться сердцем"

Татьяна Доронина: "Театр - храм искусства, в котором нужно молиться сердцем"
С народной артисткой СССР, художественным руководителем МХАТ им. M. Горького Татьяной Васильевной Дорониной побеседовала Татьяна САНИНА. "ВЕК": - Писатель Максим Горький, чье имя носит театр МХАТ, вам чем-то дорог?

- Максим Горький - естественное и неизбежное явление в литературе на рубеже веков. Он не посрамил отечественную литературу, не уронил ее уровня, был последователен и неизбежен после Достоевского, Лескова и Чехова. Дорог он, безусловно, глубоким знанием человеческой природы и той искреннею любовью и состраданием, с которым живописал своих персонажей.

"ВЕК": - Вы новаторски играете «Вассу Железнову», у Горького эта пьеса называлась «Мать». Как Вам кажется, эта пьеса актуальна в наши дни?

- Пьеса актуальна как никогда. Гениальный драматург Алексей Максимович Горький умел создать глубокие, подлинные, а значит - вечные характеры. Творчески Горький никогда не врал, не отступал от уровня большого русского мастера, он создавал характеры, вобравшие не только генетические наши качества, но и те, что свойственны всем нам по вере христианской. Горький не только берет все то, что свойственно нам хорошего, он и плохого не прячет. Поэтому, на мой взгляд, его характеры наполненные, интересные и жизненные. Такова натура и у Вассы, она очень ко времени. Согласно статистике, сегодня женщина существует очень активно не только в политике, но и в предпринимательстве. Зачастую женщины добиваются успеха гораздо более сильного и яркого, чем мужчины. В силу очень многих обстоятельств, того переворота, который в очередной раз произошел в нашей жизни, сложилась печальная ситуация: мужчина оказался унижен. Сегодня не нужны специалисты во многих областях, и чем они лучше, тем меньше они востребованы. Большинство же со своими знаниями, талантами, энергией оказалось не у дел. Пройти через боль, страдание, трудную жизнь, и взвалить на себя эту ношу - огромное хозяйство, ответственность за детей - это подвластно сегодняшним женщинам так же, как когда-то было подвластно Вассе. Да и остальные горьковские характеры можно счесть оттисками нынешней жизни. И то, что сын Вассы за границей - сегодняшний знак, и то, что одна из дочерей не совсем здорова психически. И даже то, что из девяти ее детей остались в живых всего трое. Неудивительно, что наш спектакль вызывает такой отклик в зрительном зале.

Реклама на веке
Как разместить

"ВЕК": - МХАТ им. М.Горького больше ориентирован на постановку классики, но современные авторы тоже встречаются. Вы их включаете в репертуар театра, потому что невозможно обойтись без обращения к темам сегодняшней жизни, или в этих авторах вы видите продолжение традиций русской литературы?

- Очень важна гражданская позиция: именно сегодня мы должны помочь сознать людям, в какой мере духовной нищеты они живут, отсутствие культуры трагично для страны и нужно приложить огромные усилия, чтобы вернуться к духовности, к утверждению гуманистических идей в нашем обществе. Этим объясняется выбор репертуара в нашем театре. Его основой мы сделали классику, делаем ставку на хорошую драматургию, на те позитивные нравственные моменты, которые в ней заложены и которые так сегодня необходимы и театру, и зрителю. Мы работаем над пьесами авторов, отражающими наше творческое кредо: Чехова, Горького, Островского, Достоевского, Булгакова, Шекспира. Как ответ на современность у нас идут спектакли по пьесам талантливых драматургов Юрия Полякова, Степана Лобозерова, сейчас репетируем очень интересную и злободневную пьесу современного драматурга, ленинградца Алексея Яковлева «Уличный охотник»...

"ВЕК": - На какие проекты был ориентирован МХАТ им. Горького в первые годы своего существования?

- Как каждый художник учится копировать у мастера, так и мы начали с того, что взялись за режиссерские тетради основоположников Станиславского и Немировича-Данченко, по которым восстановили спектакли «На дне», «Синяя птица», «Три сестры». Идея Художественного театра выражена как формула основоположниками МХАТа. Станиславский начертал: «Мы приняли на себя дело, имеющее не простой частный, а общественный характер. Мы стремимся создать первый разумный, нравственный, общедоступный театр, и этой высокой цели мы посвящаем свою жизнь. Цель искусства переживания заключается в создании на сцене живой жизни формы».

Обратите особое внимание на такие понятия, как «общественный», «нравственный» «разумный», «человеческий дух» и «художественная форма». Далее Станиславский определяет то, что послужило первопричиной, толчком к протесту, что именно неприемлемо с точки зрения основоположников: «Программа начинающегося дела была революционна. Мы протестовали и против старой манеры игры, и против театральности, и против ложного пафоса, декламации, и против актерского наигрыша, и против дурных условностей постановки, декораций, и против премьерства, которое портило ансамбль, и против всего строя спектаклей, и против ничтожного репертуара театров...» Специально привожу это и сосредоточиваю внимание читателей на том, что должен утверждать Художественный театр и чему противостоять, а это означает, что пытаемся утверждать мы и от чего бежим, как от чумы.

Время, названное «временем рынка», живет по законам выгоды. Что выгодно сегодня продать? То, что имеет спрос. Разве нравственность может иметь спрос в безнравственное время? Нет! И тогда дельцы от культуры в меру своих талантов или, что более типично сегодня, своей бездарности, начинают пускать на продажу разврат, бесстыдство, безнаказанность воровства, убийства, развращение молодежи, неразборчивость в средствах достижения того «рая», который известен нам как рай капитализма. Прыжок из социалистической в капиталистическую формацию — это прыжок с шестом над пропастью: шест повисает в воздухе, ему не на что опереться. Обреченность этих безумных прыгунов очевидна. Так же, как очевиден грех тех театральных деятелей, которые обрекают на хаос и беду своих зрителей, внушая им, что бандит может быть героем, проститутка - порядочной женщиной, что вор — это просто умный человек, а потерявшие человеческий облик отец и мать — достойны сострадания. Сострадания достойны брошенные старики и голодные дети, изуродованные и убитые молодые солдаты, брошенные в пекло огня из-за выгоды мерзавцев, которые наживают миллионы долларов на их жизнях. Можно и нужно сострадать подлинным профессионалам в любой области, которые остались без работы и находятся в полной растерянности от абсурда происходящего. Театр чернухи в «чернушное» время подобен тем капищам, в которых поклоняются дьяволу. Задача театра противоположна, он — воспитатель нравственности и духа. Безвкусные, громкие, наглые шоу, которые пропагандируются сегодня всеми средствами массовой информации, — это преступление перед страной, перед народом, перед людьми. Задача театра противоположна, она созидательна и гуманна. Именно к этому призывал К.С.Станиславский, определяя задачу МХАТа, и именно этому мы следуем. Это трудно сегодня. А сторонников этой идеи «не мало». Много! И их становится больше, а не меньше. Просто этого не хотят замечать, не хотят уважать свой народ, на него плюют и смеются над его добротой, смирением и безропотностью. Смеются над его упованием на Бога!

"ВЕК": - В программе «Линия жизни», которую телеканал «Культура» показывает к вашему юбилею, Вы рассказываете о режиссерах, с которыми вам посчастливилось работать. А кто в вашей жизни оказался идеальным партнером, с кем наиболее органично игралось?

- Список идеальных партнеров будет слишком длинным, если называть всех великих, с кем мне посчастливилось выходить на сцену. Я назову только имена тех, кого сейчас с нами нет: Николай Симонов, Павел Луспекаев, Евгений Лебедев, Олег Борисов, Ефим Копелян, Владислав Стржельчик, Иннокентий Смоктуновский, Кирилл Лавров, великий Борис Ливанов. Какие имена! Какие величины! Я кланяюсь им в пояс. Я благодарна им бесконечно.

"ВЕК": - Вы много лет играете на сцене. На ваш взгляд, что самое главное в актерской профессии?

- Самое главное в актерской профессии - работать на саму идею театра, как это понимал В.Г. Белинский. Театр - храм искусства, в котором нужно молиться сердцем, быть искренним до самого донышка своей души. Островский же устами Несчастливцева так это выразил: «Душа мне нужна, братец!» Так вот, «душа»... Это сопричастность боли народной, это гражданственность. И если хотите — бытие высокоинтеллигентное, неотрывное от проблем, которыми живет моя родина. Душа! Но душу надо сохранить. А сохранить — трудно... «Русский актер» — это, прежде всего, совесть. И если Господь Бог дал тебе талант, то изволь держать его в чистоте...

"ВЕК": - Что для вас значит «национальный театр», «национальное искусство»?

- Я принадлежу к тому военному поколению, которое никогда не разделяло своих одноклассников, однокурсников, вообще людей по национальному вопросу. Как определить по национальным признакам спектакль, поставленный по пьесе Горького «Варвары» грузинским режиссером Г.Товстоноговым в исполнении армянина Павла Луспекаева (Черкун), немца Николая Корна (Доктор), поляка Владислава Стржельчика (Цыганов) и еврея Сергея Юрского (Дробезгин)?

Что же касается моего преклонения перед понятием «русский театр», то он хорош в своем уважении к большим авторам разных эпох и национальностей. Есть и другое понятие такое, как «русский актер», что тоже не исключает актеров разных национальностей, играющих в особой манере, суть которой заключается в следующем: не жалеть себя, тратиться с полной эмоциональной отдачей, при подробном анализе произведения. К понятию «русский актер» относятся еще такие качества, как способность работать в разных жанрах (драма, комедия, трагедия, фарс) в ансамбле, что делает зрелище подлинно художественным.

Наша актерская работа - это «нерв». Существовать на сцене без «нерва», без сердца, без мысли, то есть формально - для настоящего актера невозможно. Сегодня платят за стриптиз, в чем не видят особого греха. Возникает вопрос: во имя чего жить? Во имя дьявольской идеи? Срама, греха? Театр утрачивает свое истинное предназначение. Я работала с лучшими актерами нашей страны и могу сказать, что самые восприимчивые, самые открытые не только для своей, но и для чужой боли, - это русские актеры. Они всегда тратились до предела, они поразительно самоотверженно относились к своему делу - и Павел Луспекаев, и Евгений Лебедев, и Олег Борисов. Так и для меня, театр является смыслом моей жизни. Всем, что есть во мне хорошего, я обязана театру. Но сегодняшнее состояние театра удивляет, оскорбляет. Нужно понимать, что искусство и деньги - несовместимы. Театр - не бизнес. Театр - не доходное место. Он не может существовать ради удовлетворения современного обывателя, уровень которого сегодня катастрофически низок. Необходимо обратить внимание на то, что если существовал критерий во времени и этим критерием был в свое время БДТ в Ленинграде - он определял вершину театрального искусства, то нужно сделать все, чтобы сегодняшнее время нам подарило аналог. Этот аналог возможен при наличии блистательных педагогов в театральных институтах. Это и есть «национальный театр» - тот, который работает на повышение культурного уровня нации, а не наоборот. «Национальный театр» и мораль современного мира, а точнее его аморальность, заключающаяся в утопии золотого тельца, несовместимы.

"ВЕК": - Как вы относитесь к телетеатру. Возможно ли сегодня слияние театра и телевидения. Должны ли быть телевизионные версии театральных спектаклей?

- К телетеатру отношусь как к крайней необходимости. Это именно «то» сегодня, что нужно возрождать. Необходимо знакомить зрителя с хорошими пьесами, а это значит воспитывать его, возрождать нравственность, прививать любовь к родному языку, который почти утерян. Будет ли это театральный спектакль или телеверсия - безразлично, главное профессионально ли сотворено.

"ВЕК": - Вы оказываетесь в стороне от педагогической деятельности. Хотели бы преподавать для молодых актеров? Или заниматься педагогикой лучше на сцене?

- Я могла бы быть хорошим преподавателем хотя бы в главном - в воспитании отношения к делу. А то, гожусь я в педагоги, или не гожусь, может быть, проверено только опытом. Но на этот опыт у меня нет свободного времени.

"ВЕК": - Приоритетом для вас является театр. Как дальше распределяются Ваши творческие пристрастия?

- Никак не распределяются. Кроме моей профессии, которая сегодня нужнее, чем когда бы то ни было, у меня в жизни ничего не существует. Вернее существует то, что является необходимым для основной работы: хорошая литература, музыка, живопись.

"ВЕК": - Татьяна Васильевна, что впереди? Какие ожидание, надежды?

- Впереди может быть два варианта. Первый: государство понимает необходимость возрождения отечественной культуры и определяет для этого соответствующий процент в бюджете страны. Второй: нищенский «паек» на культуру остается прежним и в стране забывают окончательно свой родной язык и все десять библейских заповедей. Наступает полное одичание.

Реклама на веке
Как разместить
Александр Гречаный. "Яблоко, которое оказалось гнилым, избиратель вынужден скушать до конца" Михаил Резникович, художественный руководитель театра Леси Украинки
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются