18+
  1. Александр Гречаный. "Яблоко, которое оказалось гнилым, избиратель вынужден скушать до конца"

Александр Гречаный. "Яблоко, которое оказалось гнилым, избиратель вынужден скушать до конца"

Александр Гречаный. "Яблоко, которое оказалось гнилым, избиратель вынужден скушать до конца"
И было у Николая Ивановича три Александра Николаевича: Преминин, Южанинов и Гречаный. Именно они были опорой будущего губернатора на выборах, и именно они должны были стать основой команды, призванной вывести область на новый виток развития.

Но буквально через два месяца после назначения ушел со своего поста заместителя губернатора Александр Преминин. Вскоре такой же пост покинул Александр Южанинов (позже он погиб в автокатастрофе).

Александр Преминин, который сейчас находится в ранге главного советника губернатора, перенес операцию по поводу черепно-мозговой травмы — кто ее нанес, не известно до сих пор. Казалось бы, все благополучно на новом месте сложилось только у Александра Николаевича Гречаного, который руководит комитетом торговли и потребительского рынка администрации области. Но вот неожиданно для многих он выступил в печати с резкой критикой политики, которую проводит губернатор. А перед Новым годом вышло постановление главы администрации области о реорганизации департамента экономического развития, комитета торговли и потребительского рынка и управления по лицензированию. В связи с этими преобразованиями Александр Гречаный может быть просто сокращен со своей должности.

— Александр, помню, как вы искренне поддерживали на выборах Николая Ивановича Киселева. У вас тогда какая мотивация была?

— Хотелось перемен. Они были необходимы. И возникла ситуация, когда люди голосовали не столько за одного кандидата, сколько против другого.

— Но вы весьма горячо и убедительно агитировали за этого «другого кандидата». Другими словами, вы за него поручились и теперь должны нести ответственность за все его действия.

— Да, это поручительство. Есть поручительство перед банком, чтобы дали деньги. Есть поручительство перед людьми. Меня в городе знают, многие спрашивали — почему я поддерживаю Николая Ивановича? Я объяснял, что нужно изменять ситуацию. И я не снимаю с себя ответственность за то, что призывал голосовать за этого губернатора. Готов отвечать за свои ошибки. Но именно поэтому у меня есть право сказать ему, что он делает не то. — Во власть вы пришли из бизнеса. У вас какой был интерес от собственного присутствия во власти?

— Я так воспитан, что для того, чтобы получать от жизни то, что она предназначила, надо сначала отдать. Команда, которая подняла бы регион, заслуживала бы доверия, она могла бы иметь перспективы роста. Интересно было поработать в команде, перед которой ставились сложные задачи. Впереди замаячило объединение регионов…

— И маячит, и маячит…

— Вещь эта достаточно серьезная. Она в русле тех процессов, которые происходят в стране и которые определил президент. И никто не верил, что удастся объединить регионы новому кандидату. Надо было переламывать ситуацию, в том числе и в Москве, доказывать, что новому губернатору и его команде это по силам. Поэтому были поручители и там, которые заложили свои головы, чтобы состоялся этот губернатор. Я присутствовал на многих закрытых встречах, где нам говорили — если пошли, то будьте добры работать! И вы должны работать так, чтобы потенциал области увеличился, тогда объединение с Ненецким округом будет возможным.

— Вы говорите о команде. Значит, все же она есть?

— Я говорю о выборной команде. Пришли люди, обладающие определенными данными, которые позволили им эти выборы выиграть. Но потом надо было принимать решения и отвечать за них. И вот здесь таких людей оказалось немного.

— О кадровой чехарде говорили-говорили, а потом перестали, потому что привыкли…

— Это не кадровая чехарда. Это расчет за выборы. Каждый работал за свой интерес. Кто-то хотел изменить ситуацию, кому-то предлагались деньги, кому-то места в администрации и так далее. Приход команд — расчет за те средства, которые были взяты.

— Разве вы не понимали во время выборов, что это неизбежно?

— Всегда хочется верить в лучшее. Как говорил волшебник, обманите, я и сам рад обмануться. К тому же тезка гарантировал, что все будет в порядке.

— Александр Николаевич Преминин? Почему вы ему так верили?

— Я общался только с ним. Он стал посредником между всеми, втерся в доверие к известному человеку, затем обманул его. Я говорю не про Александра Альбертовича Вешнякова.

— Когда для вас прозвучал первый звоночек, что что-то идет не так?

— Буквально вскоре после выборов. Была непонятна ситуация с уходом Преминина. В тот момент Николай Иванович уже отсутствовал во многих случаях, а нужно было кому-то принимать решения и отвечать за них. Мои предложения никто не рассматривал, взамен создалась скамейка советников — будущих замов. И сегодня Николай Иванович не управляет ситуацией, управляют за него. А Преминин сказал как-то: «Я мечтал быть гуру, который руководит, но не отвечает». Это, как в советские времена, когда вор в законе не имеет имущества, но живет за счет общества, паразитируя на процессе управления, на тех, кто отвечает за принятые решения. Людей выдергивают и меняют, как перчатки. Преминин же сейчас в ранге советника губернатора может заниматься бизнесом, при этом он пользуется привилегиями чиновника: служебный транспорт, кабинет в администрации. Он подталкивает к принятию решений, за которые не несет ответственности. Ваша газета правильно однажды написала, что область находится в режиме внештатного управления.

— А вы не пытались об этих и иных проблемах поговорить со своими товарищами по команде и с самим губернатором?

— Мое выступление в прессе — это уже был крик души. До этого я поступательно делал всевозможные предложения, их игнорировали. Пытался поговорить с губернатором, мне назначали встречу, обещали, что будет двадцать минут для общения. Но вот передо мной заходит помощник, разговаривает восемнадцать минут, а потом сообщает, что у меня две минуты для разговора с главой.

— Вас не хотели слушать?

— Да. И я вынужден был обратиться к прессе, за что меня наказали, определив мне неполное служебное соответствие. — Но ведь это народ выбрал губернатора, у него кредит доверия, в том числе и вашими стараниями…

— Вот почему я считаю, что президент принял очень правильное решение отменить выборы глав администраций регионов. Представьте, что вы купили яблоко, а оно оказалось гнилое. Если есть в доме хозяин, что он сделает? Или очистит или выбросит. А избиратель яблоко, которое оказалось гнилым, вынужден скушать до конца.

— А посмотришь иной раз статистику — ситуация вроде в области стала изменяться в лучшую сторону…

— Но за счет чего? За счет изменения в стране. Средства появились от правильной политики президента наращивания темпов экономики. Доходы от трубы полились в другую сторону, на развитие страны. И эта ситуация в целом положительно сказалась на нашей области. Своих заслуг нет. Очень жаль, потенциал у нас большой. Не даром говорят, что мы кладовая России.

— Когда я вижу плакаты с этим утверждением, просто не могу сдержать раздражение. Толку-то?

— Вопрос — чья кладовая? У государства появились деньги на восстановление армии и флота, заработала оборонка, она дает в бюджет до 20 процентов. Бюджетники стали более гарантированно получать зарплату, начала жить торговля. А теперь возьмем наши кладовые. Сельское хозяйство дает примерно 0,35 процента налоговых поступлений в бюджеты всех уровней! А какие бешеные деньги туда вкладываются, называя это национальным проектом! Вопрос — что получим на выходе? Надо говорить о реальном подъеме сельского хозяйства, а не о вложенных рублях. Рыболовство — 0,74 процента налогов в бюджеты всех уровней. Полезные ископаемые — 1,2 процента.

А куда делось все, что было разведано? В этой ситуации мы ничего не имеем. Алмазы — развиваются на нашей территории, и у Архангельской области есть право первой ночи. У нас мог бы быть Гохран области. А пока разработка алмазного месторождения наносит нам только экологический ущерб. Как говорится, Ломоносов перевернулся бы, узнав, что этот ущерб делается под его именем. Имея огромный потенциал, область живет за счет России. И все потому, что команды, которая бы решала интересы региона, не оказалось. Есть хорошие управленцы. Но когда они что-то осуществили — их тут же отбросили. Посмотрите на непонятную ситуацию по теперь уже бывшим заместителям главы администрации области: вот они нам очень необходимы, а позже их выбрасывают без всяких комментариев. Такие действия оставляют на теле власти не просто пятнышки, они наносят гораздо больший ущерб, нежели мои высказывания. Или возьмем выполнение нацпроекта по жилью. Я не понимаю, почему деньги на ипотеку под гарантии области берут в одном банке под десять процентов, переводят в клиринговую палату, где добавляют еще два процента. И процент в результате получается гораздо выше, чем в других регионах. Откуда же будет дешевое жилье?

— Вы разговаривали с губернатором после критических выступлений в прессе?

— Да. Он посчитал мое выступление бессовестным, на что я спросил о его совести. Помнит ли он свои выступления в прессе в период выборов? Разговор не получился. Он предложил написать заявление по собственному желанию.

— Вы ведь с губернатором члены одной партии — «Единая Россия». Не пытались поговорить как однопартийцы?

— Это тоже невозможно. И вообще, считаю, такой политикой «Единой России» наносится большой ущерб.

— Когда готовились преобразования в вашем ведомстве, с вами советовались?

— Нет. Хотя я просил оставить специалистов на местах, это очень важно.

— Что вы собираетесь делать дальше?

— У меня отпуск 120 дней. При том честно заработанный за два с половиной года. Отгуляю его. А потом выйду на работу…