Три секунды, которые потрясли мир. Баскетбольному финалу в Мюнхене-72 – 50 лет

Три секунды, которые потрясли мир. Баскетбольному финалу в Мюнхене-72 – 50 лет
Фото: https://rus.team/
«Век» продолжает рассказывать о ярких победных страницах отечественного спорта. В среду вспомнили хоккейную Суперсерию-72 СССР – Канада (НХЛ). На очереди - баскетбольный финал на Олимпиаде в Мюнхене, в котором наши сенсационно победили американцев 51:50.

В ночь с 9 на 10 сентября 1972 года советские баскетболисты развеяли миф о непобедимости американцев на Олимпийских играх. До этого их триумфальная серия насчитывала без малого 60 матчей.

Сразу заметим: мало кто ожидал от сборной СССР, пробившейся в финал, победы. Звездно-полосатые всегда привозили на Олимпиады сильные и отменно обученные сборные, сформированные из студентов – будущих звезд НБА.

Эта американская команда три месяца готовилась на военной базе под Мюнхеном. Ее тренировал опытнейший специалист Генри Айба с двумя олимпийскими победами. Его подопечные исповедовали оборонительный баскетбол с зонной защитой. И сами проиграть, оголив тылы, попросту не могли.

Реклама на веке

Один из американских участников того матча впоследствии признался, что скрыл хроническую травму: «За мной выстроилась очередь из дюжины конкурентов, но я не собирался дарить им свою золотую медаль». Он нисколько не сомневался в исходе финала.

Советскую сборную возглавлял старший тренер ленинградского «Спартака» Владимир Кондрашин, который славился тонким коучингом (ведением игры), но не умел выбивать блага для игроков – квартиры, машины, премии. В отличие от своего главного конкурента Александра Гомельского.

В Мюнхен Кондрашин привез команду, собранную из разных клубов. В стартовой пятерке вышли московские армейцы Сергей Белов и Алжан Жармухамедов, ленинградский спартаковец Александр Белов и два тбилисских динамовца Михаил Коркия и Зураб Саканделидзе. Капитан сборной литовец Модестас Паулаускас неожиданно остался на лавке.

Баскетбольный финал перенесли на последний день Игр. Дело в том, что 5 сентября арабские террористы захватили в заложники, а потом расстреляли израильскую команду по борьбе. Олимпиаду на одни сутки поставили на паузу. Обсуждалось даже досрочное прекращение соревнований. Пришлось срочно вносить в программу коррективы.

Перед баскетбольным финалом копилка советской команды насчитывала 49 золотых медалей. И 50-я стала бы вишенкой на сладком торте наших побед, из которых особняком стоял триумф советского спринтера Валерия Борзова, победившего на дистанциях 100 и 200 метров, что стало ударом по престижу американского спорта.

А 8 сентября завершилась канадская часть Суперсерии-72, в которой советские хоккеисты на только развеяли миф о непобедимости заокеанских профессионалов, но дважды обыграли «Кленовых листьев». Эти успехи вдохновили наших баскетболистов.

В угоду американцам финал решили начать в 23:30 по местному времени, но в США матч в прямом эфире не показали. Как и в СССР – когда мяч ввели в игру, в Москве было около двух часов ночи. Историческую встречу показали у нас днем 10 сентября.

Попасть на финал было невозможно. Не нашли пропуск даже для самого председателя Спорткомитета при Совмине СССР Сергея Павлова. Он смотрел игру по телевизору. Молодой репортер ТАСС Всеволод Кукушкин просочился в зал буквально «под юбкой» Нины Ерёминой – главного голоса советского баскетбола. Ее все знали-уважали и никогда пропуск не спрашивали.

Против зонной защиты главное оружие – точные броски. С первых минут они пошли у советской команды. Героем первого тайма стал 28-летний атакующий защитник Сергей Белов. К перерыву на его счету было 16 очков. А всего он набрал 20 из 51-го. Но его затмил 21-летний однофамилец Александр Белов – относительно невысокий центровой (рост 202 см) с космическим вертикальным прыжком (93 см). Впрочем, об этом расскажем позже.

Американцам все время пришлось догонять убежавшую вперед советскую команду. Звездно-полосатые лишились одного из своих лидеров, удаленного до конца игры за стычку с Коркия. Этот размен был на руку нашим.

После перерыва разрыв достиг 8 очков, только тогда американцы перестроились на прессинг. На последней минуте второй половины звездно-полосатые приблизились к советским баскетболистам вплотную – 48:49. Подбор под чужим щитом забрал Александр Белов. До сирены оставалось 8 секунд. Ему следовало держать мяч до спорного, который назначили бы через 5 секунд. Трех секунд на атаку американцам вряд ли бы хватило, а ведь надо было бы еще выиграть спорный у атлета Белова.

Увы, наш молодой центровой выбрал ошибочное решение – отпасовать из угла поля по диагонали назад Саканделидзе. Американцы перехватили мяч и убежали в отрыв. Но грузин догнал соперника (благо бежал стометровку быстрее 11 секунд) и сбил его с ног чисто футбольным приемом. Но тот встал, отряхнулся, забил два штрафных и впервые вывел свою сборную вперед – 50:49.

Тут-то и начались чудеса. Сначала судьи не отреагировали на законный сигнал Кондрашина, пожелавшего взять тайм-аут. Потом при вводе мяча из-под нашего кольца ошибся хронометрист, включивший секундомер в момент ввода его в игру. Американцы тем временем высыпали на паркет и устроили кучу-малу, празднуя победу.

В этом момент у судейского столика вырос человек в бабочке с оттопыренными тремя пальцам поднятой руки – это был авторитетнейший генсек ФИБА шотландец Уильям Джонс. Вряд ли он симпатизировал Советскому Союзу, но американцев на дух не переносил.

С трудом удалось восстановить порядок на площадке, убрать с нее ошалевших от радости американцев и очистить ее от мусора.

Кондрашин вспомнил, как в одном давнишнем матче длинный пас в схожей ситуации точно отдал Иван Едешко – в той сборной запасной. В юности он занимался гандболом и запросто мог забросить мяч партнеру на пару десятков метров.

Неожиданно задачу Едешко облегчил американский центровой, первоначально размахивавший перед нашим разыгрывающим руками. Он почему-то отступил назад. Потом объяснил свой поступок указанием судей (болгарина и бразильца), которые якобы плохо говорили по-английски.

Едешко зашвырнул мяч к чужому щиту, Александр Белов не просто поймал его, а сделал это в противоборстве с двумя соперниками. И тут же отправил в кольцо.

Теперь вся советская делегация высыпала на паркет и организовала кучу-малу. Американцы же немедленно подали протест, который специальная комиссия рассматривала до утра. Вариантов было два –победа советской сборной или переигровка. Переигрывать было некогда. Тремя голосами против двух советскую сборную утвердили олимпийским чемпионом.

Решение комиссии весьма оригинально сообщил команде ее второй тренер Сергей Башкин: «Переигровка. Через четыре года в Монреале».

Американцы не вышли на награждение, их серебряные медали до сих пор хранятся в штаб-квартире МОК в Лозанне.

А переигровка состоялась не через четыре года, а через все 16 лет - в Сеуле-88, и не в финале, а в полуфинале. И опять выиграла сборная СССР, теперь под руководством Александра Гомельского.

Эти три секунды имени Александра Белова вызвали восторг. Мюнхенский финал лег в основу сюжета художественного фильма «Движение вверх». Сценарист сделал из капитана и комсорга сборной Паулаускаса антисоветчика, придумал, как вся команда отдает премиальные на лечение Александра Белова.

Однако в Мюнхене никто не знал о его тяжелой болезни. Саркома сердца (или панцирное сердце) впервые проявилась на сборе перед ЧМ-78 в Маниле. Герой мюнхенского финала был госпитализирован и уже не встал с больничной койки. Ему шел 27-й год.

Вдова Кондрашина пригрозила сценаристу судом, и тот изменил имя тренера-героя. Ранее ФИБА назвала Сергея Белова лучшим баскетболистом мира XX века, поставив его выше литовца Арвидаса Сабониса и югослава Дражена Петровича.

Реклама на веке
Ракета не воробей. Спикер Совбеза США проговорился о планах поставки Киеву «продвинутой артиллерии» Сенат США одобрил выделение $6,5 млрд на вооружение для Тайваня
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются