18+
  1. У небольших банков все меньше шансов выжить

У небольших банков все меньше шансов выжить

У небольших банков все меньше шансов выжить
Политика Банка России в отношении банков, не входящих в касту «госбанков и частных крупнейших», становится все более жесткой. С середины лета муссируются идеи ЦБ о введении новой лицензии для небольших банков, суть которых окончательно перекрыть им кислород для существования – дать новую лицензию с ограниченными возможностями.

Но Банк России придумывает новые, более изощренные способы, чтобы отозвать лицензию. Все больше банкиров жалуются на действия регулятора, которые решают отозвать лицензию у банка буквально «просто так». В самом Центробанке называют свои действия красивым словом «превентивная мера», суть которой – лишить работающий, прибыльный банк лицензии только потому, что он когда-нибудь в будущем будет себя «плохо чувствовать».

С таким отношением столкнулись акционеры санкт-петербургского банка «Тетраполис», у которого Банк России отозвал лицензию в сентябре 2016 года, которые из практически убыточного банка сделали прибыльную организацию. Но для регулятора этого было мало.

ЦБ не держит слово

В последние кризисные годы, когда у государства все меньше денег на поддержку экономики (точнее, поддержку частного бизнеса – госкомпании и госбанки оперативно получают помощь), от Центрального банка все чаще слышны призывы: акционеры должны спасать свои банки сами. То есть если у банка проблемы, но собственники покажут, что готовы своими средствами, без помощи государства, помочь банку, то Банк России это устроит. Главное – показать происхождение средств, и вывести банк на соблюдение всех нормативов.

Однако, теория не всегда сходится с практикой. К концу 2014 года Тетраполис, мягко говоря, находился не в лучшем своем состоянии (напомним – банк работает с 1991 года). Основатель банка Валерий Ковалев умирает в декабре, оставив его на попечение жене и сыну. Но те, решили, что лучше все-таки продать финансовый институт, и начали активно искать инвесторов. Что было сложно: капитал банка едва превышал необходимый минимум (на конец 2014 года был 308 млн рублей), на балансе банка было значительное количество необслуживаемых кредитов, число которых после смены собственника грозило резко увеличиться. Бизнес-план состоял только в том, чтобы поддерживать жизнедеятельность банка до прихода нового инвестора.

Но, несмотря на такое плачевное положение, нашелся инвестор, который был готов реанимировать банк. В течение четырех месяцев Александ Беляев с командой инвесторов оформляли сделку по приобретению Тетраполиса, при этом пройдя все регулятивные требования Банка России.

Как только новые акционеры пришли в банк, они в короткое время провели две операции по увеличению капитала банка: меньше чем за полгода собственные средства Тетраполиса были увеличены на 100 млн рублей. На этом акционеры не останавливались, и так как планировали активно развивать банк, инвесторы готовили новую эмиссию акций. В итоге, за год своего владения банков, новые акционеры смогли увеличить капитал Тетраполиса почти на 40% (до 428,6 млн.руб.)!

Именно этого требовал Банк России от владельцев банков – защищайте бизнес своими средствами, не за счет клиентов или государства. Беляев и другие акционеры тщательно выполняли заветы ЦБ, но столкнулись с тем, что к банку «прицепились» за не вовремя отосланные сообщения по трем операциям. Именно эта задержка стала формальной причиной для отзыва лицензии у Тетраполиса.

Возможно, такое печальное чувство юмора у Банка России: если такие нарушения идут от Сбербанка или ВТБ – то им штраф (а это самые распространенные нарушения у банков), а если речь идет о небольшом банке, то «прощай, лицензия».

Как изменился Тетраполис за год

Если смотреть сугубо на экономические показатели Тетраполиса – трудно к чему-либо подкопаться. С капиталом проблемы быстро решены не только путем его увеличения, но и расчистки баланса. Как известно, если у банка много плохих активов, кредитов, которые не обслуживаются, то банк вынужден создавать большие резервы, которые «давят» на капитал, приводят к его уменьшению. Кстати, важно отметить, что по новому кредитному портфелю, выданному после прихода новых топ-менеджеров, просроченных кредитов не было совсем (портфель новых кредитов оценивался в 150 млн рублей).

Понимая этот риск, новые акционеры самым тщательным образом подошли к проблеме расчистки баланса от «токсичных» активов. Часть плохого портфеля передали коллекторам, а по каким-то кредитом пришлось обращаться в суд с требованиями о взыскании просроченных долгов. Результаты планомерной работы не заставили себя ждать: всего за год банк реализовал «плохих» кредитов на сумму более 100 млн рублей (около 25% кредитного портфеля).

И все эти меры почти сразу же сказались на положительном финансовом результате, то есть прибыли. Если при бывшем владельце Тетраполис иногда работал с убытком, то при новых акционеров у банка не было ни одного месяца, когда бы он не получил прибыль. Сумма доходных активов за год выросла вдвое до 1,11 млрд рублей, а рентабельность капитала выросла с 2,38% до 5,43%, что соответствует средней рентабельности по банковскому сектору в текущем году. За последний год Тетраполис прошел несколько внеплановых проверок ЦБ по разным операциям, в том числе и по средствам в кассе (показывает, что банк ликвиден, реально работает). Ни одного замечания у регуляторов к состоянию банка не было. Тем более странно, что зная финансовое положение и рабочее состояние Тетраполиса, ЦБ решился все-таки на крайнюю меру.

Кстати, уже после отзыва лицензии у Тетраполиса, в банковских кругах отмечали, что с точки зрения финансового положения, Тетраполис стал вполне устойчивым, и косвенным признаком этой версии стало то, что временная администрация банка Тетраполис направила в суд ходатайство не о банкротстве, а ликвидации банка. Тем самым признав, что активы банка здоровы.

Роковое соседство

Но при всех успехах и правильных действиях, менеджеры Тетраполиса совершили одну ошибку (правда, результатов ее никто не смог бы предсказать). Новая стратегия банка предполагала наличие офисов не только в Санкт-Петербурге, но и в Москве. Первый офис был на Кутузовским проспекте, а со вторым допофисом произошла «осечка» - его открыли в Орликовом переулке. Как вспоминает один из менеджеров банка, тогда эта идея казалась привлекательной: место в центре столицы, в этом же переулке по соседству находились и другие банки. При такой концентрации можно хорошо сэкономить на рекламе и привлечь внимание клиента просто своим расположением.

Но судьба (и Центробанк) распорядились иначе: практика показывает, что теперь если у кого-то Банк России отзывает лицензию, то банки-соседи тоже должны ждать к себе «непрошенных гостей». Поскольку отзыв лицензии у одного создает негативный фон для других банков, находящихся в том же здании. Тетраполис пострадал именно из-за плохого соседства: вначале ЦБ отозвал лицензию у РУБанка, а потом и у Тетраполиса. Причина, как говорилось выше – не вовремя отправленные несколько сообщений. И все.

Уже потом ряд СМИ начал распространять ложную информацию о наличии «тетрадок» в банке, то есть неучтенных обязательств банка перед вкладчиками. Но эти слухи легко опровергаются тем, что временная администрация в Тетраполисе этих «тетрадок» не нашла, а напротив, подтвердила отсутствие расхождений между учтенными обязательствами банка и фактическими данными.

ЦБ «бьет» на опережение

По мнению многих банкиров – и это косвенно подтверждают источники, близкие к руководству Тетраполиса, в последнее время в Банке России решили действовать «на опережение», то есть отзывают лицензию у вполне здорового, работающего банка (чаще всего – небольшого). Никаких доказательств ухудшения ситуации в банке нет, но регулятор считает, что такие риски могут быть. И это достаточная причина, чтобы погубить банк одним росчерком пера «надзирателя».

Судя по всему, сегодня любой из банков, не входящий в топ-30, может столкнуться с этаким «гаданием Центробанка на кофейной гуще»: сегодня ты не виновен, но вдруг завтра будешь. Несколько лет назад руководители Центрального банка боролись за права иметь «мотивированное суждение», когда они могут принимать решения исходя из обоснования мотивов, но не фактов. Это международная практика, но в России она принимает, пожалуй, оборот «немотивированного суждения».

И если российский Центральный банк так понимает свою задачу: рушить банки только потому, что ему показались будущие проблемы банка, то ему – в первую очередь председателю Банка России Эльвире Набиуллиной, стоит познакомиться с опытом работы регуляторов в других странах. Они дают шанс работать банкам любого размера, и принимают решения только по фактам деятельности банка. И если собственники, акционеры, готовы финансово поддерживать банк, то разумнее оставить его работать, обслуживать клиентов. А не с шашкой наголо косить банковскую систему, избавляясь от неугодных игроков.

Впрочем, будем надеется, что скоро ситуация изменится, ведь в следующем году будут выборы нового председателя Банка России. Который не будет работать во вред финансовой системы страны.

Правда, банков, у которых отозвали лицензию несправедливо, уже не вернешь, а завоевывать доверие инвесторов по вкладыванию средств в капитал российских банков придется еще очень долго.

Последние новости