18+
  1. У социализма по-прежнему небритое лицо

У социализма по-прежнему небритое лицо

У социализма по-прежнему небритое лицо
Задолго до наступления осени территория Сокольнического парка окрасится в красно-желтые тона. В четверг, 25 июня, здесь пройдет IV съезд «социалистической» партии «Справедливая Россия».

На «левый марш» предполагается собрать около двух тысяч делегатов из России и ближнего зарубежья, из одной только Украины ожидаются представители четырех близких мироновцам по духу партструктур. Главным пунктом повестки съезда эсерами анонсируется презентация новой программы, которая по сравнению с прежней обновилась на 40%.

Для того, чтобы предположить, что же нового может появиться в декларациях современных российских «леваков», стоит копнуть пусть и недолгую, но достаточно бурную историю становления «Справедливой России», которая за годы своего существования так поднаторела в подковерных интригах. Кажется, пусти эту энергию эсеров на дело социалистической революции – реять бы уже над миром знамени IV-го Интернационала. А начиналось все с образного выражения Владислава Суркова, который, объясняя, что власти трудно держать равновесие, стоя на одной ноге («Единой России»), отвел сторонникам Сергея Миронова роль «второй ноги», левой. И, несмотря на то, что «единороссы» давно называют себя не «правыми», а центристами, это амплуа «Справедливой России» осталось в цепкой памяти избирателей.

Впрочем, в реальности, по мнению президента исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаила Тульского, эсеры никогда не были «второй ногой» власти, в первую очередь – потому, что никто им такой роли и не давал. «Партстроительство было тогда отдано Путиным на откуп Суркову, который и не собирался делать из эсеров никакой «второй ноги», - сказал эксперт «Веку». – Когда Путин решил избавиться от рогозинской «Родины», к нему обратился Миронов с предложением занять освобождаемую патриотическую нишу. И, хотя Путин согласился, Миронов долго не мог получить федерального телеэфира – Сурков не давал. Миронов пожаловался президенту, тот приказал эфир предоставить. Сурков вместо этого выступил на конференции депутатов мироновской «Партии жизни» со знаменитой речью о «второй ноге», однако, стенограмму своего выступления публиковать запретил, поскольку сделано оно было не для общественности, а для Путина – «мол, ваше распоряжение выполнено», Миронов «легализован». Эфир Миронову дали, правда, всего на пару месяцев. Летом 2006 года Сурков ушел в отпуск, Миронов с Бабаковым дали совместную пресс-конференцию об объединении, и тогда на новую структуру обрушилась мощная критика со стороны федеральных СМИ. В качестве защитной реакции на сайте «Партии жизни» и была опубликована запрещенная стенограмма. Сергей Миронов стал официальным противовесом «Единой России».

Поддержки со стороны Владимира Владимировича Сергей Михайлович не забыл. Он одним из первых озвучил необходимость «третьего президентского срока», что из уст спикера Совета Федерации звучало весьма весомо, хотя и вступало в противоречие с «оппозиционным» имиджем главного эсера страны.

А потом случилась выборная кампания кандидатов в депутаты Государственной Думы, в которую объединенная партия «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь» вступила под красно-желтым знаменем. По стране колесил актер Валерий Золотухин, выходя под этим знаменем на сцены районных Дворцов культуры и напевая песню из кинофильма «Бумбараш», Сергей Миронов провозглашал торжество «новой левой идеи» с трапа своего спикерского самолета, элита на местах, которой не досталось места в списках «Единой России», отчаянно оппонировала партии власти в региональной прессе. Полноцветная газета «Справедливая Россия» выходила миллионными тиражами. Миронова не выбивала из седла ни презрительная кличка «выхухоль», запущенная в обиход не без подачи Суркова, ни ироничные комментарии Зюганова о партии «небритого социализма». Сергей Михайлович бриться не собирался, а «левая нога» готова была нанести решительный пинок «правой», пока Владимир Путин на объявил о своем согласии возглавить «Единую Россию». Это случилось за пару месяцев до выборов, и более тяжелого урона эсерам нанести было трудно. В половине регионов предвыборные штабы мироновцев свернули работу – зачем тратить деньги, если и так все ясно? По той же причине закрылись штабы «единороссов» в другой половине регионов.

Как говорят, именно тогда пресс-секретарь Совета Федерации Юрий Козлов убедил Миронова сделать перед самыми выборами нестандартный ход, включив в федеральный список эсеров одиозную фигуру, которая могла бы привлечь к «Справедливой России» молодого и продвинутого избирателя. Такой фигурой стал зять Козлова, писатель и певец «социального дна» Сергей Шаргунов, лидер молодежного движение «УРА!». Выступив на предвыборном партийном съезде, Миронов объявил начало эпохи строительства «социализма XXI века», а на сладкое, во время подхода к прессе, представил общественности третий номер федерального списка. Пока общественность обсасывала сенсацию, Миронову, видимо, дали почитать роман Шаргунова, который так и назывался – «УРА!». «Хорошие, хорошие вены, - шептал Макар, - выпуклые. - И белизна

заходила в вену, растворяясь в Шаргунове Сергее. Все. Вытащили шприц. Ватка. Я откинулся. Черные Алисины трусики полетели мне на лицо». Может быть, эта фраза смутила Сергея Миронова, а быть может, размышления автора о неотвратимости гомосексуальных соблазнов, а возможно, и угроза «блока пенсионеров» выйти из партии и его искреннее негодование по поводу «молодого политика» со стороны партийцев-пенсионеров. Так или иначе, Шаргунова из списка исключили.

Важный эволюционный этап в жизни «Справедливой России» наступил со сменой президента. После избрания Медведева президентом «единороссы» выдвинули инициативу преобразовать страну в нечто вроде парламентской республики, где главную роль играет не президент, а Государственная Дума во главе с премьер-министром (и одновременно лидером партии власти). Первым против этого резко возразил именно Миронов, тем самым, сделав резкий и недвусмысленный крен в сторону нового президента. То же самое вынужден был сделать и его давний недоброжелатель Владислав Сурков, который, как известно, в противовес фигуре Медведева двигал Сергея Иванова. И когда Сурков понял, что остается работать в команде нового президента, он резко переориентировался. «Медведеву он говорил, что все, что ему приходилось делать раньше, он делал исключительно по воле Путина, - говорит Михаил Тульский. - Меня, мол, заставляли. И в этой связи ему пришлось изменить и отношение к «Справедливой России», которая, как известно, предлагала Дмитрию Медведеву возглавить свой предвыборный список, недвусмысленно обозначив свои приоритеты и симпатии после смены власти в стране. И Сурков сам предложил Миронову заключить некое «соглашение о ненападении».

По информации эксперта, Сурков на этот раз пошел дальше обещаний и деклараций. Он начал в кулуарных беседах с представителями региональных элит доводить до сведения необходимость поддерживать в качестве «второй партии» не ЛДПР, как это было раньше, а «Справедливую Россию». «В результате мы видим на примере выборов 2008 года, что в тех регионах, где результаты фактически рисуются, а именно – Чечня и Кемеровская область, на втором месте после ЕР оказывается СР. В то время как еще в марте 2008 года на этом месте стояли жириновцы», - говорит Михаил Тульский.

Как же сможет Сергей Миронов использовать этот неожиданно свалившийся политический капитал? По мнению генерального директора Центра политической информации Алексея Мухина, будущее «Справедливой Росси» вполне вписывается в формат общеевропейской социал-демократической тенденции. С теми же самыми проблемами, что и у европейцев. «Вообще, респектабельный чиновник во главе «левацкого» объединения – это черта времени, это вполне по-европейски. То есть, несмотря на декларативный радикализм, Миронов любит подчеркивать свою аффилированность с властями, позиционируя себя как лидера партии власти, - сказал Мухин «Веку». – И в этом амплуа партия имеет возможность, кстати, получать доступ к бюджетным средствам, понемногу отвоевывая у «Единой России», пользуясь ее ошибками, местом под политическим солнцем. Но, как бы это не звучало банально, денег не бывает много. И как бы Миронов не говорил о том, что с финансами у партии все в порядке, это не так. По традиции СР все свои большие надежды возлагает на государственное обеспечение, пренебрегая частными инвесторами. В партии просто нет менеджера должного уровня, способного исправить ситуацию. К тому же один из главных спонсоров партии – Александр Бабаков – в результате партийных интриг и идеологических разногласий с Левичевым понемногу «задвигается» на задний план. И урезание «частного капитала», конечно, уменьшает политическую прыть эсеров».

Поэтому, по словам Мухина, будущее партии Миронова сегодня напрямую зависит от того, сможет ли она освоить часть бюджетов, которые выделяются «на политику» «Роснефтью» и «Газпромом». Львиная доля их спонсорского капитала сейчас достается «единороссам», Миронов хочет перераспределить денежные потоки в свою пользу. «Насколько мне известно, он сейчас ведет активные переговоры по этому поводу, однако, делает он это несвоевременно, - говорит эксперт. – Эти структуры сегодня сворачивают свои «аутсорсинговые» проекты. В итоге с Бабаковым эсеры расплевались, новых олигархов – не вырастили».