18+
  1. Украсть у русского!

Украсть у русского!

Украсть у русского!
Московский городской суд отменил постановление Мещанского суда, приговорившего правозащитника Андрея Руднева к лишению свободы на пять лет. Якобы за приобретение наркотика «у неустановленного лица в неустановленном месте». А на самом деле — за то, что мешал «творческим личностям с Юга России».

Украсть хотя бы кошелек, если уж не получается украсть дом или кусок жизни. Абхазец Сергей Салия придумал, как превращать жилье заемщика в достаточно привлекательный залог для обеспечения кредита и обойти российское законодательство, запрещающее лишать человека единственной крыши над головой. Салия и его подельники назначали своим жертвами встречи в офисе «Смоленского банка» (у которого на днях отозвали лицензию!), убеждали, что «Вы ничем не рискуете!», получали подписи под договорами, содержащими двусмысленные формулировки.

Ловушка для заемщика состояла в том, что договор купли-продажи с оплатой долгового обязательства по нему в виде векселя банка и кредитный договор с залогом в качестве обеспечения этого же векселя между собой никак не связаны. Ни в одном из них не было встречного обязательства вернуть квартиру. Если и имели место договора обратного выкупа, то, как правило, в единственном экземпляре, который оставался на руках Кредитора, что не позволяло Заемщику требовать вернуть квартиру при погашении кредита. И несчастную жертву махинации выселяли на улицу.

В родной г-ну Салии Абхазии в подобных ситуациях принято стрелять или бросать во врага гранаты. Но русские – народ мирный, если не сказать – замордованный. Но только до поры, до времени… Если бы жертвам не встретился «чересчур честный» юрист Андрей Руднев, стараниями которого некоторые квартиры удалось отбить у захватчиков и даже возбудить уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ — печальная история вполне могла обернуться серией групповых самоубийств. Как уже бывало в разных концах страны.

Упаси Боже, я не берусь утверждать, будто Салия, оставивший без квартир несколько сот чересчур доверчивых москвичей, больший злодей, чем «лица коренной национальности», сплошь и рядом творящие подобные злодейства в куда больших масштабах, чем г-н Салия, в сентябре прошлого года арестованный одновременно с обысками в «Смоленском банке». Но, начитавшись газетных историй про то, как в «благодарной за спасение от грузинского геноцида» Абхазии массово отнимают дома и квартиры у русских (только потому, что отнимать больше нечего и не у кого !) начинаешь замечать густой «национальный колорит» у творящегося у всех нас под носом.

Операм линейного отдела полиции на Казанском вокзале «кто-то позвонил» и «дал наводку на слишком честного юриста Руднева». (Кто именно — робкая судья не стала спрашивать!). А при обыске сверток с 16,7 граммами низкокачественного героина якобы «выкатился из пакета с продуктами, когда его вытаскивали из бокового кармана сумки». Зачем тащить в Москву низкокачественный героин, если в столице легко купить высококачественный?! И что за чудо – на свертке, якобы лежавшем рядом с жаренным мясом, не обнаружено никаких следов «соседнего продукта». И вообще ничьих следов!

В Мещанском суде оперскую «сказку» приняли с трогательной детской доверчивостью. Не посмотрев на то, что подсудимый — ещё ничем не замаранный абсолютно благополучный хорошо обеспеченный физически и психически здоровый человек, не имеющий ни малейших поводов для приема наркотиков. Даже от скуки.

Вряд ли устроители балагана не ведали, что показания свидетеля Руднева, неоднократно зафиксированные в материалах дела о мошенничестве с квартирами – уже не опровергнуть. Так что затея с подбрасыванием наркотика всего лишь месть разъяренного «процессуального оппонента». И только!

В прошлом году в эфир «Первого Канала» едва не вышла телепередача «Метла» с участием Руднева и директора «Смоленского банка г-на Шитова. Банкир надеялся сокрушить «очернителя безупречной репутации», но результат был достигнут обратный.

Руднев привел доказательства, что одна из украденных Салией квартир оказалась в собственности матери следователя, нежно дружившего со «Смоленским банком». Пришлось банку напрягать все усилия, чтобы передача не вышла в эфир.

Видеозапись по сей день хранится у следователя Гришина в СЧ ГУ МВД России по ЦФО И вот 9 января г-на Руднева задержали полицейские на Казанском вокзале, якобы получившие оперативную информацию и словесное описание внешности человека, везущего наркотик в багаже. В процессе следствия и на суде ни один из оперативников не смог внятно объяснить. почему при перетряхивании вещей задержанного «выпал» всего один предмет – крошечный сверток с «камнеобразным веществом», позднее оказавшимся весьма низкокачественным героином и почему обыск проводил один опер, а протокол подписал другой!

С момента ареста Руднева за дело брались три следователя, ничего даже не начинавших делать. А четвертую, Е.И. Гоманок, приступившую к работе в конце февраля, месяц спустя уволили. Вроде бы за то, что настаивала на обвинении по первой части статьи 228 УК, предусматривающей лишение свободы от 3 до 10 лет, а «кураторы дела» требовали вторую часть статьи, где наказание уже до 15 лет. Сдававшая дело в суд следователь Корягина даже подала рапорт начальству (он приобщен к материалам дела!)что обвиняемому и до ареста и после него идут электронные письма с угрозами, что его посадят в тюрьму за беспокойство, которое он причинил честным труженикам из «Смоленского банка», под крышей которого трудился г-н Салия..

В ходе судебного разбирательства про угрозы в адрес Руднева, полученные по телефону или по электронной почте, говорили многие свидетели. (л.д.139-142) Но почему то «слуги Закона» и не подумали установить источники этих угроз. Хотя технически это легко реализуемо. Ни допрошенные свидетели-опера, участвовавшие в обыске Рудневани понятые не смогли точно пояснить, где и как было обнаружено наркотическое средство. Никакой дырки в пакете, откуда якобы выпал наркотик, они не видели. И объяснить, почему «выпал» легкий наркотик, а не тяжелые продукты, тоже не смогли. Проблема земного тяготения, похоже, их волнует лишь когда слишком много примут на грудь.

Допрашивали «слуг Закона» по сложившейся практике в стиле «театра абсурда»: «Вы подбрасывали обвиняемому наркотик, вам кто-нибудь приказывал это сделать?!» «Да что вы, что вы – мы самые безгрешные в МВД!»

Ну, как можно обижать абсолютно святых людей ещё и вопросом – почему они не позволили задержанному Рудневу внести в протокол подробности того, кто и как подбрасывал ему наркотик?! Зато в приговоре Мещанского суда отсутствие в протоколе ( не имеющем подписи задержанного!), собственноручных комментариев Руднева по поводу действий изрядно пьяных оперов стало основанием, чтобы поставить под сомнение все последующие показания обвиняемого. Ну не станет же судья Максимова посягать на суверенное право опера пить в рабочее время на рабочем месте, с трудом соображая, кто, где должен расписываться в протоколе. Отказавшись признать пьяные каракули оперов в протоколе недопустимым доказательством, судья была абсолютно неоригинальна.

Подобные фокусы изо дня в день проделывают сотни её коллег по всей России Одной невинной жертвой больше, одной меньше…какая разница?! Шоу должно продолжаться, а отчетность пополняться! УПК для судьи не Священное Писание! Пикантно, что «редактируя» протокол судебного заседания с целью скрыть участие в захвате на Казанском вокзале заложника опера Шубина, который непосредственно и подбрасывал наркотик Рудневу, судья тем самым лишь подтверждает все доводы защиты и выдаёт преступника в мундире, переодевшегося в штатское, когда «шёл на дело». Если бы защита не вела аудиозапись судебного заседания – сегодня ничего не возможно было бы доказать. Но в распоряжении Мосгорсуда помимо фальсифицированного протокола ныне есть и диски с записями, уличающими судью Максимову в служебном подлоге.

Допускаю, она не сообщник оперов, а просто несчастная жертва «сложившейся правоприменительной практики». Ну, какое ей дело до нескольких сот жертв афериста Сергея Салии, оказавшихся без крыши над головой?! Сами виноваты, что, пожелав улучшить свои жилищные условия, потеряли то, что уже имели. Не вчитавшиеся в финансовые документы доверчивые люди исковеркали жизнь самим себе. А судья Максимова, не желая вчитываться в ту липу, которую ей подсунули опера и следователи, хладнокровно гробит чужие жизни. Почему то совершенно не опасаясь проверки дела, всё ещё продолжающейся в Генеральной прокуратуре.

Нельзя сказать, что на жалобы Руднева, рассылаемые из тюремной камеры, никто не реагировал. Оперативники, изучив написанное, дружно стали утверждать, что опер Лагутенков действительно был в пуховике, из рукава которого, по словам Руднева. скорее всего и «выпал» сверток с героином. Но перед началом обыска опер якобы пуховик снял и остался в джемпере, облегающем руки. И якобы в силу свершившегося «переодевания» при всём желании не мог бы ничего подбросить своей жертве. И конечно же очень поучительной стала судьба уголовного дела, возбужденного против Салии в юго-Восточном округе Москвы ещё в 2010 году…. Его своевременно перехватил сотрудник Главного Следственного управления ГУВД Москвы Несмачный.

Этот виртуоз сумел обвиняемого сделать потерпевшим, а потерпевшую обвиняемой. Потерпевшую осудили. Её квартирой завладела мать следователя… Когда эти подробности стали известны – следователь тихо уволился со службы. И никто его не пытается преследовать за свершенное преступление.

Жертвы г-на Салии и «Смоленского банка» писали во все инстанции, что случившееся с «народным заступником» есть гнусная провокация продажных «слуг Закона»,живущих по принципу «Лучший знак дружбы – предоплата!».. Но отчитываться наши «органы» хорошо научились ещё «при Советах» — и по любому поводу. Что же теперь, великим труженикам лишаться « персональных надбавок к зарплате»?! Опять же г-ну Керенцеву, бывшему заместителю начальника УВД ЦАО, перебравшемуся на должность вице-президента московского филиала «Смоленского банка» нужно было доказать своё умение черных кобелей отмывать добела. Так что ничего личного, только бизнес!