18+
  1. Увязшие в рыбе

Увязшие в рыбе

Увязшие в рыбе
В ближайшее время может быть воссоздано Министерство рыбного хозяйства, которое сконцентрирует в себе все функции по контролю в рыбной отрасли. Решение вопроса стопорится тем что чиновники не могут поделить между собой право контролировать денежные потоки идущие от продажи биоресурсов.

Ни для кого не секрет, что рыболовство, как и многие другие отрасли, начало разваливаться в начале 90-х. К примеру, СССР продавал за границу около 20% рыбной продукции, другая же часть попадала на прилавки магазинов. На сегодняшний же день большая часть рыбных ресурсов уходит «за кардон», причем средства идут не в Россию, так как часть вылавливается браконьерами, а другая часть продается нашими же рыбаками в иностранных портах.

По словам бывшего советника заместителя министра сельского хозяйства России А.Д Левковича, «состояние рыболовецкого флота также оставляет желать лучшего. Большинство компаний осуществляют вылов на устаревших кораблях, что повышает риски и понижает эффективность добычи морепродукции. Судите сами, под российским флагом ходит почти 3 тысячи судов, но большую часть рыболовецкого флота следовало бы списать. Отслужили положенный срок 67 процентов траулеров и сейнеров. Если флот срочно не обновлять, то лет через 10 добывать рыбу будет не на чем. Кстати, в советское время большую часть рыбы добывали в Мировом океане, сейчас - только 10 процентов. Мы сами сдали свои позиции в мировом океане и ведем вылов у собственного берега. При этом десятки наших судоверфей простаивают, квалифицированный персонал распущен».

Следует отметить, что такому положению дел способствовали и сами руководители Росрыболовства. К примеру, бывший начальник Госкомрыболовства (предшественник Росрыболовства) Юрий Синельников продал португальскому бизнесмену Мануэлю Катарино все квоты на вылов трески, которые Россия по международному договору ежегодно выделяет Норвегии. На сделке Катарино заработал $1 млн 600 тыс. Вскоре португалец был назначен вести финансовые дела мурманского государственного унитарного предприятия «Севрыбпромразведка», руководить которым Синельник назначил своего одноклассника Рыхлова. В партнеры «Севрыбпромразведки» были избраны норвежская рыболовная компания «Древик трейдинг», глава которой у себя на родине находится под судебным расследованием. Рыбодобыча российских флотов резко снизилась. По данным самого рыбного ведомства — на 7 %.

Когда рыболовством руководил экс-губернатор Приморья Евгений Наздратенко, коррупция в этом ведомстве и вовсе достигала беспредельных размеров. В российских СМИ писали, что чиновники рыбного ведомства «осуществляли вымогательство взяток у японских рыболовных компаний за право промысла дрифтерного лосося в исключительной экономической зоне Российской Федерации». Сбор «мзды» осуществляется из расчета 130-150 тысяч долларов США с каждого судна. В 2002 году число японских судов составляло около 60. Всего японские компании «Докэйрен», «Хокую», «Дзэнкэйрен» заплатили за право лова 869 миллионов японских иен, или $7241 взяток.

Не забывал Наздратенко и себя. Так, в 2003 году половину промышленных квот отдали Приморскому краю в ущерб Хабаровску и Магадану. Наздратенко предлагал оставить им всего 10% квот, хотя длина береговой линии в этих регионах в 4 раза больше, чем у Приморья. Чтобы обосновать это решение, в Приморье все ржавые суда регистрировались как рыболовецкий флот. Когда правительство не прислушалось, Наздратенко стал затягивать выдачу квот и перераспределил их по собственному усмотрению. Причем не только между регионами, но и между фирмами. Любопытно, что перераспределение происходило в пользу тех фирм, где у Наздратенко был собственный коммерческий интерес.

Пришедший вслед за Наздратенко г-н Ильясов в рыбе понимал столько же, сколько поп в машиностроении. Он был переброшен сюда из бывшего Министерства по делам Чечни, где, собственно, также себя никак не проявил.

В результате, за все это время так называемого «реформирования» отрасли функции Госкомрыболовства были поделены между 16 ведомствами.

Недавно назначенный глава Росрыболовства Андрей Крайний пришел вроде как реформировать отрасль.

Что же он предлагает? Внешне все выглядит разумно. По мнению Крайнего, следует полностью запретить вывоз продукции промысла водных биоресурсов, добытых в исключительной экономической зоне РФ, минуя таможенную территорию России, чтобы ликвидировать возможность направления рыболовецких судов в рыбные порты Японии, КНР, Китая и Северной Европы из зон промысла, сейчас являющегося основой «серого» экспорта рыбных ресурсов.

Как сообщили «Веку» в Росрыболовстве, «одна из основных наших задач - это заставить наших рыбаков отгружать продукцию в российских портах. В настоящее же время они заинтересованы делать это за границей. Там и пошлины меньше, и товар принимают быстрее».

Однако, как рассказал нам один из чукотских рыбаков, дело даже не в пошлинах. Чтобы в нашем родном порту сгружать рыбу, предстоит пройти столько бюрократических препонов, что выйдет себе дороже. Надо заплатить таможенникам, рыбинспекции, СЭС, потрепать себе нервов. В результате, никакой прибыли нет.

По мнению Крайнего, другой неотложной мерой должно стать резкое снижение объема квотируемых объектов водных ресурсов. А затем перейти к наделению сохраняющимися квотами не предприятий, а промысловые суда в зависимости от их промысловых возможностей, это уничтожит существующий сейчас «серый» рынок торговли квотами.

В этом предложении, действительно, есть логика. Если посмотреть, между кем сейчас распределяются квоты, то можно найти много любопытного. К примеру, такой квотой сейчас может обладать предприятие, у которого на балансе одно-два «дырявых» судна. На деле же право на вылов покупается, а затем перепродается частникам.

Впрочем, это не помешает одному судну добывать рыбу по квоте другого.

Еще одним довольно здравым предложением Росрыболовства является создание ОАО «Росрыбфлот» для строительства промысловых судов и организация четырех рыбных бирж.

Кроме того, Крайний считает необходимым воссоздание рыбного министерства, что-то вроде Госкомрыболовства, с передачей ему функций, которые в настоящее время распределены между дюжиной различных ведомств.

Минсельхоз, в принципе, согласен с предложениями Росрыболовства, но выступает против передачи ему всех функций. Оно и понятно, ведомство Гордеева, который не хочет выпускать из своих рук такой лакомый кусок, как распределение рыбных квот.

Получается, что, с одной стороны, обе госструктуры едины в намерении реформировать отрасль, но с другой - не могут поделить между собой жирный рыбный кусок.

На этот счет хорошо высказался первый вице-премьер Сергей Иванов, который заявил, что «эта отрасль - одна из самых коррумпированных в стране, и ничего не меняется. Я считаю, что уже настало время принимать серьезные организационные решения и найти одного ответственного».

Вот только ответственность, судя по всему, никто брать на себя не хочет, зато есть огромное желание контролировать «рыбный поток».