18+
  1. Тимченко отдает государству риски

Тимченко отдает государству риски

Тимченко отдает государству риски
Геннадий Тимченко отказался от генподряда на строительство Керченского моста. «Стройтрансгаз» хочет минимизировать свои риски, переложив их на ФГУП при Спецстрое, но из проекта не уйдет, помня о прибыли. А ведь недавно владелец Volga Group чуть ли не рвал на себе рубаху, заявляя о готовности отдать свои активы государству.

«Стройтрансгаз» не готов брать на себя риски и расходы в ходе возведения 19-километрового моста через Керченский пролив, хотя ранее считалось, что генподрядчиком проекта, соединяющего Крым и краснодарскую Тамань, выступит именно компания Геннадия Тимченко. Однако теперь правительство услужливо может переложить все риски на плечи ФГУП при Спецстрое, а «Стройтрансгаз» останется в субподрядчиках.

На изменении своей роли в проекте компания Тимченко стала настаивать после того, как узнала о жестких условиях госконтракта, говорят двое чиновников, знакомых с ходом переговоров, сообщают «Ведомости». Генподрядчик должен взять на себя риски проектирования, обязаться не превышать предельную цену строительства в 228,3 млрд рублей и иметь банковскую гарантию на 30% стоимости строительства.

Такая гарантия для крупных подрядчиков стоит 1-1,75% годовых, так что генподрядчик мог бы потратить только на нее от 2,7 млрд до 4,6 млрд рублей за четыре года строительства, подсчитали эксперты. Сам объект технологически сложен и непредсказуем – в ходе строительства он может взлететь в цене.

В правительстве говорят, что вопрос о новом генподрядчике пока обсуждается. На субподряд ранее соглашался «Мостотрест» Аркадия и Игоря Ротенбергов, а теперь, видимо, к ним присоединится и «Стройтрансгаз» Тимченко. Если ответственность за проект переложат на Спецстрой, ему придется перераспределять силы с военных объектов и космодрома «Восточный», а также искать специалистов – агентство Минобороны никогда не строило крупных мостов. Зато субподрядчики получат гарантированную рентабельность.

«Тимченко очень расчетливый «бизнесмен». Это хотя бы видно по истории со стадионами, которые его компания строит к Чемпионату мира по футболу в России, - заявил «Веку» вице-президент компании «Золотой монетный дом» Алексей Вязовский. - Изначально власти хотели потратить на каждый стадион в Волгограде и Нижнем Новгороде не более 13-15 млрд рублей. Но Тимченко включил лоббистский ресурс, и цена выросла до 20 млрд. Глупо полагать, что в истории с мостом не случится то же самое. Риски берет на себя государство в лице ФГУП Спецстроя, а все прибыли достанутся «Стройтрансгазу».

Керченский мост считается самым дорогим инфраструктурным проектом в новейшей истории. На него заложено 246 млрд рублей – почти треть от всей федеральной программы развития Крыма и Севастополя до 2020 года (680 млрд рублей). Скинув все риски на государство, Геннадий Тимченко очень ловко снимет «сливки» с доходов от проекта и получит звание «одного из создателей» стратегического мегаперехода.

А ведь еще недавно ближайший друг Владимира Путина уверял, что хоть завтра готов отдать все свои активы государству. «О себе могу сказать четко и определенно: если понадобится, завтра же передам все государству. Или на благотворительность. Лишь бы пошло на пользу, - заявил предприниматель в интервью ИТАР-ТАСС. - Мы с женой много раз обсуждали тему. Лично нам миллиарды не нужны».

Действительно, куда деваться от миллиардов миллиардеру Тимченко (по версии Forbes, состояние владельца люксембургской Volga Group оценивается в $15,3 млрд)? В портфель его активов входят также газовый концерн «НОВАТЭК» (23%), 30% акций угледобывающей компании «Колмар», «Трансойл» (80%) - крупнейший российский частный железнодорожный оператор, занимающийся нефтеперевозками, «Сахатранс», строящий перевалочный комплекс в порту Ванино. Там же 32,3% акций газо- и нефтеперерабатывающей компании «Сибур», более 60% акций уже упомянутого «Стройтрансгаза», 12,5% акций страховой группы «Согаз», 49,1% акций германского страховщика Sovag, 7,8% акций банка «Россия», «Акваника» - производитель одноименной питьевой воды и напитков под брендом «Министерство газировки» и 50% Hartwall Arena в Хельсинки, на которой местный ХК «Йокерит» проводит матчи регулярного чемпионата КХЛ.

В нынешнем году Геннадий Тимченко продал свои доли в компаниях: Gunvor International B.V. (владел 43,5%) и ее дочерних фирмах; «Русское море» (30%); ООО «Авиа групп» (70%, владеет бизнес-терминалом в аэропорту «Шереметьево»); ООО «Авиа групп норд» (74%, владеет бизнес-терминалом в аэропорту «Пулково»); финляндском авиаперевозчике Airfix Aviation Oy (99%); нефтяном трейдере IPP Oil Products (50%); шведском производителе и торговце древесиной Rorvik Timber (50%).

Что-то не было видно сообщений о том, что господин Тимченко пожелал отдать выручку государству или пожертвовать ее на благотворительность. Зато Геннадий Николаевич критикует другие благотворительные проекты, например, The Giving Pledgе Билла Гейтса или Уоррена Баффета. «Придуманная американскими филантропами идея (передать часть своих состояний на благотворительные программы – ред.) наделала много шума. Пока не вполне ясно, как именно она осуществится на практике… Разговоры же о том, как кто-то что-то куда-то когда-то пожертвует... Вижу здесь элемент игры и лукавства», - видимо, со знанием дела говорит Тимченко.

У гражданина Финляндии и налогового резидента Швейцарии, по его словам, «не вызывают доверия» эти американские миллиардеры. Но можно ли доверять самому Тимченко, который спешит минимизировать свои риски и переложить их на государство, которому еще вчера якобы «был готов» передать свои активы?

«Еще несколько лет назад Олег Дерипаска в интервью американскому изданию сказал, что большинство олигархов России понимают: их собственность – это то, что государство выделило им в пользование, и они вполне готовы по команде вернуть ее обратно, - напомнил «Веку» директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. - Конечно, Тимченко не входит в число первых российских миллиардеров, сделавших состояние на залоговых аукционах. Его капиталы появились несколько позже и по другим схемам (как и еще у целого ряда «олигархов новой питерской волны»). Однако и он, и его коллеги могут вполне осознанно понимать возможность передачи государству своих активов.

Тимченко, как и ряд других успешных предпринимателей, «собаку съел» на получении и реализации госконтрактов. И уж точно его не должны пугать банковская гарантия на 30% стоимости строительства или жесткие сроки. Скорее всего, речь идет не о сложности с бизнесом, а о политике. Характерно, что всего пару дней назад прозвучали высказывания главы дипломатии ЕС Федерики Могерини о необходимости усиления санкций Евросоюза против РФ с целью недопущения строительства транспортного перехода через Керченский пролив. Понятно, что в этой ситуации Геннадию Тимченко совсем не хочется еще раз попасть под санкционный удар. Это крайне некомфортно как для него самого (о том, что санкции мешают ему вести привычный образ жизни, он уже говорил), так и негативно для развития его бизнеса. И тут уже неважно, собирается ли он в дальнейшем передавать активы государству или оставит их себе».

Как известно, Геннадий Тимченко входит в клуб богатейших и влиятельнейших людей России. Таковым он стал за счет продажи нефти и нефтепродуктов российских госкомпаний за рубеж. Говорит, что «за знакомство с руководством страны нужно платить», объясняя таким образом свои личные неудобства и текущие издержки после введения западных санкций. Правда, более чем 20-летнее знакомство с Владимиром Путиным, похоже, часто позволяло платить за самого закрытого бизнесмена государству. Хотя три года назад по иску бизнесмена против оппозиционных политиков Замоскворецкий суд Москвы решил, что Тимченко – не друг Путина и даже не миллиардер!

СМИ вспоминают первый совместный проект Путина-Тимченко – компанию Golden Gate, которая продала мимо бюджета и петербургского рынка 100 тыс. тонн нефтепродуктов. Но расследование афер, связанных с внешнеэкономической деятельностью мэрии Санкт-Петербурга, проведенное депутатами Ленсовета, так и не послужило основанием для уголовного дела.

Зато это стало отправной точкой для будущей сферы влияния господина Тимченко, который в конце 90-х отбыл в Финляндию. После прихода Путина к власти Геннадий Николаевич постепенно становится не только крупнейшим проводником российского «черного золота» (контролируя более трети нефтяного экспорта), но и долларовым миллиардером.

Компаниям Тимченко (случайно ли?) практически повсюду дается «зеленый свет» и режим наибольшего благоприятствования. Во время конфликта с Эстонией только он не знал трудностей при перевалке нефтепродуктов через это прибалтийское государство. На каком основании именно Тимченко получил такое «супербинго» - допуск к стратегическим ресурсам России, неизвестно до сих пор.

В компании с небезызвестным Юрием Ковальчуком Геннадий Тимченко является акционером банка «Россия», который, в частности, контролирует наиболее ликвидные активы «Газпрома», доставшиеся старым знакомым Путина практически даром, без обязательного тендера. Такое вот «национальное достояние» для кружка избранных.

Строительные компании Тимченко получают весьма «лакомые» господряды - по оценке Forbes, в 2013 году их сумма составила 41 млрд рублей. Впрочем, главными по строительству остаются братья Ротенберги. Каждому «доброму знакомцу» Путина – свой шесток. Вот и Тимченко остается одним из основных подрядчиков «Роснефти» и «Транснефти» и, кроме того, крупнейшим акционером «НОВАТЭКа» - номера 2 после «Газпрома».

В 2010 году газовая монополия продала пакет акций (9,4%) «НОВАТЭКа» структурам Тимченко по цене в $1,9 млрд (что на $1,3 млрд ниже рыночной стоимости). Таким образом Геннадий Николаевич обогатился еще на миллиардик долларов за счет государства.

Ему прощают то, чего не простили бы более безобидным «неудачникам». Неоднократные обвалы причалов на «стройке века» - нефтяного терминала Геннадия Тимченко в порту Усть-Луга; крупнейшие долги перед государственной «Роснефтью» загадочного трейдера Warly International, который связывали с «не другом Путина»; истории со стадионами к ЧМ-2018…

Неслучайно Геннадия Тимченко считают не столько бизнесменом, сколько лоббистом, который, безусловно, умеет договариваться. Административный ресурс – это про него. Он готов отдать активы государству? Да кто же их у него попросит? Ведь после Тимченко только «снежный ком».

«Если такая передача активов и состоится когда-то, то это явно не будет разовым актом, касающимся только одного представителя нынешней финансово-промышленной элиты страны, - говорит Дмитрий Солонников. - Это может быть только системным шагом, подготовленным и идеологически, и юридически, и организационно сразу для большого количества структур и персоналий. Пока что никакого движения в данную сторону не наблюдается».

Последние новости
Еще из раздела «Экономика»