18+
  1. Якутские сектанты

Якутские сектанты

После ситуации с пензенскими затворниками, которые, напомним, «ушли под землю» в ожидании конца света, государственные структуры всерьез озаботились мониторингом существующих в стране так называемых нетрадиционных, маргинальных религиозных объединений.

Министерство социального развития и здравоохранения и Министерство внутренних дел уже достаточно давно ведут программы профилактики психологического здоровья граждан, выявляя потенциально опасные секты и разного рода оккультные объединения. В конце концов много средств и сил было потрачено на то, чтобы вывести несчастных людей из добровольного заточения в землянках и очевидно, что люди, подобные Петру Кузнецову или Григорию Грабовому, не исчезнут в обозримом будущем.

Что же представляет из себя картина современного психического здоровья России? По мнению большинства специалистов, крупные города не являются, скажем так, главным источником психологических проблем страны. Постоянные стрессовые ситуации, в которых пребывают жители мегаполисов, как ни странно, часто просто не оставляют им времени и «желания» погружаться «в омут» новых «вероучений» и сект.

Наиболее благополучными регионами в области «психологической безопасности» выглядят республики Северного Кавказа, где традиции больших семей являются надежной защитой от чуждого воздействия. Не простая ситуация в Центральной России. Большинство ученых сходятся во мнении, что пышный расцвет всякого рода «свидетелей», «огнепоклонников» и тому подобных в Центральной России связан с разрушением в XX веке традиционного уклада русской жизни, а перспективы «выздоровления» весьма неоднозначны – молодое поколение уезжает в мегаполисы, оставляя малые города и деревни один на один со своими страхами и проблемами.

Однако самая плохая ситуация, судя по всему, складывается в Сибири и на Дальнем Востоке, особенно в малых городах. Как ни парадоксально, но именно небольшие, прежде всего производственные города, где все население фактически друг другу знакомо, наиболее беззащитны. Если в советский период на Север ехали наиболее активные и трудоспособные люди, то в 90-е годы фактически разорвали связи с «большой землей», к которой раньше относили еще Украину и Белорусию. Многие из тех, кто жил на советском Севере, с трудом узнают сегодня бывшие города комсомольских строек. Парадокс, но с улучшением бытовых условий в Норильске, Мирном, Анадыре стремление его жителей найти утешение в ранее казалось бы немыслимых вещах усилилось. Именно они стали главной целью «ловцов человеческих душ».

Более того, многие исследователи отмечают своего рода «американизацию» проблемы психического здоровья нации. Что имеется ввиду? Для американской политической культуры свойственно впрямую увязывать религиозную составляющую с политическими или экономическими воззрениями. Примером тому являются «Свидетели Иеговы», «саентологи», и даже ныне находящиеся у власти в США неоконсерваторы. В России наблюдается активный рост политических или экономических составляющих в идеологиях действующих сект. К примеру, те же пензенские затворники почему то выражали активную поддержку президенту Белоруссии Александру Лукашенко.

Другой яркий пример – якутские «неопятидесятники», захватившие здание администрации Алданского района и выдвинувшие требования выдать им деньги на некие пиломатериалы. Получив отказ, они неожиданно обратились к президентам России и Якутии с просьбой их расстрелять. После принудительного общения с психиаторами последние констатировали, что участники захвата здоровы, но требуют серьезного курса психологической реабилитации. Говоря по простому – у них «каша в голове» из бытовых религиозных представлений, обрывков телепередач, желанием что-то изменить и не знанием точно, что и как. Всем эти коктейлем мастерски воспользовался «пастор» «неопятидесятников» Виталий Козырь, отсидевший 15 лет за убийство жены.

Якутия вообще подвержена психологическим атакам подобных «пасторов»: огромные пространства, изолированные города, тяжелые условия труда и не простой климат делают жителей этого региона более уязвимыми для психологических атак, нежели другие районы страны. Психологи отмечают, что эффект изоляции позволяет разного рода «пасторам» использовать такие легенды в своей «миссионерской» деятельности, которые просто не возможны в других регионах.

Тот же Виталий Козырь организовал «Профессиональный союз христиан-большевиков», поставив целью создать в Якутии «Вселенский храм труда». Кстати, этот профсоюз оказался политически востребованным, сменил свое неоднозначное название на прямолинейное «Профсвобода» и является частью запрещенной национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова. Последователи данного «профсоюза» есть и в «Сургутнефтегазе», и якутской алмазной компании «АЛРОСА», и даже в политической партии «Справедливая Россия», чей представитель в Якутии Инга Рейтенбах оказывала технологическую поддержку воскресителю из мертвых Грабовому, когда речь зашла об открытии в Якутии его «духовно-медицинского центра».

Психологи считают, что совершенно здоровый человек может поверить в абсолютно фантастические вещи и это не повод для шуток. Лучше всего алгоритм подобной трансформации сознания описан русской классикой - в романе Достоевского «Бесы». Неизбежное социальное расслоение только провоцирует рост психологических проблем в стране. И здесь специалисты рекомендуют внимательно относиться к своим близким и семьям, а руководителям предприятий – постоянно общаться со своим коллективом, чтобы каждый, кто действительно хочет работать – видел свое будущее. Если человек не понимает своих целей и не знает средств их достижения, то этот вакуум легко могут заполнить разного рода «охотники за человеками».