18+
  1. Зачем Эрдоган приезжал к Порошенко?

Зачем Эрдоган приезжал к Порошенко?

Зачем Эрдоган приезжал к Порошенко?
Делая жесты в сторону Украины, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган решает коммерческие вопросы и параллельно надеется использовать Киев как инструмент для торга с Россией.

С двойным прицелом

Визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Киев 9 октября произошел, что называется, с наскока, потому как не анонсировался заранее.

Содержание визита можно разбить на два блока: экономические интересы и политические заявления, содержащие сигналы руководству России.

Если говорить об экономике, то президент Украины Петр Порошенко и глава Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган подписали несколько соглашений, важных для бизнеса. Речь идет о документах, которые страны заключают, когда делают ставку на наращивание темпов двусторонней торговли – соглашение о защите инвестиций, изменения в договор об избежании двойного налогообложения, а также в межправительственное соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций. Сайт президента Украины www.president.gov.ua также сообщает о подписании контрактов между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере, но никаких деталей не раскрывает.

Украинское Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ), оценивая торгово-экономическое взаимодействие между Украиной и Турцией, признает, что с начала 2014 года «имеет место снижение объемов общего товарооборота и экспорта Украины в Турецкую Республику». Что и неудивительно: начиная с 2014 года практически все снизилось и развалилось, а новая власть начала войну в Донбассе.

Итак, темпы падения/роста торговли товарами и услугами выглядят так:

Зачем Эрдоган приезжал к Порошенко?

Характерная особенность торгово-экономического взаимодействия между двумя странами – это позитивное торговое сальдо для Украины: 2015 год – $1,920 млрд.; первое полугодие 2016 года – $498 млн.

То есть, предыдущий период демонстрировал падение объемов торговли товарами и услугами, а также сворачивание экономической активности. А теперь Порошенко на совместной пресс-конференции с Эрдоганом сообщил, что за 6 месяцев 2017 года товарооборот между двумя странами вырос почти на 20%, «значительно увеличился уровень турецких инвестиций, а в целом Турция вошла в топ-5 торговых партнеров и топ-10 иностранных инвесторов Украины».

Украинское Министерство экономики готово обнародовать данные только за первую половину 2016 года. Зато информация рубрики «Внешняя торговля Украины с отдельными странами» с сайта Государственной фискальной службы свидетельствует, что за первые 9 месяцев 2017 года импорт турецких товаров и услуг составил $831 млн. 684 тыс., а экспорт – $1 млрд. 801 млн. 992 тыс.

С учетом данных за 2016 год – экспорт $1 млрд. 87 млн. 562 тыс., импорт $1 млрд. 801 млн. 992 тыс. – действительно, есть рост товарооборота, но финальные результаты станут понятны по итогам года.

Внешнеполитическое с полезным

Зачем же приезжал Эрдоган? Ответ на этот вопрос дает структура внешнеторгового оборота Украины и Турции (есть данные только за I полугодие 2016 года):

- черные металлы – 50,2%, причем объемы экспорта из Украины снизились на 36,2%;

- удобрения – 5,8% (падение на 54,8%);

- семена и плоды масличных растений – 13,9% (падение на 19,4%);

- древесина и изделия из древесины – 7,4% (рост на 6,8%).

Между тем, в последнее время и украинские чиновники, и СМИ сообщают о том, что Украина наращивает объемы аграрного экспорта в Турцию. Например, в 2015 году Украина продала в Турцию сливочного масла на $60 тыс., а по итогам 2016 года – уже на $2,5 млн. Что касается позиции №1 в структуре украинского экспорта, то 5 октября Еврокомиссия обнародовала исполнительное решение, которое вводит антидемпинговые пошлины для горячекатаного плоского проката из Бразилии, Ирана, России и Украины. В частности, для Украины вводится пошлина в размере 19,4% от цены сталепроката. «Метинвест» Рината Ахметова в ответ предложил Еврокомиссии установить минимальную цену вместо пошлины, но пока будет вынужден продавать свою продукцию согласно установленной пошлины.

И в этой связи визит Эрдогана можно рассматривать как попытку украинских производителей переориентироваться на рынок Турции. Тем более, что структура экспорта показывает - сталепрокат занимает в нем первое место с большим отрывом.

Что касается интересов самого Эрдогана, то турецкий президент использовал украинскую площадку, чтобы с помощью Порошенко озвучить несколько сигналов, нацеленных на целевую аудиторию в лице Кремля. Например, Порошенко с согласия сидевшего рядом президента Турции озвучил слова «вместе с президентом Эрдоганом мы отметили недопустимость ситуации в сфере прав человека в Крыму, которая постоянно ухудшается из-за репрессивных действий оккупационной власти». Сам Эрдоган выразился в том ключе, что «Турция продолжит поддерживать суверенитет Украины и ее территориальную целостность, включая Крым». А, главное, четко озвучил две позиции: «мы не признавали и не признаем незаконную аннексию Крыма», а также особо отметил поддержку, которую Украина предоставляет крымским татарам, и заверил, что Турция и дальше будет поддерживать вопрос крымских татар в международной повестке дня.

И если слова про Крым поясняются тем, что Турция готовится противостоять угрозе турецкого Курдистана, то тему крымских татар Эрдоган однозначно озвучил в пику России. Об этом свидетельствует сама формулировка, когда президент Турции сказал о крымских татарах в привязке к Украине. А официальная украинская пропаганда каждый день агитационными слезами плачет, как РФ якобы притесняет в Крыму несчастных крымских татар. И особо показательны слова Эрдогана о «поддержке, которую Украина предоставляет крымским татарам», потому что на деле этой поддержки днем с огнем не сыщешь.

Впрочем, Эрдогану скоро станет трудно хвалить Киев за поддержку крымских татар, которые с принятием нового закона об образовании на Украине лишатся возможности учиться на родном языке. Хотя из всех диаспор на Украине, осудивших закон, пока именно местные крымскотатарские активисты не высказались в адрес Киева с критикой. И может случиться так, что права татар на Украине придется защищать России и Венгрии, пока Порошенко и Эрдоган, а вместе с ними и Мустафа Джемилев, оппозиционный лидер крымских татар, эмигрировавший из Крыма на Украину, будут играть в свои политические игры.

О «стратегическом партнерстве» Порошенко и Эрдоган говорили в унисон. И если украинскому президенту сейчас нужны хоть какие-нибудь достижения, потому как уровень поддержки власти в стране падает, то Эрдоган использует такие заявления как инструмент внешней политики. В нашем случае турецкий президент демонстрирует Кремлю, что рассматривает Украину как противовес России в рамках своего внешнеполитического курса.

Интересно только, как долго сможет продержаться такое стратегическое партнерство с учетом того, что между Украиной и Турцией есть серьезные разногласия с риском усугубления в перспективе. Украина и Турция – жесткие конкуренты в сфере транзита энергоресурсов. И с приближением даты запуска «Турецкого потока» напряжение будет только нарастать. И понятно почему – с запуском альтернативного маршрута Россия сможет в случае чего переключиться с украинской ГТС на «Северный поток-2» и «Турецкий поток», угрожая оставить украинские элиты, зарабатывавшие и воровавшие на транзите газа, ни с чем. В то время как «стратегические партнеры» получат возможность зарабатывать на транзитной ренте за счет объемов, поступавших ранее в другие страны через территорию Украины. Скажем, не успел Эрдоган уехать из Киева, как спустя пару дней в Белграде прямо сказал: Анкара надеется, что «Турецкий поток» будет продлен до Сербии.

Олег Хавич, руководитель Института Западно-Украинских исследований:

- Визит президента Турции в Киев является попыткой Эрдогана использовать Украину как инструмент в своей игре с Россией. Ведь в данный момент Анкара пытается подороже продать Москве не только уже давно подписанное соглашение о прокладке первой ветки «Турецкого потока», лишающее Украину бОльшей части транзита российского газа по южной части украинской ГТС. На кону — последующие ветки ТП, которые могут свести этот транзит практически к нулю. Понятно, что интересы Украины Турцию не волнуют, но просьбы Порошенко о сохранении транзита вполне могут быть использованы в переговорах с «Газпромом».

При этом для Эрдогана Киев является очень выгодной декорацией для демонстрации Москве различных жестов — как негативно воспринимающихся в России (заявление о непризнании аннексии Крыма), так и нужных Кремлю (о поддержке введения миротворческой миссии в Донбасс). Выгодной, потому что с Украиной можно «рассчитаться» всего лишь заявлениями о поддержке, не требующими дополнительных затрат и не ведущими к новым потерям турецкой экономики.

Последние новости