18+
  1. Зачистка банкиров

Зачистка банкиров

Зачистка банкиров
Отставка Татьяны Парамоновой стала вторым после убийства Андрея Козлова уходом, из Центробанка, его долгожителя. Парамонова, как и Козлов, работала в ЦБ еще в бытность его главой Виктора Геращенко.

Примечательно, что до изгнания из ЦБ его председатель Сергей Игнатьев ни разу не высказывал замечаний по поводу работы г-жи Парамоновой.

В тоже время эксперты отмечают, что после убийства Козлова в банковской сфере усиливается влияние силовых структур. И отставка Парамоновой вписывается в ситуацию, складывающуюся в отрасли. В связи с этим высказывается осторожная версия о том, что заказчика убийства Андрея Козлова следует искать не среди разгромленных им банков, а среди тех, кто берет сейчас под контроль российскую банковскую сферу.

Судя по обвинениям Игнатьева, по стилю работы Татьяна Парамонова была абсолютной противоположностью Андрея Козлова. Козлов оказывался неоднократно втянут в разного рода скандалы, и в очередной раз это случилось во время банковского кризиса летом 2004. Козлова тогда чуть ли не обвинили в инициировании этого кризиса, хотя он всего лишь рьяно взялся за выполнение своих обязанностей по надзору за банками. Кстати, это был уже не первый случай, когда рьяное выполнение им своих обязанностей привело страну к серьезным проблемам. Так, Козлов считался автором пирамиды ГКО, крах которой привел к кризису в 1998 году. Таким образом, Андрей Козлов мог нажить себе немало врагов не только за последние два года, но и за весь период работы в ЦБ.

В свою очередь Татьяна Парамонова, судя по всему, подошла к выполнению своих обязанностей более осторожно. Так, Игнатьев, подчеркнув ее высокий профессионализм, в тоже время отметил, что в последние годы у нее не все получается, в частности вопросы, за которые она отвечает, решаются медленно, трудно. Но еще раз подчеркнем, что все четыре года пока Игнатьев возглавляет ЦБ, у него не было к ней открытых претензий.

В ЦБ Парамонова отвечала за введение в российских кредитных организациях системы расчетов в реальном времени и международных стандартов финансовой отчетности. Вероятно, по принципу Козлова, можно было ввести эти стандарты за один месяц и получить на рынке очередной кризис. Возможно, Парамонова решила действовать осторожнее, а может просто не обладает бескомпромиссностью, которой, как говорят, отличался Андрей Козлов. Но может быть, именно это отличие и сохранило ей жизнь?

Причем, в какой-то степени сферы деятельности Козлова и Парамоновой пересекались. И надзор за банками, что курировал Козлов, и введение международных бухгалтерских стандартов в банках, находившееся в ведении Парамановой, отвечают, в общем-то, одной цели борьбе за чистоту банковской системы. Но, кроме того, есть здесь и еще одна общая черта и то и другое позволяют контролировать происходящее в банках. И теперь эти сферы попадают под контроль силовиков.

Убийство Козлова, в частности, стало поводом для создания межведомственной рабочей группы по борьбе с преступлениями в экономической сфере, возглавит которую Генеральная прокуратура.

Подобные инициативы, естественно, преследуют благие цели: борьбу с преступлениями в банковской сфере, с отмыванием средств, подрывом финансовых основ грузинской мафии и исламского радикализма. Но есть по этому поводу и еще кое-какие интересные размышления. Отличительной особенностью российских силовых и правоохранительных ведомств является их самое непосредственное и заинтересованное участие в разного рода экономических процессах. Ни один захват и передел не обходится без участия какого-нибудь следователя МВД, прокурора или оперативника ФСБ. И теперь, когда эти ведомства получат полный контроль над банковской сферой, а, следовательно, и всеми банковскими счетами и проводками, возникает вопрос: кому следует больше бояться: преступникам, которые большую часть своих денег перевозят налом в чемоданах, или предпринимателям, пытающимся честно развивать свой бизнес? И кому тогда больше мешали Козлов с Парамоновой?

Последние новости
Еще из раздела «Экономика»