18+
  1. Ждет ли Казахстан «горячая» осень?

Ждет ли Казахстан «горячая» осень?

Ждет ли Казахстан «горячая» осень?
В преддверии традиционного «осеннего обострения» общественно-политической жизни «Век» решил обратиться к ситуации, сложившейся в Казахстане – ключевом игроке и стратегическом партнере России в Центрально-Азиатском регионе.

На вопросы газеты об обстановке в Республике и сценариях ее развития в ближайшем будущем ответил генеральный директор Центра по изучению проблем постсоветского пространства МГУ Алексей Власов.

Как и Россия, Казахстан сегодня в полной мере испытывает на себе трудности кризисного периода развития. Могут ли экономические проблемы оказать существенное влияние на развитие казахстанской государственности? По прогнозам некоторых экспертов, постаназарбаевский Казахстан, в эпоху которого фактически уже вступает эта республика, может даже ожидать сценарий распада, при котором север отойдет России, юг Китаю, а нефтеносный запад местным сепаратистам.

- Судя по тем трендам, которые мы наблюдаем, будет разыгран совсем другой сценарий, который не предполагает возможного распада или, допустим, образования какой-то «младожузовской» федерации или конфедерации. Я думаю, что это маловероятно. Прогнозов несколько. Основные связаны или же с вариантом такой мягкой «семейной» передачи власти, при сохранении в руках определенных лиц контроля над основными экономическими активами. Либо второй сценарий – консенсус элит и постепенное, скажем так, перераспределение полномочий между несколькими ветвями власти: сенатом, администрацией президента, правительством и президентскими структурами. То есть, отвечая на ваш вопрос, целостность страны сохранится.

Развернувшаяся в Казахстане волна арестов расценивается всеми как борьба кланов, личная кампания Назарбаева по устранению возможных конкурентов, но никак не как борьба с коррупцией. Что происходит все же на самом деле?

- А что, разве Аблязов (бывший председатель совета директоров БТА –банка, здесь и далее примечания редакции) конкурент Назарбаеву? Или что, руководители экологического ведомства или Альянс-банка ему конкуренты? Мне кажется, что Назарбаев дает возможность элитным группам конкурировать. А силовикам дана параллельная задача, вот в буквальном смысле, «вычищать», невзирая на лица, коррупцию. Но используется это как имиджевый проект, то есть власть с ней реально борется. Чем громче статус человека, против которого возбудили уголовное дело – тем больше это играет в плюс власти. А параллельно с этим идут внутриэлитные разборки, с БТА-банком, с Джакишевым (бывший глава национальной компании «Казатомпром») и так далее. Но я не уверен, что эти два процесса совпадают. Возможно, что Комитет Национальной Безопасности и финполиция здесь действуют как инструмент президента, но не по отношению к конкурентам президента (Джакишев никак таковым не является). Джакишева и некоторых других, их как бы «подбрасывают» в качестве фигурантов те, кто стремится свести с ними личные или финансовые счеты.

Проводя аналогии с 37-м годом, эксперты считают, что главной параллелью считается возникновение и в тот, и в этот период альтернативных центров влияния и излишней самостоятельности элит, что породило угрозу режиму личной власти (в тот период Сталина, а в этот Назарбаева). И последние действия Назарбаева призваны нейтрализовать данные угрозы. Что Вы думаете на этот счет?

- Нет, я думаю, что аналогии с 37-м годом, тем более в такой трактовке, совершенно бессмысленны. Реальной угрозы Сталину в тот момент абсолютно не было, ему нужно было произвести обновление элиты таким путем, это да. Назарбаев, как мне кажется, в другую ситуацию попал, когда часть его ближайшего окружения стала ощущать нехватку активов в условиях кризиса. И пошла, естественно, борьба, такой «социальный дарвинизм»: кто чьи активы перехватит. Он в эту борьбу пока, как мне кажется, не вмешивается. Отсюда и такие взаимные удары, уколы, усиление одних элитных групп, ослабление других. Но сказать, что это направленное, когда президент указывает: вот этого и этого – я думаю, это ошибочный сценарий.

Возможно ли, что Назарбаев чистит площадку для выбранного им преемника, что он намерен править пожизненно, вплоть до династийного варианта передачи власти упомянутому в книге попавшего в опалу бывшего президентского зятя Рахата Алиева, наследнику?

- Это два разных вопроса. Первый, что он, возможно, действительно расчищает площадку преемнику, но вовсе не обязательно это будет семейный наследник. Но, я еще раз подчеркну, что, скорее всего, пока есть несколько сценариев, и сам Назарбаев пока не определился, какой для себя он выбирает. Что касается того, что он будет править «до упора» - мне кажется, такой сценарий есть, он занимает 4-5 место в списке возможных вариантов. Хотя часть окружения, несомненно, подсказывает президенту, что этот вариант для Казахстана был бы наиболее приемлемым, наиболее удобным. Но сам президент, я думаю, еще своего выбора не сделал. А что касается расчистки площадки, это же очевидно, что этот процесс реально идет, но в семейном ли сценарии или нет, я думаю, в этом смысле будет показателен 2010-2011 годы. «Рахатовский вариант» – как всегда, я думаю, здесь идет сильное преувеличение с его стороны, думаю понятно почему.

Рахат Алиев говорит о зяте Назарбаева, Тимуре Кулибаеве?

- Он подводит к этой мысли. Но при этом постоянно существует ведь еще один вариант – Нурали, внук Назарбаева. Он, правда, по конституции не может занять пост главы государства по достижении определенного возраста. Понимаете, Кулибаев, это не совсем семейный вариант. Семейным вариантом именно была бы передача власти сыну или внуку в понимании традиций тех людей, которые представляют такое традиционалистское крыло. Отсюда эти рассуждения о проекте «Суперхан» и так далее. А Кулибаев, это все равно передача власти в руки одной элитной группы, которая связана семейным родством. Но можно ли назвать этот вариант семейным? Сомневаюсь. Еще раз подчеркну, что дело не в Рахате, а в том, что по поводу такой династической модели существует группа элитариев, которая этот вариант пытается протащить. Но сам президент окончательного вывода, мне кажется, не сделал. А почему 2010-2011 годы показательны, потому что решится, будут ли досрочные выборы в парламент, появится ли вторая партия и вообще, как Республика Казахстан отреагирует на председательство в ОБСЕ. То есть, будут ли проведены реальные демократические изменения вот в этот год-полтора. Если нет, то такой авторитарный откат, думаю, возможен.

Заметно активизировавшиеся в последнее время в казахстанском политическом пространстве кораниты (общественное движение неоисламского толка) стали на сегодня одной из самых дискутируемых тем в Казахстане. Что это, на ваш взгляд, искусственный проект или новая политическая сила?

- Я думаю, что это искусственный проект, который может со временем превратиться в реальную политическую силу, потому что есть спрос на социальный ислам, есть спрос на идеологию в казахстанском обществе. Причем не только, как, почему-то, раньше считалось, среди сельской молодежи, но и среди городского населения. Вот эта возрастная страта - от 18 до 26 – она, мне кажется, потенциально будет потребителем этой идеологии. Неслучайно фигура во главе «Изгi амал» - молодой, амбициозный, с хорошей родословной (что в Казахстане очень важно) человек.

Официальный орган в лице Духовного управления мусульман Казахстана вынес специальное заключение-фетву, признающую принципы коранитов не соответствующими принципам ислама. Однако в ответ на это кораниты развернули широкомасштабную кампанию по дискредитации самого ДУМК. Расцениваете ли Вы подобную смелость и решительность как явный сигнал о наличии политической поддержки, на которую ориентируется лидер коранитов Аслбек Мусин, сын руководителя Администрации Назарбаева?

- Давайте говорить так, что в Казахстане много проектов. У каждого элитария есть свой проект. И кораниты только один из проектов. Напомню, что еще три года назад примерно в схожем ключе экологического ислама действовал Кайрат Сатыбалды, а кто сейчас вспомнит о нем? Причем его финансировали очень серьезные люди, но электоральный цикл закончился, и к 2007 году, когда, казалось бы, ему самый момент развернуться, вот этот экологический ислам не был востребован. Мне кажется, что говорить о поддержке на самом верху, на уровне Назарбаева, маловероятно. Думаю, что, скорее всего, авторы проекта его умело вводят в заблуждение. Скорее это проект определенной элитной группы, которая дает и финансовые ресурсы и в СМИ раскрутка грамотная идет.

То есть «ноги» из администрации президента Республики, по Вашему, там не растут?

- Ситуация, скажу в завершение, достаточно противоречивая. Почему то все приписывают воле вождя, но мне кажется, это сильное преувеличение. Потому что логика самого Назарбаева – это всегда при всем том, что он контролирует ситуацию, давать определенную возможность элитам поиграть. То есть самостоятельность элит здесь, несомненно, присутствует. 50% или больше того, о чем мы сейчас говорим – это самостоятельная игра элиты. И чем меньше ресурсов, тем жестче противостояние, тем более кровавые последствия все это будет иметь. Но причины этого, повторюсь, нужно искать в качестве элиты, а не в том, что Назарбаев так решил. Элита оказалась пока не готова к тому, чтобы нести ответственность за сохранение стабильности в период кризиса.