18+
  1. Золотые горы

Золотые горы

Золотые горы
Известная фраза про обещание политиками «золотых гор» на выборах приобрела в нынешнюю политическую кампанию почти реальное значение. По крайней мере, в отношении одного из кандидатов. Претендующий на президентский пост Михаил Прохоров является владельцем крупнейшей в России золотодобывающей компании – ОАО «Полюс Золото».

Эту компанию, по его словам, он создал «с нуля». Акции компании торгуются на Лондонской бирже, а ее стоимость, по оценке экспертов, составляет почти десять миллиардов долларов.

В программе претендента есть любопытный пункт. Прохоров говорит о необходимости «стимулировать бизнес за счет налоговых каникул для новых отраслей и новых месторождений полезных ископаемых». Предложение, вероятно, неплохое и уж наверняка принесет пользу золотым активам олигарха, только в самой истории приобретения этих активов по-прежнему существует масса вопросов и «белых пятен».

«Полюс» золота

О том, как Михаил Прохоров стал владельцем крупнейшей золотодобывающей компании страны, лучше всего знает экс-глава Республики Адыгея Хазрет Совмен. Проработавший в отрасли сорок лет и прошедший путь от бульдозериста до председателя артели и профессора геологии, он до сих пор пользуется большим авторитетом среди профессионалов.

«В 1980 году союзный министр цветной металлургии Петр Ломако вызвал меня к себе и фактически в приказном порядке послал на добычу золота в Красноярский край, – рассказывает «Собеседнику» Хазрет Сов-мен. – К тому времени у меня уже был успешный опыт работы во главе старательской артели «Союз» на Колыме и Чукотке. Людей и технику с предыдущего места Ломако брать не разрешил – мол, начинайте все с нуля, вы умеете».

Хазрет Совмен основал артель «Полюс» и заново воссоздал масштабную добычу рассыпного золота. О его «золотом чутье» среди геологов ходили легенды. «Мне товарищи по артели во время изысканий часто говорили: стой, где встал! Верили, что в этом месте обязательно золото найдут», – смеется Совмен. На самом деле за чутьем стояла громадная исследовательская работа. Был случай, когда почти не выходил из лаборатории полтора месяца, но добился невиданного тогда извлечения золота из упорных сульфидно-мышьяковых руд – 82%.

В Красноярском крае «Полюс», ставший в постсоветские времена акционерным обществом, разрабатывал крупнейшее Олимпиадинское месторождение. Дорогу до него протяженностью 300 км строили своими силами, как и горно-обогатительный комбинат. ГОК был построен в рекордные сроки – всего за два года, хотя обычно такие объекты строились не меньше десяти лет. По словам Совмена, подобных комбинатов в России с тех пор не построено ни одного.

Брали кредиты на развитие, в том числе в Центробанке. Но возвращали их быстро. Глядя на Совмена, и другие понадеялись на помощь государства, но построить такие же эффективно работающие предприятия практически никому не удалось. А Олимпиадинский ГОК к 2002 году вышел на производительность 25 тонн золота в год. На тот момент это 20% от всего производимого в стране драгметалла.

В том же 2002-м Хазрет Сов-мен был вынужден продать свое детище за сумму, которая, по его словам, была на два порядка меньше реальной стоимости. «Фактически это был скрытый захват предприятия, – говорит Совмен. – Я был дружен с бывшим начальником «Главалмаззолота» при Совмине СССР и экс-председателем Гохрана РФ Валерием Рудаковым. В начале 2002 года он пришел ко мне и передал предложение гендиректора «Норильского никеля» Михаила Прохорова продать 100% акций «Полюса». Вначале я категорически отказался. Но после того, как Александр Хлопонин (давний приятель Прохорова. – Ред.) стал губернатором Красноярского края, Рудаков появился снова со словами: «Я хочу спасти тебя, моего близкого друга!» Мол, у «Норникеля» теперь не только вся политическая власть в крае, но и большие связи в центре – «они тебе нормально работать не дадут».

Рудаков буквально по пятам ходил за Совменом, настаивая на продаже «Полюса», – ему самому маячила должность председателя совета директоров компании и, очевидно, какие-то вознаграждения от новых хозяев. При этом бывший чиновник настаивал на том, что сделка выгодная. По его словам, взамен на свое согласие и достаточно символические деньги Совмен должен был получить 50% будущего холдинга «Полюс Золото», в который планировали влить месторождения в Красноярском крае, Иркутской, Магаданской областях и Якутии. Как утверждает Совмен, Прохоров подтвердил решение о создании холдинга и передаче половины его акций. «Нам необходим ваш опыт в создании крупномасштабных золотодобывающих производств», – убеждали Совмена люди из близкого окружения Прохорова.

После долгих уговоров и обещаний Хазрет Совмен согласился продать компанию. «Реально она стоила в тот момент более четырех миллиардов долларов. Такую сумму я мог бы получить, выйдя на аукцион, – утверждает Совмен. – Впрочем, и без аукциона желающих приобрести актив было хоть отбавляй. Этих денег хватило бы на строительство и разработку и Сухого Лога, и якутских месторождений, и на развитие регионов, в которых они расположены. Наша компания всегда помогала Красноярскому краю. В трудные времена, когда бюджетникам систематически задерживали зарплату, я по просьбе мэра Красноярска взял кредит почти в 760 миллионов рублей и передал эти деньги городу. Таких случаев было немало. Помогали, как могли».

О том, какой компанией был «Полюс» до продажи, Валерий Рудаков говорил в интервью, данном журналу «Компания» в 2003 году: «Хазрет Совмен все построил на самом высоком уровне. «Полюс» был создан как абсолютно прозрачная компания с идеальной бухгалтерской отчетностью, технологические проблемы решались в высшей степени профессионально. Мы будем тиражировать стиль работы «Полюса» на все объекты, где предполагаем работать».

По мнению Хазрета Совмена, все эти заявления остались пустыми словами, управление компанией после продажи осуществлялось некомпетентно. В 2007 году с большой помпой было объявлено о запуске третьей очереди Олимпиадинского ГОКа и ожидающемся в связи с этим прорыве в росте добычи из упорных золото-мышьяковых руд. Однако из-за грубых технологических ошибок предприятие до настоящего времени не может выйти на проектные показатели. «Золото из руды извлекается лишь на 50–60%, а расходы реагентов и энергии являются самыми высокими не только в России, но и в мире, – говорит Совмен. – При этом на строительство третьей очереди было израсходовано, по моим данным, 450 млн долларов, в то время как на построенную мною вторую очередь было потрачено на порядок меньше».

Вся история с созданием холдинга и передачей акций оказалась по сути обыкновенной «разводкой». «Рудаков в благодарность за содеянное получил весомое вознаграждение и пост председателя совета директоров компании. Потом он в кругу знакомых хвастался, что «Полюс» «взяли почти бесплатно». А Михаил Прохоров своих обязательств выполнять не спешит», – утверждает Хазрет Совмен. Он много лет писал и звонил олигарху, но ответа так и не получил. При этом Совмен долго не хотел доводить дело до суда. А теперь говорит: «Я планирую обратиться в суд – справедливость должна быть восстановлена. Считаю, что Прохоров получил компанию нечестно».

Поматросил – и кинул?

В «золотой» биографии Михаила Прохорова немало и других спорных эпизодов. Достаточно вспомнить нашумевшую историю пятилетней давности, связанную с золотодобывающей компанией ОАО «Лензолото», подконтрольной «Полюсу». В какой-то момент миноритарные акционеры «Лензолота» неожиданно для себя обнаружили, что запасы компании резко сократились с 200 до 65 т, а капитализация упала с 560 млн до 32 млн долларов. Заглянули в годовой отчет за 2006 год и прочитали о том, что в результате внутрикорпоративных изменений в составе активов ОАО «Лензолото» «остались только денежные средства, дебиторская задолженность и акции дочерней компании –ЗАО «ЗДК «Лензолото». Команда Михаила Прохорова фактически перевела акции «Лензолота», а вместе с ними и значительную часть инфраструктуры золоторудного месторождения Сухой Лог в Иркутской области, крупнейшего в России, на одну из «дочек» «Норильского никеля».

В начале 2008 года огласку получил еще один скандал, уже международный. Тогда в Великобритании было инициировано расследование сделки по приобретению ОАО «Рудник имени Матросова». Миноритарные акционеры «Полюс Золота» считают «Рудник Матросова» одним из самых ценных активов предприятия: запасы Наталкинского месторождения, к которому относится рудник, составляют 79% всего золотого портфеля компании.

В феврале 2008 года рудник передал 100% акций своего подразделения «Магаданское геологоразведочное предприятие» зарегистрированной за два месяца до этого на Британских Виргинских островах компании Polyus Exploration Ltd в обмен на выпущенные 5,7 млн акций. Предприятие владело лицензиями на проведение поисковых и разведывательных работ. Увести актив помогла сложная схема взаимоотношений компаний Прохорова: ведь ОАО «Полюс Золото» и ЗАО «Полюс Золото» – это «две большие разницы». Polyus Exploration Ltd стала 100% «дочкой» именно ЗАО «Полюс Золото». А устав и кодекс корпоративного управления ЗАО «Полюс Золото» позволяет его главе распоряжаться активами, даже не ставя в известность совет директоров материнской компании, что, видимо, и было сделано.

В итоге «матросовская сделка» вызвала скандал внутри самого «Полюса». Схемы увода активов «Полюс Золота» Прохоровым были подробно описаны в жалобе «Интерроса» – холдинга, принадлежащего второму на тот момент крупнейшему после Прохорова акционеру «Полюс Золота» Владимиру Потанину, подготовленной для подачи в британский надзорный орган FSA. Потанин тогда заявил, что Прохоров хочет забрать самые ценные «золотые» активы, а другим акционерам оставить «пустой мешок».

Больше всего Хазрета Совмена поражают нынешние претензии Прохорова на президентство и его рассказы о своем успешном бизнес-опыте. «Все эти слова про строительство компании «с нуля», современное управление, прозрачность, спасение умирающих предприятий – не более чем сказки для тех, кто не знает реальных фактов. Золотая империя Прохорова создана нечистоплотными методами», – уверен знаменитый золотопромышленник.