18+
  1. А. Гуров: «Реформа следствия назрела»

А. Гуров: «Реформа следствия назрела»

А. Гуров: «Реформа следствия назрела»
Дмитрий Медведев собирается подписать Указ о создании самостоятельного Следственного комитета Российской Федерации на базе Следственного комитета при Прокуратуре.

Об этом президент заявил на совещании по вопросам правоохранительной деятельности. «Я принял такое решение. В дальнейшем могут быть приняты иные решения, в том числе передача всех дел в Следственный комитет», - подчеркнул он.

По мнению ряда экспертов, создание самостоятельного Следственного комитета должно стать неотъемлемой частью реформы МВД. Вполне возможно, что созданный на базе СКП, новый следственный орган позже включит в себя следственные подразделения как МВД, так и ФСБ. Заметим, что в пользу подобного развития реформы в ряде СМИ высказывался и генеральный прокурор Юрий Чайка. По его словам, создание единого следственного комитета позволит усилить прокурорский надзор и расследовать дела средней и малой тяжести по упрощенной системе.

Своим мнением по поводу данного реформирования в системе правоохранительных органов с "Веком" поделился член Комитета Государственной Думы по безопасности, генерал-лейтенант милиции, генерал-майор (по линии ФСБ), доктор юридических наук, профессор ГУР, заслуженный юрист Российской Федерации Александр ГУРОВ. - Александр Иванович, по Вашему мнению, создание самостоятельного следственного Комитета РФ на базе Следственного комитета при Прокуратуре необходимо для укрепления общественной безопасности в России?

- В создании следственного комитета лично я не вижу ничего плохого, если идет реформа правоохранительной системы. Однако, давайте начнем с того, что мысль о создании отдельного следственного комитета – она не новая, мы ее обсуждали еще во времена Советского Союза, позже эта тема еще несколько раз поднималась, а лет пять назад данная идея чуть ли не была осуществлена, но тем не менее так и не было принято решение о создании следственного комитета.

- Александр Иванович, что же мешало правительству сделать это ранее?

- Время было не то для такой реформы. Оторвать следствие от земли в момент, когда политическая нестабильность в стране, коррупция, рост преступности, терроризм, экономические прорехи, просчеты, когда мы не знали, как поведут себя цены на нефть, газ и так далее… Поэтому нам было тяжело прийти к этому решению. Выделение следственного комитета, без реформы милиции и других правоохранительных органов оказалось бы заплаткой на рваном тулупе. Поэтому и не было принято решение.

- Почему сегодня стало возможно принять такой указ?

- Сегодня ситуация в стране другая. Это и политическая стабильность, как бы там не выходил куда-то там... это все нормальный процесс. Никто не отделяется от России, нет тех республик, которые написали свои конституции. Преступность снизилась существенно, особенно ее насильственная часть, количество одних только убийств за 5 лет снизилось на 10 тысяч, это наверняка о чем-то говорит. Поэтому и началась реформа милиции, к тому же президент Медведев внес в Госдуму около 10-15 законопроектов, которые касаются многих аспектов судебно-следственной и правоохранительной систем. Это, по сути дела, основа для реформы. Например, принятый закон, по которому до суда не будут арестовывать лиц, совершивших экономические преступления, уже касается реформы и в исправительно-трудовой системе, и в судейском корпусе. И так по каждому закону. - Какие плюсы, по Вашему мнению, в создании единого Следственного органа в России?

- Плюс таков, что сегодня следователь, как бы мы не прописывали в законе, что он самостоятельная фигура, он таковой фигурой не является. Он живет на территории, подчиняется местным руководителям, не говоря уже о вышестоящих начальниках, от которых зависит, получит ли следователь квартиру, какие-то преференции, или не получит ничего… Плюс к этому, следствие раскидано по разным углам, и коррупции в этом плане значительно больше. А вот создание монолитного следственного комитета позволит освободить следователя и сделать его действительно независимой процессуальной фигурой. Это первое. Кроме того, будет значительно меньше коррупции. Ну и, наконец, будет единообразие и единоначалие. Это еще один позитивный момент. Как я думаю, если все это будет, следствие начнет работать более эффективно. Потому что в расследовании преступления есть свои нюансы и тонкости. Хотя УПК для всех одинаков, тем не менее есть отдельные моменты и профессионалы знают это. Поэтому единообразие здесь будет содействовать более эффективной работе силовиков.

- А есть ли отрицательные стороны в самостоятельности Следственного комитета?

- Существует одна очень большая опасность, которую уже сегодня необходимо учитывать при принятии такого столь важного для России решения. Сегодня следователи прикреплены к конкретным территориям, и за эти территории они отвечают в моральном и в дисциплинарном плане. Тамбовским, рязанским и прочим следователям небезынтересна ситуация в своем регионе, особенно, если это касается вопроса, связанного с преступность – низкая ли она или высокая.

Поскольку следователь привязан к территории, он привязан и к тому оперативному составу, с которым он много-много лет работает. А когда вместе пекут хлеб, то всегда решают, кто несет муку, кто воду, кто дрова для печи. Если же следователя оторвать от территории, ему будет до лампочки, что в регионе творится, у него есть дело, а для того, чтобы дело было хорошо сделано, нужно много информации. Если раньше следователь сам ходил в «поля», то теперь, боюсь, он пойдет по другому пути, потому что ему теперь не все могут дать. Он будет отдельными поручениями гонять оперативный состав, а это десятки тысяч оперативников, которые будут, как подьячие, писать ему отдельные поручения: допросить гражданина Иванова, провести выемку документов гражданина Петрова, повести осмотр места происшествия, и так далее…

Этого не должно случиться. Если следователи будут закидывать своими процессуальными заявлениями оперативный состав, то тот перестанет раскрывать преступления. Поэтому следователи также должны будут выезжать на место преступления, должны с большей интенсивностью отвечать за состояние прохождения уголовного дела. Может быть даже им придется вернуться к тем 50-м годам, когда следователь был царь и бог. Он и допрашивал, он и осматривал место происшествия, он и расследовал, он и сыщиком был. То есть имел огромный спектр полномочий. Из нынешнего же следователя десятками лет формировался процессуальный подьячий, который переписывает бумаги, ведь следователи сегодня, в основном, отправляют в суд тот материал, который им дали оперативники, они его оформляют процессуально и отправляют, за исключением экономических дел, где необходимо знать тематику и привлекать экспертов, экспертизу, и прочее, прочее, чего не могут сделать оперативники.

Все это привело к тому, что следователи утеряли нюх, поэтому создание следственного комитета должно способствовать восстановлению этого важного качества и повышению их активности. А вот если ее не будет, если оторвут следователей от земли, если они будут сидеть в кабинетах и запрашивать материалы, вот это будет плохой ход. Это не должно произойти, и я думаю, что не произойдет. Принимая такое решение, президент РФ наверняка и эти вопросы учитывал. - Как вы думаете, что стало поводом к принятию президентом такого решения? - Я полагаю, что выделение Следственного комитета, как самостоятельной структуры, вписывается в рамки проводимой Дмитрием Медведевым реформы правоохранительной системы. Сначала он изменил судейскую систему, потом начал милицейское реформирование, а сейчас подошел к серьезной реформе силовых структур. Медведев также высказывался о реформировании и других правоохранительных ведомств. Совершенно очевидно, что он и этим будет заниматься. В этом контексте я вижу целесообразным принятие решения о создании Следственного комитета. В создании отдельного Следственного комитета в рамках реформы правоохранительной системы я вижу только положительные стороны.