18+
  1. Банковский переполох?

Банковский переполох?

Банковский переполох?
Похоже, в Кремле решили всерьез взяться за Центробанк. На это указывает ряд косвенных признаков. Так, вчера на парламентских слушаниях, посвященных проблемам регулирования банковского сектора, депутаты неожиданно предложили лишить Банк России надзорных функций, передав их Росфинмониторингу.

Как сообщает РБК, в правительстве идею депутатов поддержали, а в администрации президента назвали логичной. Номинальным автором такой идеи был председатель банковского комитета Госдумы Владислав Резник. По его словам, проводимое ЦБ очищение от неблагополучных банков противоречит задаче достижения стабильности в банковской системе, так как при этом применяются искусственные основания для отзыва лицензий: Доверить приведение надзорной политики в соответствие с законом необходимо органу надзора, который организационно отделен от Банка России. То есть, я говорю о том, что пришла пора подумать о выделении функции банковского надзора из Банка России.

Понятно, что далеко не все финансовые институты довольны работой ЦБ, который единолично решает, кого пущать на рынок банковских услуг, а кого - нет. По мнению Резника, административная процедура отзыва лицензий осуществляется тайно, зачастую с нарушением презумпции невиновности, а само положение ЦБ, на основании которого производится отзыв лицензии, до сих пор не опубликовано, что является нарушением закона и создает проблемы при рассмотрении апелляций банков в суде.

Следует отметить, что для исполнения надзорных функций в аппарате ЦБ работает около двух тысяч человек. Кроме того, совсем недавно опальный банкир Френкель напрямую обвинил руководство ЦБ в том, что здесь при выдаче лицензий процветает коррупция. Это косвенно подтвердила и проверка Генпрокуратуры, представители которой заявили, что все условия в ведомстве г-на Игнатьева для этого есть. Если такие факты имеют место быть, то становится вполне понятно, почему ЦБ не хочет отдавать такой лакомый кусок.

Как сообщила Веку председатель клуба банковских аналитиков Марина Медведева, все надзорные функции ЦБ прописаны в законе. Другое дело, что наши законы всегда могут читаться двояко, но это вина не Центробанка, а законодателей. Во всем мире сложилась практика того, что дает лицензии и отзывает всегда Госбанк. Так, в качестве оппонента Резнику выступает первый зампред ЦБ Геннадий Мелькиян.

Как заявил чиновник, российское банковское законодательство по-другому построено. Мы действуем по законодательству, которое есть в настоящее время, а полномочий в рамках Кодекса об административных правонарушениях /КоАП/ у нас вообще нет никаких, и в этом случае любой проверяющий мог бы спросить, почему не реализуются функции, возложенные на Банк России федеральным законодательством. Если мы считаем необходимым изменить принцип реализации надзора, то надо отменять и закон о Центральном банке, и закон о банках и банковской деятельности, и закон по отмыванию, и о страховании вкладов, потому что во всех них на Банк России возлагаются конкретные функции, которых нет в КоАПе.

Кроме того, Г. Меликьян заявил, что вряд ли возможно отказаться в целом от надзора за банками, так как они в значительных объемах привлекают средства кредиторов. Это мировая практика - надзор за банками существует абсолютно во всех странах, - подчеркнул Г.Меликьян. Все сказанное Меликьяном понятно. Но тогда ЦБ следует быть более прозрачным. А вместо этого ведомство г-на Игнатьева уже полгода как блокирует собственную проверку.

Впрочем, это довольно хорошо разъяснил госбанкирам и поставил их на место замгенпрокурора Буксман. По его мнению, Банк России не обеспечивает в полной мере реализацию возложенных на него функций, ряд нормативных документов ЦБ имеют нечеткие формулировки, что приводит к различной трактовке инструкций банка. По словам Буксмана, такая ситуация создает предпосылки для коррупционных проявлений.

Кроме того, замгенпрокурора предложил законодательно ограничить возможности сотрудников Центробанка приобретать акции коммерческих банков, чтобы коммерческие интересы не вступали в противоречие со служебными обязанностями служащих системы Банка России. По его словам, сейчас держателями акций коммерческих банков являются 1,5 тысячи сотрудников Банка России и его подразделений. На этом фоне примечательным выглядит еще и тот факт, что в расследовании убийства первого зампреда ЦБ РФ Андрея Козлова могут появиться новые фигуранты, в том числе заказчики.

Генпрокуратура не удовлетворена тем, что у нее есть только один подозреваемый - бывший глава столичного ВИП-банка Алексей Френкель. Такая информация сегодня прошла по информагентствам. Новыми подозреваемыми теперь называются лица, причастные к делу о хищении и отмывании десятков миллионов долларов, пропавших в свое время из Центрального банка Туркмении. Речь идет о председателе совета директоров московского Индустриального экспертного банка Айсолтане Ниязовой, ее компаньоне Савелии Бурштейне и председателе правления этого же банка Евгении Обжирове.

Этот факт, а также нарушения, выявленные Генпрокуратурой, плюс ко всему заявление Резника, поддержанное сверху, говорит о том, что Кремль посылает меседж о своем недовольстве высшим руководством ЦБ. Вполне возможно, что это ведомство ждут в ближайшее время если не потрясения, то крупные перестановки.