18+
  1. Бастрыкинские чтения

Бастрыкинские чтения

Бастрыкинские чтения
Словно в ответ на отчет департамента экономической безопасности МВД России, сообщившего о том, что размер взяток в стране с начала кризиса увеличился в 3 раза, глава СКП Александр Бастрыкин предложил антикоррупционное ноу-хау.

Суть его состоит в том, чтобы расширить круг лиц, на которых распространяется механизм конфискации имущества в случае, когда коррупционера схватят за руку. «Доказали, что чиновник украл, а на наворованное построил большое поместье, записанное на тещу. Значит, тещу надо переселить на дачу, а поместье отдать государству», - размышляет Бастрыкин.

Однако это еще не все. Главный следователь прокуратуры предложил отобранные «дворцы» коррупционеров передавать домам престарелых, детдомам и детсадам. «А бывшие владельцы пускай там работают привратниками и моют полы», - рубанул Бастрыкин, забыв, что по закону эти самые бывшие владельцы могут мыть полы разве что в тюрьме.

«Он, конечно, неглупый человек и понимает, что все эти меры бесполезны, но, поскольку он на службе, то говорить правду не может, - прокомментировал «Веку» инициативу силовика научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. - Правда же заключается в том, что самое действенное средство от коррупции - демократия. Если человек видит, что государство о нем реально заботится, то и он ему помогает в борьбе с коррупцией, в том числе с помощью неучастия в ней. Если же государство ориентировано только на элиту и не пользуется доверием народа, то все бесполезно».

Впрочем, дело строительства демократии - вовсе не должностная обязанность Бастрыкина, его задача - как раз наказывать тех, кто эту самую демократию дискредитирует. Однако стоит только прочитать определение понятия «коррупция» и полистать российскую прессу, то легко можно усомниться в том, что глава СКП в полной мере отрабатывает положенное ему жалование.

Ведь если исходить из того, что коррупция - это «использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды», то можно наивно подумать, что понятие это описывает не преступление, а очень доходную и уважаемую в нашем обществе профессию. Которую, как говорит Бастрыкин, россияне чаще всего совмещают со службой в милиции, работой в сфере медицины и образования. Странно, но чиновников в первой «тройке риска» от главы СКП нет.

Это странно, потому что в прессе, которую высокопоставленные силовики тоже должны читать, их навалом. Навскидку, из недавнего: например, глава Минздрава Татьяна Голикова вместе со своим мужем, главой Минпрома Виктором Христенко, очень даже использует свои властные полномочия в целях личной выгоды. Весной Минздрав признал общеукрепляющий препарат «Арбидол» практически панацеей от птичьего и свиного гриппа. В его производство пошли бюджетные инвестиции. Господину Бастрыкину, читай он прессу, наверняка было бы известно о том, что крупнейшим производителем «Арбидола», а значит, и получателем инвестиций, является компания «Фармстандарт», которую возглавляет давний друг министерской семьи Виктор Харитонов. А родственник Харитонова Лев Григорьев, в свою очередь, возглавляет фирму, производящую иммунологические препараты - ФГУП НПО «Микроген». Вот ведь как, Александр Иванович!

Или взять полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Илью Клебанова. Пресса утверждает, что ООО «Вирибус», которое возглавляет дочь полпреда, очень и очень тесно связано с крупнейшими строительными и рыбопромысловыми холдингами подотчетного ему Северо-Западного региона России.

Это из последних публикаций. А если зарыться в прессу поглубже, можно найти и кое-что, например, про другого министра - Сергея Шойгу. Он, как утверждается, построил себе на Рублевке целый дворцовый ансамбль. Но это ничего, положение обязывает. Поговаривают, правда, что сооружение стоимостью в $10 млн. возводили не обыкновенные строители, а бойцы МЧС. И если это так, то, по мысли Бастрыкина, этот министерский дворец вполне достоин того, чтобы в него переехал дом престарелых.