18+
  1. Честь полицейского по-сочински

Честь полицейского по-сочински

Честь полицейского по-сочински
Конфуций говорил: все начинается с того, что нужно дать правильное название всему. В нашей истории правильное название – беспредел. Конечно, мы привыкли к тому, что отечественные бюрократы держат свой народ в состоянии постоянного изумления. Но наша история – просто из ряда вон.

ЦитатаСиловики курортной столицы России прикрывают своего сотрудника, помогавшего близким родственникам совершить мошенничествоКонец цитаты В сущности, ситуация внешне проста и типична, и о ней мы уже писали в октябре этого года в материале «Чисто Сочинское мошенничество» . Мошенница развела на деньги многих доверчивых людей, а когда дошло дело до суда, оказалось, что у нее и конфисковать-то в пользу потерпевших нечего – имущество успела распродать или перевести на других лиц. История рядовая, хотя за ней стоят реальные трагедии многих реальных людей, и пойти им сейчас некуда. Поражает другое - агрессия равнодушия, что проявилась у официальных лиц. У них, как всегда оказался точный адрес – хата с краю. Прошло уже более двух месяцев со дня публикации, но мы не получили реакции от ведомства Василия Умнова, возглавляющего Сочинское УВД. И это, притом что под его подчинением работает офицер, внесший свою лепту в эту историю, поскольку является близким родственником мошенников, но благоразумно сменивший фамилию, дабы не мелькать в скандальных сводках.

Из судебного дела № 1-2 от 30 сентября 2011 года Центрального районного суда г.Сочи: «… у Ирины Погосян созрел преступный план. Она обратилась в садоводческое товарищество «Бриз» с просьбой о выделении ей пяти земельных участков, пообещав за свой счет построить подъездную асфальтовую дорогу к товариществу. Но достоверно знала, что злоупотребляет доверием, т.к. не имела намерений выполнять взятые на себя обязательства». Участки ей выделили, но мошенница ничего не построила, а создала криминальную цепочку, включив в нее даже сына - Егиша Погосяна. И занялась фиктивными перепродажами участков, по доверенностям, на подставных лиц, кинув садоводов на пять с половиной миллионов рублей.

С этого начался боевой путь мошенницы Погосян. Далее она кидает на 3 200 000 рублей свою знакомую Бурлуцкую, заняв у нее деньги на четыре месяца. Но, как установил тот же суд, «в намерения Ирины Погосян также не входило возвращение этих денег». Видимо, г-жа Погосян рассуждает по банальному принципу – берешь на время чужие, а отдаешь свои навсегда.

В это же время на улице Ландышевой в г.Сочи Егиш Погосян, тот самый сын мошенницы, берется построить жилой дом. Но не приступает к строительству вообще. Его мама, Ирина Погосян, предложила инвестировать в строительство дома нескольким знакомым. Инвалид 2-й группы, участник афганской войны Борис Малхасян, поверив мошеннице, берет в долг 12 миллионов рублей у знакомых в Москве и передает все деньги Погосян. Мошенница набирает столько денег, что на них НАСА на Марсе могла дом построить. Но поскольку в Сочи так ничего и не было построено, афганцу пришлось продать свой дом в центре города, чтобы отдать долги. В результате сейчас он живет в гараже.

Вы скажите – анекдот. Но анекдоты смешны, когда их рассказывают. Когда их переживают – это трагедия. Когда я разговаривал с тем же Малхасяном, он все время прижимал трубку, торчащую из горла. От всех этих переживаний у афганца обострилась болезнь - рак горла, ему в шее просверлили дырку и вставили трубку. У него седые глаза. Он ничего не может сделать с мошенниками. Он обил пороги сочинской и краснодарской полиции, прокуратуры, судов, следственных органов. Неравная битва инвалида с государственной машиной, по сути, вставшей на сторону мошенницы, идет несколько лет. А он просто пытается вернуть свои деньги и наказать мошенницу.

Но никто тебя никуда не посадит, если дашь правильные деньги. Даже если ты давно забыл быть честным человеком. Поэтому у нас и нет никакой жизни, что некоторые берут от нее все… Но афганец, к моему удивлению, не жаждет крови, не желает приморить мошенницу на лесоповале, чтобы она лет пять проходила в тюремных прохарях. Он не хочет, чтобы на нее смотрели только из шнифта – тюремного глазка в железной двери. Нет - Борис просто хочет вернуть свои деньги. (заявление имеется в распоряжении редакции).

И все-таки вот чего я понять не могу, так это то, как преступнику, нанесшему ущерб в несколько десятков миллионов рублей разным людям, дают условный срок «без штрафа и без ограничения свободы» - как записано в приговоре Центрального районного суда г. Сочи председательствующим судьей С.А. Мартыненко. Кажется, так не может быть, но так есть.

В приговоре Ирине Погосян шесть (!) крупнейших эпизодов мошенничества – от двух до восьми миллионов рублей ущерба – и… «без штрафа и без лишения свободы». А какому-нибудь подростку, стащившему блок сигарет в киоске, дают, как здрасте, сразу «двушечку» реального срока. Впору г-же Погосян и дальше давать объявления типа: «Опытный мошенник берет под большие проценты крупные суммы с оформлением у нотариуса». Чтобы и дальше трагический список утраченных иллюзий рос и рос. Вместо того чтобы париться в каком-нибудь бананово-лимонном Сыктывкаре, госпожа Погосян со своим многочисленным семейством ныне благоденствует. Умение не тонуть ни при каких обстоятельствах – свойство хороших лодок и плохих людей.

Известно, что уходить от ответственности лучше всего по состоянию здоровья. Другой сын Ирины Погосян, старший лейтенант полиции (поменявший фамилию на Левит О.В.), вдруг однажды утром кладет маму в реанимацию городской больницы №4. В этот же день она неожиданно «выздоравливает» и выписывается. Госпитализация понадобилась, чтобы взять больничную справку для следователя, что Ирина Погосян снова не в состоянии давать показания. Владимир Осепович Левит (заметим в скобках: тот самый старший лейтенант полиции УВД г. Сочи), как писал в своих заявлениях потерпевший инвалид-афганец, еще не раз пытался всячески воспротивиться ходу расследования. Что же это «за шикарные иномарки», о которых афганец пишет в своем заявлении? Полный список автомобилей, которые в свое время почему-то «не заметило» следствие и которые можно бы было конфисковать в пользу потерпевших, имеется в распоряжении редакции. Стоит отметить, что все машины оформлены на детей и «бывшего» мужа Ирины Погосян, что позволило вывести из-под возможной конфискации имущества.

Таким же образом подставным лицам был продан магазин мужа, с которым Ирина Погосян быстренько оформила фиктивный развод. В общем, все идет по известным мошенническим схемам. Они стары, как мир, но, увы, успешно работают. К моменту суда конфисковывать у мошенницы оказалось как бы нечего. Но именно что – «как бы»… И тут уже возникает вопрос к сочинским правоохранителям.

Мало того что сочинским УВД было возбуждено уголовное дело на мошенницу Погосян лишь после того, «как я два года ходил по милициям», как утверждает потерпевший афганец Борис Малхасян, так и сегодня его заваливают сплошными отписками из силовых структур. Понятно, что вместо образов у них теперь в красном углу портреты Дзержинского. Но ведь и железный Феликс говорил «про чистую совесть и холодную голову». А теперь происходят вещи, которые просто не укладываются в голове. Например, 30.06.2014 г. Прокуратура Хостинского района г.Сочи сообщает тому же Малхасяну Б.П. в ответ на его обращение на бездействие Сочинского отдела УФССП по Краснодарскому краю, что судебным приставом-исполнителем Плотниковым… утрачены (!) документы исполнительного производства в отношении взыскателя. Обивавший все эти годы пороги кабинетов афганец Малхасян узнает, что Плотников… закрыл исполнительное производство в отношении взыскателя еще в 2012 году. Как говорится, истина превыше всего. Поэтому до нее часто не дотягиваются. Когда мне говорят «о потере» исполнительного производства - я смеюсь. Ей-богу, мне смешно. Прямо до кровавых слез. Как инвалиду афганцу. Да за такую работу полагается в три места: в спину, в двери и в тюрьму. Но с сочинских борцов с криминалом, видимо, все как с гуся вода. Как издевались над инвалидом, так и продолжают издеваться, заваливая его формальными отписками.