18+
  1. Что скрывает Смушкин лес?

Что скрывает Смушкин лес?

Что скрывает Смушкин лес?
Не обделило своим вниманием Смушкина и МВД. В 2003 г. на совещании руководства правоохранительных органов Северо-Западного федерального округа милицейское начальство обвинило Илим Палп Энтерпрайз в занижении экспортной выручки на 50-60% и выводе четверти доходов из-под налогообложения.

Разговоры о национализации сырьевого рынка России ведутся уже много лет. После банкротства ЮКОСа никто из бизнесменов, а также аналитиков, не верит в уверения чиновников, что этого не произойдет. Такие страхи побуждают отечественных предпринимателей обезопасить свои предприятия, идти на IPO или продавать часть бизнеса западным инвесторам. Однако, как показывает практика, это не помогает. Примером тому может послужить история с проектом Сахалин-2, а также возможное банкротство ТНК-ВР. Учитывая последние тенденции, некоторые эксперты склонны считать, что вслед за нефтяными ресурсами государство захочет вернуть себе лесоперерабатывающую промышленность. Век уже писал о том, что компания Илим Палп, принадлежащая бизнесмену Захару Смушкину, собирается продать 50% своих акций концерну International Paper. Однако, как полагают участники рынка, в этой ситуации иностранцы сильно рискуют, так как, если начнется процесс возврата собственности, то они могут потерять все свои вложения. Структуры же Смушкина ничем при этом не рискуют, так как другой возможности обезопасить свои деньги у них уже не будет.

Напомним, что российские леса, согласно закону, как, собственно, и недра, принадлежат государству. Однако лицензиями на переработку владеют частные инвесторы. Около 70% таких производств владеет концерн Илим Палп. Аналитики оценивают Илим примерно в $2,3-2,5 млрд. По сути, это Газпром в миниатюре. Разница только в цене и в собственнике.

Группа Илим формировалась на фоне разгоревшихся крупных скандалов. Почти ни одно предприятие компании не перешло в собственность концерна Смушкина, как говорят, мирным путем. Котласский, Братский, Усть-Илимский ЛПК уходили к бизнесмену либо через приватизацию, либо банкротясь. Впрочем, несколько лет назад Смушкин чуть не потерял свой концерн. Так, в 2001 г. Олег Дерипаска собрал крупные пакеты Усть-Илимского ЦБК и Братского ЛПК, а потом вынудил Илим Палп выкупить их за $200 млн.

Не обделило своим вниманием Смушкина и МВД. В 2003 г. на совещании руководства правоохранительных органов Северо-Западного федерального округа милицейское начальство обвинило Илим Палп Энтерпрайз в занижении экспортной выручки на 50-60% и выводе четверти доходов из-под налогообложения. Сыщики подсчитали, что эта компания не доплатила в бюджет огромные средства. Так, отпускная цена за тонну целлюлозы на предприятиях Смушкина составляла около $260. Рыночная же была намного больше, примерно $430. При экспорте продукции за рубеж Илим Палп платил налоги с первой цены, но его дочерние фирмы в европейских странах реализовывали вывезенную целлюлозу уже по цене рыночной. Таким образом, казна недополучила почти половину налогов. Впрочем, дальше разговоров дело почему-то не пошло. Поговаривали, что у бизнесмена была поддержка где-то на самом верху.

Сейчас ситуация стала меняться коренным образом. Стали налицо проявляться тенденции возврата сырьевых активов в госсобственность. Причем это касается и тех бизнесменов, которые были обласканы Кремлем. Характерным примером может послужить ТНК-ВР, наполовину принадлежащая Виктору Вексельбергу. Здесь имеют место и миллиардные налоговые претензии, и попытки Газпрома аннексировать Ковыктинское месторождение. Никаких надежд на дружбу с власть предержащими у Вексельберга не осталось, после того как дочку российско-британской компании Роспан обвинили в нарушении условий лицензионных соглашений. Против руководителя Роспан Интернешнл было возбуждено уголовное дело. Помимо этого СП исключили из проекта по строительству трубопровода Бургас Александруполис. Понятно, что если государство не стало считаться с близкими себе предпринимателями, то оно не будет щадить и других.

Видимо, поэтому акции основных предприятий Илим Палпа еще в начале осени были переведены в собственность зарегистрированной в Швейцарии Ilim Holding S. A. Ей принадлежит около 90% Котласского ЦБК, Целлюлозно-картонного комбината, Усть-Илимского ЛПК, Братсккомплексхолдинга, Илим-Гофропака и 51% Санкт-Петербургского картонно-полиграфического комбината. В конце сентября Ilim Holding зарегистрировала в России дочку - ОАО Группа Илим.

Итогом консолидации стало заявление руководства компании Илим Палп о планах продажи 50% активов International Paper.

Как считает ряд аналитиков, эти действия связаны со стремлением Смушкина обезопасить свой бизнес и обналичить средства. Вместе с тем, как полагают эксперты, Смушкин таким образом поставил своих зарубежных партнеров под удар. Ведь не сегоднязавтра может быть запущена программа по созданию единого государственного лесопромышленного концерна.

Как сказал Веку аналитик Финансовой группы Церих Олег Душин, менеджмент International Paper сильно рискует. Скорее всего, руководство этой компании полагает, что государству интересны только недра, и не думает о том, что оно займется лесом. Такая беззаботность связана с тем, что пока в лесопереработке не было подобных прецедентов. Однако это рано или поздно произойдет. Все, что будет попадать под название государственные интересы, будет вскоре ревизоваться. И лесная отрасль в этом списке будет стоять одной из первых. Схема при этом может быть довольно простой. Вначале придут лесники, которые выявят некоторые нарушения, за ними последует громкая экологическая компания. Будут говорить, что леса вырубаются с ущербом для природы, ну а потом, как всегда, ими займутся налоговые органы. Ведь как было на Сахалине-2? Приехали иностранцы, которые даже русского языка не знали. Для них эта местность была колонией. Потом, когда появились какие-то вопросы у проверяющих органов, они вообще не поняли о чем идет речь. Здесь будет тоже самое.

С Душиным не согласен директор ИК НАК Павел Лобанов. По его мнению, высказанному в беседе с обозревателем Века, иностранцы не рискуют, а страхуют российских владельцев от желаний государства. Именно продажа 30-40% акций головной вертикально интегрированной компании иностранному инвестору позволяет вести с государством диалог в рамках совета директоров. Когда среди директоров и управляющих есть иностранцы это вопрос международный. Тенденция продолжится и в других областях промышленности. После спада IPO будет именно такой формат инвестиций. Европейцев интересуют работающие предприятия, в Европе есть деньги и их много, и частные инвесторы и фонды готовы покупать доли. А российские владельцы заинтересованы, так как лучше сохранить часть и продолжать заниматься бизнесом, чем с откупными отсиживаться в Лондоне.

Однако, по мнению аналитика ИК Русские финансовые традиции Сергея Ткача, если Илим Палп заработал свои активы посредством недружественных поглощений, то, скорее всего, национализация его активов возможна. А лазейку найти всегда можно. Учитывая то, как приобретались предприятия Илима, там есть даже не лазейка, а открытая дверь для входа государства. Поэтому, наверное, руководству предприятия потребовалось во что бы то ни стало обналичить свои средства, вот они и продают часть бизнеса иностранцам.

Тогда встает законный вопрос: зачем зарубежные бизнесмены рискуют своими деньгами, которые так легко можно потерять. Как считает Сергей Ткач, пока государство примется за лесоперерабатывающую промышленность, пройдет еще несколько лет. За это время на ЛПК, которые принадлежат Илиму, можно будет заработать огромные деньги, а потом попросту избавиться от активов.

Между тем, Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров России поддерживает вхождение государства в эту отрасль. Мы заинтересованы в динамичном развитии лесопромышленного комплекса и приветствуем любые меры, предпринимаемые государством для ускорения этого процесса. Улучшение ситуации в отрасли за последние несколько лет лесопромышленники связывают с возросшим участием государства в решении лесных проблем, - сообщили Веку.

Последние новости