18+
  1. Дербентский базар

Дербентский базар

«На здешних базарах все производится и продается. Три самых великолепных базара, какие я когда-либо видел – дербентский, бакинский и нухинский. Делают и продают все – ковры, оружие, скатерти, папахи, черкески, обувь всякого рода…

И все это блестит, отсвечивает, шевелится, спорит, дерется, вынимает ножи, хлопает плетью, кричит, угрожает, бранится, сложа руки на груди, обнимаясь, живя между спором и смертью, между пистолетом и кинжалом».

Александр Дюма, «Кавказ»

Необъявленная война

На одном из последних совещаний в столице Дагестана Ашахан Магомедов, начальник Махачкалинского линейного управления внутренних дел на транспорте, обнародовал неутешительные данные: за последние шесть месяцев текущего года на железных дорогах республики совершено семь диверсий.

«Практически все взрывы подготовлены одним способом. Взрывные устройства были нажимного характера, компоненты, использованные для изготовления взрывных устройств, идентичны. Преступные группы орудуют на Махачкалинском и Дербентском участках», - сказал он. Уже одно это свидетельствует, насколько нестабильна сейчас обстановка в ключевом регионе Южного федерального округа. Но, к сожалению, «рельсовая война» - далеко не единственный признак ухудшения ситуации в Дагестане…

Конечно, если верить статистике, то криминогенная ситуация в Дагестане даже лучше чем в среднем по России. Но статистика в России вещь особая. Достаточно правильно построить работу милиции на местах и потерпевшие думать забудут на кого-то жаловаться. А нет потерпевших - и нет преступлений.

Не удивительно, что сегодня Дагестан оказался поделен между кланами. Каждый или почти каждый глава района считает себя «хозяином» своей территории, с которой он кормится. Почти у каждого из них есть собственное хорошо вооруженное ополчение. Ссоры между кланами перерастают в кровную месть, и все чаще на лентах новостей можно прочитать сообщения о том, что на очередного районного главу совершено покушение.

Подобная власть на местах насквозь пронизана коррупцией. О ней буквально рассказывают легенды. Чтобы получить даже маленькую, но «ответственную» должность надо заплатить. А если ты вложился в свое назначение, то конечно потом захочешь эти деньги вернуть. Как? Ну ни чиновничьей зарплатой же…

На фоне такой напряженной ситуации Дагестан готовится к избранию нового президента Республики. На рассмотрение президента РФ Дмитрия Медведева партия «Единая Россия» внесла список из пяти кандидатур. Конечно, эксперты в один голос принялись говорить, что у федерального центра нет права на ошибку (спрашивается, а когда она у него была?). Иначе со временем обстановка в регионе может начать развиваться в неконтролируемом русле.

В парламенте республики президентский список вообще вызвал скандал. Оказалось, что в него попали люди, мягко скажем, с неоднозначной репутаций. Один из видных дагестанских единороссов в кулуарах возмущался, «как может государственный чиновник, который буквально месяц назад на выборах в Дербенте активно выступал против «Единой России», сейчас попасть в список кандидатов от нашей партии? Какие же он нашел для этого аргументы и кому он их преподнес? Это все случайность, или кто-то хочет специально подставить Дмитрия Анатольевича и поссорить его с Дагестаном?».

Ходовой товар

Прежде чем приступить к анализу списка из пятерых кандидатов на пост президента Дагестана, стоит коротко вернуться к событиям вокруг дербентских выборов. Борьба за пост мэра этого небольшого древнего города стала темой для первых полос российских и мировых газет. Еще до дня выборов в городе начались беспорядки: группы из молодых людей нападали на избирательные участки, избивали людей. В день выборов часть участков оказалась закрытыми, драки на улицах продолжались, у журналистов РЕН ТВ люди с оружием отобрали камеру, на которую они снимали происходящее и т.д.

События, разворачивавшиеся в городе, нельзя было списать даже на «горячий характер» его жителей. И вскоре многое стало проясняться. Например, выяснилось, что в эти дни самым дорогим товаром на дербентском рынке были - «голоса». Шли они по нереальной даже по московским меркам цене – 10 тысяч рублей за голос в пользу нужного кандидата. Ради такого шального заработка, в регионе, где безработица - одна из основных проблем, люди были готовы разорвать друг друга.

По мнению наблюдателей, главным распорядителем всей этой благотворительности стал депутат Госдумы Магомед Гаджиев, который по самым скромным оценкам привез в Дербент 20 миллионов долларов. Видимо, по поручению одной из влиятельных московских групп.

Дербент стал для «московских лоббистов» пробным шаром. Несмотря на вложенные деньги, купленных судей и организованные акции протеста избрать своего мэра им не удалось. Теперь борьба предстоит за кандидатуру будущего президента Республики. Гаджиев в разговорах бравирует тем, что уже сумел «железно договорится» с двумя кандидатами, а Магомеда Абдуллаева вообще ласково называет «медовым». «Он свой уже давно, еще когда начал медом в здании правительства торговать», - по слухам, трогательно хвастается депутат.

Уже ходят разговоры и о стоимости «правильного» голосования в парламенте Дагестана, когда будет одобряться (или отклоняться) кандидат от Д.Медведева. За депутатский голос предлагается ни много, ни мало 1 миллион долларов «в одни руки». Если эти разговоры верны, то «москвичи» решили бороться за пост президента всерьез. Попросту говоря, купить парламент. Такого «аттракциона неслыханной щедрости» Дагестан не видел никогда. Теперь некоторые депутаты республиканского парламента смогут пересесть на новенькие «Феррари» и «Ламборджини». Судя по слухам в городе, такие планы имеются. Правда, лидер «Единой России» В.В.Путин во время недавней прямой линии с народом осудил такую любовь к роскоши и, по сути, призвал к борьбе с «фиксами»: «Еще в советское время в некоторых кругах выставляли свое богатство напоказ: модно было вставлять золотые зубы, причем желательно передние, чтобы показать уровень своего благосостояния. Вот и "Ламборджини" и прочие дорогие финтифлюшки, и есть те самые "золотые зубы", - сказал премьер-министр. Но царь высоко, а Дагестан далеко …

Претенденты на трон

Каким же должен быть идеальный кандидат на пост президента Дагестана с точки зрения федеральной власти? Новый лидер должен оказаться авторитетным и для местной элиты, и для центра, причем, с точки зрения интересов России, он в первую очередь все-таки должен проводить в регионе интересы Кремля. Может ли остаться им нынешний лидер республики Муху Алиев?

По оценкам дагестанских политиков, он начинал как нейтральная в отношении кланов фигура. Никто в Дагестане не может сказать, что он замешан в коррупционных скандалах. Или что он предоставляет какие-то необоснованные преференции своим родственникам. Алиев делал определенные шаги в направлении борьбы с коррупцией и клановостью. Он отказался от господствовавшей до него системы назначений за взятки и по принципу кумовства.

Как демонстрируют последние события с выборами в Дербенте, Алиев не только занял жесткую и бескомпромиссную позицию, но и показал, что контролирует ситуацию в регионе. У него за плечами огромный политический опыт и поддержка населения республики. Вместе с этим список претендентов все-таки шире.

Чтобы успешно конкурировать с М.Алиевым, необходим политик федерального масштаба, авторитетный в республике, адекватно оценивающий как ситуацию внутри региона, так и четко представляющий себе задачи и ожидания, имеющиеся у федерального центра. Это должен быть человек достаточно жесткий и цельный, но, с другой стороны, обладающий и умеющий пользоваться «умной силой» (быть мудрым и, когда требует момент, компромиссным, ибо в условиях, когда едва ли не каждый аул готов ощетиниться автоматными и пулеметными стволами, до гражданской войны может быть всего один неверный шаг).

Анализ списка кандидатур, выдвинутых «Единой Россией», с национальной точки зрения мало что дает, хотя в многонациональном Дагестане это – очень важный фактор. Из пяти кандидатов четверо – аварцы. Но это само по себе мало о чем говорит. Аварцы в республике являются наиболее многочисленной национальностью, но именно в силу этого они не представляют монолита. Кланы аварской элиты имеют различные источники доходов, а также иногда противоположные интересы. И все-таки выбор свой президент России, скорее всего, остановит на ком-то из них.

А вот даргинец Магомедсалам Магомедов, сын бывшего руководителя Дагестана Магомедали Магомедова, находится явно не в той «весовой категории», хотя и вовлечен во все клановые разборки. Он, правда, успел побывать спикером парламента республики в течение года (злые языки в политических кругах региона утверждали, что его избрание было оговорено его отцом в качестве условия своей «добровольной» отставки в 2006 году).

Но Магомедсалам Магомедов настолько привержен клановым правилам игры, что, республика, уставшая от стиля правления его отца, не примет данного кандидата. По мнению наблюдателей, шанс на избрание ему дает объединение с «московской группой». Тем более, что уже упоминавшийся эмиссар «москвичей», стал депутатом Госдумы от Дагестана как раз в период правления отца Магомедсалама и их многое связывает.

Другой претендент - Сайгидгусейн Магомедов, начальник Управления федерального казначейства по РД, - тот самый борец с правящей партией, на которого жалуются дагестанские единороссы. После дербентского инцидента он был снят с поста первого зампреда политсовета регионального отделения «Единой России». Его попадание в президентский список также может объяснить его дружба с М. Гаджиевым.

Как федеральный чиновник республиканского уровня Сайгидгусейн Магомедов отвечает за прозрачность распределения финансовых потоков и контроль за их целевым использованием. Т.е. те самые направления, которые для федерального центра остаются такой же головной болью, как и растущий республике ваххабизм. Местные же власти уже давно выучили тарифы на получение допфинансирования…

За спиной у Магомедова-«казначея» стоит серьезный религиозный «гимринский» клан, который, правда, серьезно ослабел после убийства его неформального лидера, родственника Сайгидгусена Магомедова Газимагомеда Магомедова (больше известного как Газимагомед Гимринский). Считается, что уничтожили его ваххабиты, с которыми у него, впрочем, была длительная и сложная история взаимоотношений (хотя есть версия, что здесь не обошлось без федералов). Журналист Юлия Латынина, знавшая Газимагомеда Магомедова лично, уверяла, что причиной был дележ «откатов» - средств, поступавших из федерального бюджета. В него стрелял его бывший ученик, один из деятелей экстремистского подполья Гаджидадаев: «У Газимагомеда и молодого поколения ваххабитов начались разногласия – сначала на почве сотрудничества с известным государственным органом из трех букв, а потом и по вопросам раздела денег из бюджета и за похищения. Совсем плохо стало, когда федеральные власти дали денег на ремонт гимринского тоннеля. К подрядчику пришел Гаджидадаев и представился местным уполномоченным по Аллаху, а потом пришел Газимагомед и представился так же. Так что вопрос о разделе отката при строительстве гимринского тоннеля оказался роковым теологическим вопросом для гимринских ваххабитов».

Советник председателя Совета Федерации РФ Магомед Магомедов - единственный в чистом виде партийный выдвиженец от «Единой России» и что характерно наименее известный среди простого населения из всех предложенных кандидатов. Тот факт, что он не вовлечен в противостояние республиканских кланов, может сыграть ему на руку: нейтрального человека там, возможно, могли бы принять лучше, чем того, кто уже связан с той или иной местной группировкой. Но очевидно, что в силу этого он будет заинтересован работать на президентском посту так, чтобы заслужить поддержку Кремля. И в этом его слабое место: в Дагестане его скорее воспринимают как человека из центра, а людей, зависящих от Москвы, там не любят.

Трудно судить, насколько мощный ресурс стоит за недавно назначенным зампредом правительства РД Магомед ом Абдуллаевым. Абдуллаев – юрист, профессор, несколько лет работал завкафедрой в Санкт-Петербурге и Москве. С одной стороны, правовые знания, способные обеспечить в республике диктатуру закона – вещь очень полезная, с другой – он работает в качестве вице-премьера Дагестана всего 1,5-2 месяца. Его профессиональный опыт сегодня бесценен для наведения порядка в судебной системе республики. И как глава Верховного суда Дагестана, он смог бы в ближайшем будущем приобрести необходимый политический авторитет в регионе.

…Как мы видим выбор у Д.Медведева крайне сложный. Свободолюбивым народом Дагестана в современных условиях не сможет управлять слабый или жадный руководитель, который окончательно превратит ключевой регион Северного Кавказа в «дербентский базар». Начать новую главу кавказской истории президенту предстоит с кадрового решения, которое на многие годы вперед определит вектор развития южного региона России.