18+
  1. Доля контролера

Доля контролера

Доля контролера
Известно, чем увесистей айсберг, тем больше массы у него спрятано под водой. Если у мелкого остроконечного айсберга подводная часть лишь в 3-4 раза толще надводной, то у плоских столовых айсбергов размером со стадион подводный массив толще в 7 раз по сравнению с видимой частью…

Закон айсберга во многом определяет и жизнь московского чиновничества. Обычно там соотношение такое – на поверхности должности и занимаемые кресла, а в скрытых от постороннего глаза глубинах – доли в уставных капиталах опекаемых структур, участие в крупном бизнесе, откаты и схемы вывода бюджетных денег.

Летом 2007 года, после того, как тогдашний президент Владимир Путин предложил снова назначить на пост мэра Москвы Юрия Лужкова, многие наблюдатели ожидали больших перемен в кадровом составе столичной администрации. Именно тогда началось возвышение относительно новой для общественности фигуры в ближайшем окружении столичного градоначальника – Александра Рябинина, ранее состоявшего в должности советника мэра и отвечавшего за вопросы инвестиционной деятельности.

СМИ подчеркивали, что это очень закрытый человек, который всегда был в тени и общался с прессой только по личному указанию мэра. Сейчас этот скромный уроженец казахского города Чимкента потеснил в коридорах власти многие группы влияния и является одним из ведущих чиновников столицы. Он заместитель мэра Москвы и одновременно руководитель Контрольного комитета города Москвы (Москонтроль). Его слово имеет вес при вынесении многих ответственных решений, влияющих на распределение строительных инвестконтрактов и финансовых потоков в столице.

Наблюдатели отметили, что Юрий Лужков еще в апреле 2007 года отдал в руки подчиненных Рябинину структур полномочия по приостановке и пересмотру условий инвестконтрактов, т.е. функции, которые ранее сам контролировал через городскую комиссию по вопросам землепользования и градостроительства. Для аппарата и инвесторов это был знак! Рычаги Москонтроля значительно расширили возможности и влияние Александра Рябинина, ведь Контрольный комитет не только участвует в проведении единой инвестиционной политики города, но и выполняет функции контроля в сфере размещения заказов и оказания услуг для нужд города, бдит за обеспечением экономической безопасности Москвы. Неудивительно, что многие с подачи депутата Сергея Митрохина стали называть Александра Рябинина «серым кардиналом» при мэре...

Но даже секреты серых кардиналов рано или поздно становятся достоянием общественности. Недавно случилась, так сказать, утечка. Журналистам была подброшена информация о том, что высокопоставленный чиновник Рябинин является… учредителем целого ряда коммерческих строительных структур. Естественно, бесконтрольным учредителем. Ведь все рычаги контроля находятся в его руках.

Злые языки утверждают, что ему принадлежат доли в уставных капиталах таких компаний как ЗАО «Девелопмент-строительство инвест», ОАО «Строительная сберегательная касса», ЗАО «Монолит-СМ», ЗАО «Силикат-СМ», ЗАО «Монтажспецстрой», ООО «Собор-СМ», ЗАО «Промстройтехнология-М», ООО «Абсолют-В», ЗАО «Ортост-Фасад», ЗАО «АС Эстейт Сервис», ЗАО «Генподряд-СМ», ООО «Инжстрой-сити», ООО «СИ-Лидер», ТСЖ «Удальцова 48», ЗАО «РДУ Студия», ООО «ИМПЭКСИМ»…

Как видим, спектр бизнес-интересов г-на Рябинина достаточно обширен – от генподряда до фасада. Одновременно, если верить тому же источнику, глава Москонтроля является одним из крупнейших держателей акций ОАО «Сити». Указанный проект в настоящее время оценивается в $12-13 млрд., и в нем Рябинину принадлежит 6,09% акций указанного ОАО. Утверждается также, что помимо российских, у чиновника имеются фирмы еще и в Чехии, также как и недвижимость в этой стране. А кроме того еще каким-то образом им было получено и чешское гражданство.

Разумеется, из потаенных глубин айсберга не выносится на божий свет и то, что на столь высокопоставленной должности в правительстве Москвы Александр Рябинин покровительствует близким ему структурам при выделении земельных участков под строительство на территории Москвы объектов жилья и социально-культурной сферы, а также влияет на распределение долей между городом и перечисленными коммерческими образованиями.

По имеющейся информации, в декабре 2007 года г-н Рябинин дал негласное указание отдельным сотрудникам подведомственного Комитета о пересмотре итогов порядка 200 инвестконтрактов, заключенных между городом и инвесторами. Это вызвало негодование со стороны последних: было очевидно, что подобные шаги делаются для последующего перезаключения данных контрактов с организациями, судьба которых, мягко говоря, близка этому высокопоставленному чиновнику.

Если верно утверждение, что рыба гниет с головы, то что можно сказать о подчиненных? Они, как говорится, не дремлют. Так, известно, что заместитель Рябинина – Андрей Куприянов, пользуясь благосклонностью шефа и не всегда считаясь с установленными законом процедурами, согласовывает с так называемыми победителями торгов проекты инвестиционных контрактов, договоров аренды земельных участков, подлежащих подписанию. В пользу заранее определенных лиц, по имеющимся сведениям, готовятся также проекты соглашений о внесении изменений в заключенные контракты. Похоже, по «закону айсберга» рядом с крупными интересами шефа начинают нарастать «айсберги» помельче – но и они наращивают подводную часть…

Не будем задаваться бестактными вопросами, видит ли, что происходит в Контрольном комитете мэр Юрий Лужков? Вряд ли. Ведь согласно имеющейся информации, на должность по обеспечению экономической безопасности города Александр Рябинин был назначен по рекомендации собственника группы компаний «Интеко» Елены Батуриной. Комментарии, как говорится, излишни.

Есть при мэре Москвы и Совет по противодействию коррупции в органах исполнительной власти города, учрежденный согласно новым веяниям, Юрием Лужковым в декабре 2008 года. И г-н Рябинин является членом совета этого органа - грозы всех московских коррупционеров. Так что, он теперь, можно сказать, является дважды контролером над всеми, и, разумеется, контролю неподвластен.

А посему плывет чиновник по морю московской инвестиционной политики, как айсберг в океане. Вот такая доля – контрольная.