18+
  1. «Фактор Навального» против «володинских» выборов

«Фактор Навального» против «володинских» выборов

«Фактор Навального» против «володинских» выборов
8 сентября стал самым масштабным днем выборов в России с точки зрения числа кандидатов и регионов, принявших участие в едином дне голосования. Сенсациями стали второе место кандидата в мэры Москвы Алексея Навального и победа на выборах главы Екатеринбурга Евгения Ройзмана. Политологи считают: картина российских выборов меняется.

Единый день голосования в минувшее воскресенье, по мнению Центризбиркома, стал самым массовым за последние годы – это были самые высококонкурентные выборы среди политических партий. В 6 861 избирательной кампании приняли участие 104 499 кандидатов. В общей сложности разыгрывалось 41 476 мандатов в 80 регионах России, кроме Санкт-Петербурга, Кабардино-Балкарии и Ингушетии. Россияне выбирали губернаторов, мэров и депутатов муниципальных образований и членов местных заксобраний.

На выборах мэра Москвы произошло то, что многие политологи назвали сенсацией – оппозиционный кандидат Алексей Навальный занял второе место после кандидата от власти Сергея Собянина. Глава избиркома Валентин Горбунов сообщил: итоги голосования свидетельствуют о том, что выборы столичного градоначальника закончились одним туром. За Сергея Собянина проголосовали 51,37% москвичей, за Алексея Навального - 27, 24%. Следом идет коммунист Иван Мельников - 10,69% и с большим отрывом Сергей Митрохин - 3,5%, Михаил Дегтярев - 2,86% и Николай Левичев - 2,79%.

Подобный триумф Навальному не предсказывали даже оппозиционные политологи, сомневающиеся, что московские выборы обойдутся без фальсификаций. Кандидату от РПР-ПАРНАС давали, в лучшем случае, третье место, тогда как Собянин, по мнению многих, должен был выиграть эти выборы с «разгромным счетом» за счет админресурса и нарушений.

«Наверное, я был чуть ли не единственным политологом, который рассматривал вероятность роста рейтинга Навального до 30%, - сообщил «Веку» директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. - Мы обусловливали возможный подобный рост феноменом «электорального пылесоса», то есть тем, что он отберет значительную часть электората других кандидатов. Так и произошло. По сравнению с прогнозами меньше получили и Митрохин, и Мельников, за счет того, что Навальный выглядел основным оппонентом действующей власти. Я думаю, что ставка команды Собянина на низкую явку была ошибкой, потому что при ней они получили ситуацию, в которой избиратель Собянина в значительной степени не пришел (потому что исход и так предрешен). А избиратели Навального, наоборот, были энергетически заряжены, и до участков дошли».

По словам эксперта Института гуманитарно-политических исследований Владимира Слатинова, московские выборы, действительно, принесли абсолютную сенсацию - Навальный стал настоящим триумфатором, тогда как для власти кампания оказалась полностью проваленной. «Дело в том, что искомой легитимности Собянин не получил – балансирование на грани 50% с очевидными сомнениями в честности подсчета на финальном этапе – не позволяют говорить об уверенной победе, - пояснил политолог «Веку». - В истории с московскими выборами Кремль несколько раз сам себя перехитрил. Провидение отомстило за бесконечные манипуляции с избирательной системой. Внезапно возникшая летом идея досрочных выборов преследовала цель превентивно нейтрализовать имеющего высокий рейтинг Прохорова, не допустить его гипотетической победы в 2015-м году накануне большого федерального избирательного цикла. И легитимировать Собянина через планируемый «электоральный блицкриг» - понятно, что никто из системных партий всерьез бороться с Собяниным и Кремлем не собирался».

Поскольку вопрос легитимности кампании был ключевым (Москва все-таки) решили зарегистрировать Навального, и после приговора по делу «Кировлеса» даже выпустили из СИЗО, напоминает Слатинов. Навальный же, вступив в гонку, поломал все сценарии кампании. «Сначала у власти планировался «блицкриг», потом – «убедительная победа, легитимированная участием Навального, который набирает мало и сам себя дискредитирует», наконец, видя, что Навальный неизбежно займет второе место, власть снизошла до «убедительной победы Собянина, легитимированной успешным выступлением Навального». Хотя многим в Кремле это не нравилось – не зря околовластные политологи талдычили про «возможное второе место Мельникова». Однако и этот компромиссный сценарий Навальный пустил под откос. Теперь – чем бы ни закончилась история с подведением итогов выборов – легитимность «мэра статистической погрешности» останется подвешенной, а Навальный сразу вошел в высшую национальную политическую лигу. Борясь с системным Прохоровым, власть получила радикального Навального как безусловного лидера оппозиции, который к тому же выгодно оттеняется лидерами системных партий пенсионного возраста».

Политолог считает, что моральная победа Навального имеет огромное символической значение. «В отличие от всей остальной России, где очередная, теперь «володинская» реинкарнация манипулятивной системы, имела, пусть скандальный, но успех, в Москве (и Екатеринбурге) тренд на «подморозку» страны удалось преодолеть. «Фактор Навального» превращается в постоянно действующий в российской политике. Он вводит новую политическую моду, новые смыслы, новый стиль - и будет перманентно подтачивать нынешнюю систему, независимо от ожидаемых судов и приговоров, от попыток публичной дискредитации и силового давления», - говорит Слатинов.

Политолог Павел Святенков считает, что результаты московских выборов - это результат интриг вокруг фигуры Собянина, нежелание части элит дать ему усилиться. «Стать совсем уж сильным мэром Москвы ему не позволили. Он выиграл в первом туре с относительно цивилизованным результатом, но ожидаемой громкой победы не получилось и поэтому, скорее всего, Собянин останется мэром, но вряд ли сможет реализовать свои карьерные амбиции типа немедленно стать премьер-министром или что-то в этом духе, - пояснил эксперт «Веку». – Навальному эти результаты, скорей всего, дают статус федерального политика, потому что он достаточно ярко провел избирательную кампанию и набрал относительно большой процент голосов. Это лучший результат оппозиционного политика в Москве, по-моему, за всю историю выборов в городе. То есть Навальный может считать себя таким «некоронованным королем» оппозиции и единственную альтернативу ему, по итогам прошедших выборов, может составить разве что Евгений Ройзман, который все-таки даже стал мэром Екатеринбурга».

Победа кандидата от «Гражданской платформы» Евгения Ройзмана на выборах главы столицы Урала действительно стала «сенсацией №2» - соперничество в Екатеринбурге было наиболее ярким в сравнении с другими городами. Ройзман набрал 33,31% голосов, а вице-губернатор Свердловской области Яков Силин получил поддержку 29,71%. Наблюдатели считают неожиданностью то, что основателю «Фонда без наркотиков» дали дойти до финиша и предполагают, что победа Ройзмана означает конец губернаторства Евгения Куйвашева. Глава Свердловской области хоть и говорил, что готов работать с любым мэром, однако, по данным местных СМИ, лидерство «не того» кандидата вызвало в Екатеринбурге настоящую панику – к Куйвашеву срочно были вызваны председатель горизбиркома и глава местной полиции. Был прекращен прямой эфир на местном ТВ, а в центр города ночью пригнали грузовики с силовиками.

«История с Ройзманом примечательна тем, что Кремль ради придания выборам 8 сентября видимости легитимности решил провести несколько кампаний, где ресурсных кандидатов зарегистрировали и дали дойти до конца, - полагает Владимир Слатинов. - Воспользовавшись этим, Ройзман выиграл вопреки мощнейшему противодействию, жестокому силовому давлению и информационной войне. В отличие от московских, екатеринбургские выборы проходили предельно грязно, но Ройзман показал, что систему можно одолеть».

Однако, считает политолог, эта победа, скорее, символическая. «В практическом плане она означает возобновление в Свердловской области реальной политики. Но Ройзману будет тяжело – в Екатеринбурге глава города руководит не администрацией, а Гордумой, где большинство завоевала «Единая Россия», так что нанять сити-менеджера, который будет рулить городским хозяйством и деньгами, а также изменить устав, отменив «двуглавую» модель управления, Ройзману будет сложно. Не исключено, что в Гордуме лояльное региональной власти большинство его попросту политически изолирует».

Евгений Минченко также отмечает: учитывая, что у Ройзмана нет даже намека на большинство в Гордуме, он вынужден будет договариваться, идти на компромиссы. «Евгений Ройзман, в отличие от Навального, - человек с репутацией (неоднозначной, конечно), известный и понятный екатеринбуржцам. Именно поэтому не сработала негативная кампания против него - ибо все уязвимые точки кандидата избирателям были давно известны», - отмечает эксперт. Кстати, он убежден, что в Екатеринбурге прошли по-настоящему честные выборы, на которых настоял Кремль.

Внимание общественности было также приковано к выборам губернатора Московской области. Главой Подмосковья стал врио главы региона Андрей Воробьев, набравший 79,15%. Второе место занял кандидат от КПРФ Константин Черемисов (7,70%), за ним следуют бывший депутат Госдумы Геннадий Гудков, которого выдвинуло «Яблоко» (4,41%); кандидат от ЛДПР Максим Шингаркин (2,49%) и кандидат от «Патриотов России» Надежда Корнеева (2,25%).

Губернаторские выборы в МО многие называют самыми прозрачными и открытыми в стране, в Мособлизбиркоме также отмечают, что все прошло без серьезных нарушений. «Я сам лично ездил по избирательным участкам, нарушений никаких не видел, - сообщил Евгений Минченко. - Они Воробьеву, собственно, были и не нужны. В отличие от Собянина, у которого команда выбрала такую расслабленную стратегию: сидеть на горе и ждать, пока река пронесет мимо тебя труп врага – Воробьев до последнего бился за результат, за каждый процент, несмотря на очень серьезный отрыв от оппонентов. Ну, вот и результат. Андрей Юрьевич провел огромное количество встреч, постоянно занимался какими-то проблемными вопросами и даже участвовал в дебатах - и ничего страшного не произошло. Наоборот, это ему только добавило очков в глазах избирателей – то, чего не было у Собянина».

Кроме жителей Подмосковья и Москвы глав регионов выбирали Владимирская и Магаданская области, Хабаровский и Забайкальский края, Чукотский автономный округ и Республика Хакасия. Почти во всех регионах победили действующие руководители – представители «Единой России». Лишь в Забайкалье победу одержал кандидат -«эсер» Константин Ильковский. В Ингушетии и Дагестане глав республик избрали местные парламенты - Юнусбек Евкуров и Рамазан Абдулатипов продолжат руководить своими регионами.

По оценке наблюдателей, нарушений на этих выборах хоть и стало ощутимо меньше, однако, в ряде регионов все же были выявлены факты подкупа избирателей и массовые «карусели». Представители движения «Голос» сообщили о серьезных нарушениях в некоторых городах МО и Екатеринбурге в виде массового голосования по открепительным удостоверениям, «каруселей» и ангажированных избирателей. В Кемеровской области было ослаблено наблюдение за выборами и кое-где найдены заранее заполненные бюллетени. В Воронеже, по словам наблюдателей, были замечены массовые подвозы избирателей, голосующих по открепительным. Были нарушения и в Рязани: вброс бюллетеней и голосование по чужим паспортам.

В целом, по словам Павла Святенкова, выборы в стране выборы прошли спокойно, по старому сценарию доминирования партии власти. Евгений Минченко считает, что уровень конкурентности выборов значительно вырос. «В значительной степени это заслуга федерального центра, который по ряду ситуаций поправлял регионалов, например, в вопросах снятия кандидатов (с Ройзманом в Екатеринбурге, например – ред). Я знаю ряд случаев, когда были железобетонные основания для снятия оппозиционных кандидатов, но Кремль не рекомендовал это делать, говоря: идите и выигрывайте электорально, а не через суды».

Владимир Слатинов, между тем, уверен: по стране в целом манипулирование избирательной системой позволило власти в очередной раз себя воспроизвести. «Искусственное понижение явки, раскалывание протестного электората нашествием новых партий, преимущественно – спойлеров, почти повсеместное снятие с выборов ресурсных кандидатов (за редкими исключениями) и мобилизация лояльных групп – с региональными и местными нюансами эта схема применялась почти повсеместно, - говорит политолог. - Выборы лишались интриги, все сильнее напоминая договорные матчи. Системные партии, напуганные спойлерами и встроенные в «вертикаль», почти нигде не бились всерьез. Население это чувствует – катастрофическое снижение явки – не только результат политтехнологии в виде «единого дня голосования» в начале сентября, но и выражение недоверия в деградирующей политической системе. Проблему легитимности «володинская» модель не решает, скорее, наоборот. Не зря поговаривают о возвращении Суркова в Кремль. Однако, и старым и новым кремлевским демиургам придется нелегко с теряющей легитимность политической системой и «фактором Навального»».