18+
  1. Гонтмахериада, или Бег на месте

Гонтмахериада, или Бег на месте

Гонтмахериада, или Бег на месте
В России слово «либерал» считается ругательным. Причиной тому стали отечественные представители этого течения, их деятельность в 90-е и не прекращающиеся попытки представить этот период как самый благоприятный для страны.

Тем не менее, презрительное отношение населения не совсем справедливо по отношению к самому либерализму как к общественно-политической и экономической идее. Так что придуманное блогерами понятие «гонтмахериада» стало пока что наиболее удачным определением российского либерала образца конца 20 - начала 21 веков.

Своим происхождением гонтмахериада обязана вполне конкретному и ныне здравствующему человеку - Евгению Гонтмахеру, личности не самой яркой и талантливой, но в силу этого наиболее характерной.

О прошлом Гонтмахера известно не слишком много. Официальная биография на этот счет достаточно скупа: родился во Львове в 1963 году, поступил на географический факультет МГУ, однако по окончанию обучения пошел на работу в Центральный экономический научно-исследовательский институт при Госплане РСФСР, где, по его словам, «занимался потребительской корзиной». «Уже при Горбачеве, когда премьером стал Николай Иванович Рыжков, мы вместе с коллегами из экономического института при Госплане СССР предложили ввести в стране официальную черту бедности», - писал он в одной из своих статей. Идея оказалась невостребованной, но непохороненной. «В самом начале января 1992 года - как раз когда произошла либерализация цен - я пришел на работу в недавно созданное Министерство труда Российской Федерации на должность начальника Управления уровня жизни и социальной поддержки. Я, всю жизнь до этого работавший в науке, пришел в министерство с одной-единственной мыслью: нам необходимо официально ввести в России черту бедности, - вспоминал Гонтмахер. - Мы тут же сделали расчеты. Оказалось, что ниже той черты бедности, которую мы выводили для России в советское время, оказалось около 80% населения». Тогда, пишет Гонтмахер, он предложил ввести понятие «прожиточный минимум», под который попало всего 30% населения.

Гонтмахер вообще считает себя большим специалистом по вопросу социального обеспечения. Известно, что он резко критиковал печально знаменитый 122-й закон о монетизации льгот, но при этом упускается из виду, что критика касалась непосредственно самой практики реализации закона, а не принципиальной стороны вопроса. Собственно, Гонтмахер в своих статьях достаточно подробно расписывает историю этой проблемы.

Именно их командой экономистов, по его словам, было принято решение о введении льгот, после того как шокотерапия поставила страну на край экономической пропасти. «Все оказалось намного хуже, чем кто-либо мог предполагать, и тогда стало понятно, что если народу срочно что-то не дать, народ просто не выдержит, и все демократические и рыночные реформы пойдут прахом», - пишет Гонтмахер, признавая, что главной целью этого была необходимость «удержать политическую ситуацию». Но когда все эти многочисленные льготы были введены, оказалось, что денег на это все равно нет. «В общем, в конце 1993-го - в 1994-м году мы, те, кто занимался этим делом, начали понимать, что с такой системой льгот мы долго просуществовать не сможем, потому что она слишком затратная», - констатирует Гонтмахер.

В общем, в последующие годы экономисты методом проб и ошибок боролись с тем, что сами же и начали. И Гонтмахер, являясь сторонником монетизации, оказался недоволен тем, что его отодвинули от разработки законопроекта, в результате чего был принят неправильный закон. «Я фактически ушел из правительства, потому что не хотел, чтобы монетизация льгот носила мое звонкое имя», - говорил он, подчеркивая, что имелся некий «альтернативный вариант, но был выбран этот».

Итогом деятельности Гонтмахера в госструктурах стало отрицание им самим какой-либо личной ответственности за происходящее. Дескать, идеи и начинания были хорошие, но им помешали осуществиться. Это касалось и закона о монетизации льгот, и о пенсионной реформе, по поводу которой Евгений Шлемович считает себя большим специалистом. «Я был одним из тех, кто готовил и вводил в действие пенсионную реформу, чем, кстати, горжусь, несмотря на всякую критику. В 2003-м году я ушел из правительства. Так что после этого я за это не несу ответственности», - рассказывал он.

Наступил второй этап профессиональной карьеры Евгения Гонтмахера, связанный преимущественно с политическим прогнозированием.

В середине 2000-х Гонтмахер нашел себя в в т. н. группе СИГМА - как они сами себя называли, «группа ведущих экспертов, представляющих разные центры российской экономической мысли, а также выступающих в личном качестве». Члены СИГМЫ себя любили и не скрывали этого. В частности, персональный состав участников назывался «гиганты СИГМЫ», а раздел со статьями «гигантов» - «кладезь мысли». Впрочем, сам Гонтмахер особой активности в публикации научных работ не проявил, реализовав себя уже в составе Института современного развития (ИНСОР), куда его пригласил еще один член СИГМЫ Игорь Юргенс.

Гонтмахер очень быстро понял, как обрести популярность: надо не только критиковать действия власти (на этом поле и без того сильная конкуренция), но еще и давать апокалипсические прогнозы на будущее. Чем страшнее прогноз, тем больше шансов, что его заметят и будут обсуждать.

Полноценной пробой пера стала опубликованная в «Ведомостях» в 2008 году статья «Новочеркасск-2009», в которой он попытался «смоделировать ситуацию, которая со все большей вероятностью может реализоваться где-нибудь в глубине России уже в самое ближайшее время». По словам автора, стонущий под пятой административного и бюрократического произвола малый и средний бизнес вынужден самоликвидироваться, после чего оставшиеся без работы народные массы устраивают самую настоящую революцию - сначала в одном городе, а потом и по всей стране. По словам Гонтмахера, сразу же после выхода статьи ему «поступил очень высокий звонок, и было сказано, что ситуация по моногородам берется под контроль». В общем, как только возникал сколько-нибудь значительный кризис в моногородах (причем его причина была совершенно не важна), тут же выступал Гонтмахер, со значительным видом заявляющий, что он еще раньше предупреждал...

Не менее резонансным получился и доклад «Россия XXI века: образ желаемого завтра», представленный главой ИНСОР Игорем Юргенсом и членом правления этого же института Евгением Гонтмахером. Говоря о докладе, Гонтмахер особо подчеркивал то обстоятельство, что он стал плодом ряда закрытых дискуссий ведущих специалистов. Что это были за дискуссии и специалисты - остается только догадываться. Более того, институт, члены которого не уставали подчеркивать близость к главе государства (Дмитрий Медведев является главой попечительского совета ИНСОРа), подготовил доклад, который противоречил тем идеям, инициатором которых является президент.

Эксперты назвали доклад смесью фантастики и архаики. «Авторы доклада предлагают воспроизвести схему конца 80-х в СССР. Сначала осуществить политические изменения, надеясь, что уровень активности населения в ходе этих изменений приведет и к экономической модернизации. Если считать, что это действительно точка зрения авторов, то можно сказать, что она очень наивна. Все мы помним, что разложение политической системы СССР привело к коллапсу экономической системы. И многие институты, и экономику России пришлось создавать с нуля в условиях паралича государства!», - пояснял в этой связи политолог Дмитрий Орлов.

И такого рода докладов Юргенс с Гонтмахером успели «напечь» немало. Отдельное внимание уделялось политическим прогнозам, в которых нынешний президент Владимир Путин подвергался нещадной критике, а Дмитрий Медведев, наоборот, рассматривался в качестве единственной надежды российских либералов. Впрочем, глава государства откровенно

дистанцировался от своего «мозгового центра», который к концу четырехлетнего срока жил уже своей, мало кому понятной жизнью.

Формально ИНСОР продолжает существовать. Однако представители института уже заявили о том, что сосредоточатся на нешнеполитических проектах, а глава ИНСОРа Игорь Юргенс - на бизнесе. «Вся моя бизнес-деятельность отходила на периферию, пока ИНСОР был ИНСОРом, а сейчас все это возвращается», - сказал он.

В творческом поиске находится и Гонтмахер, ищущий возможности будущего трудоустройства. Судя по всему, определенные надежды он возлагает на все того же Дмитрия Медведева, который подписал постановление о создании нового совещательного органа - экспертного совета при правительстве РФ, в который планируется включить 400 человек.

Впрочем, присутствие Гонтмахера там представляется достаточно туманным. Согласно установленной процедуре, половину кандидатур членов совета представит Медведеву министр по делам открытого правительства Михаил Абызов, а вторую половину экспертов будут отбирать по системе рейтингового голосования. Но Гонтмахер, похоже, не получил персонального приглашения, в силу чего тут же выразил сомнение в эффективности будущего экспертного совета, который, по его словам, будет «органом декоративным и растительным». Но при этом он не исключает, что все же может там оказаться. Но только если его пригласят, да и то, войдет он туда на определенных условиях.

Тем не менее, обострившаяся в последнее время медиа-активность Евгения Гонтмахера позволяет надеяться на то, что он не сможет зарыть свой талант в землю и еще порадует общество своими оригинальными прогнозами.