18+
  1. И на банковском кризисе наживется один

И на банковском кризисе наживется один

И на банковском кризисе наживется один
Очередную порцию предсказаний, провоцирующих среди россиян панические настроения, выдал Герман Греф. Глава Сбербанка заявил: в свете текущей ситуации в нашей экономике банковский кризис в стране будет «масштабнейшим». Но даже на нем основной банк россиян может заработать, считают аналитики. Греф ничего не говорит просто так.

Очень похоже на то, что Герман Греф начал кампанию по «перетягиванию» клиентов из других банков в свой. Говоря о перспективах финансово-кредитных учреждений в РФ, глава Сбербанка традиционно не стал «добрым» сказочником. Россию, очевидно, ждет банковский кризис, причем, масштабнейший, если цена на нефть останется на уровне около $45/баррель, заявил накануне Герман Греф в кулуарах Гайдаровского форума. При сегодняшней стоимости углеводородов банки должны наращивать отчисления в резервы, однако не все из них смогут выдержать такой объем резервирования.

Греф, правда, подсластил пилюлю, выразив мнение, что цены на «черное золото», если и опустятся до $40 или ниже, не задержатся на этой отметке надолго – отскок в течение года, видимо, все же последует. «Чем глубже мы упадем сегодня, тем быстрее будет отскок. Но на уровне $60-70 она (нефть) может находиться в течение нескольких лет», - рассудил глава Сбербанка.

Герман Оскарович не преминул подчеркнуть, что Сбербанк в нынешнем году будет формировать меньшие (чем другие игроки рынка) резервы. «Я думаю, что мы сформируем меньше резервов, чем банковский сектор. У нас покрытие резервами сейчас значительно выше, чем по банковской системе», - отметил Греф.

По его мнению, уже через год доля государства в экономике может «увеличиться драматически». «По нашим подсчетам, при цене в $45 за баррель нефти придется сформировать примерно около 3 трлн. рублей резервов за 2015 год, – сообщил глава Сбербанка. – Это означает, что государство будет капитализировать банки и повышать свою долю в них, а банки будут покупать индустриальные предприятия и становиться финансово-промышленными группами. У нас будет громадное, большое государство, вся наша экономика будет государство».

Напомним, в конце минувшего года глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев заявил, что накануне резкого повышения ключевой ставки Центробанком рынок был буквально в шаге от банковского кризиса.

Российские кредитные учреждения уже полгода жалуются на проблемы с валютной ликвидностью из-за западных санкций и роста просроченных долгов. В итоге президент РФ Владимир Путин подписал закон о докапитализации российских банков на сумму до 1 трлн. рублей через Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Кроме того, лимит страховки депозитов был повышен с 700 тыс. до 1,4 млн. рублей. Премьер-министр Дмитрий Медведев предупредил, что средства банкирам будут выдаваться не просто так, а с условием кредитования предприятий реального сектора. По оценке первого вице-премьера Игоря Шувалова, докапитализация банков через АСВ и увеличение размера страхования вкладов граждан до 1,4 млн. рублей позволят застраховаться от дополнительных рисков для банковской системы и экономики в целом.

Вроде бы руководство страны постаралось сделать все возможное, чтобы не допустить банковского кризиса. И вдруг снова – Герман Греф, выступающий в роли слона в посудной лавке, с мрачными прогнозами и провокацией паники. А паника, как известно, грозит банкам возможным обрушением: ну, как завтра все россияне кинутся опустошать счета? При этом глава Сбербанка призывно машет рукой и явно дает понять: у него в хозяйстве все надежно – резервов, мол, хватает.

Антон Сороко, аналитик ИХ «ФИНАМ»

«На мой взгляд, банковский сектор в России в наступившем году действительно ждут потрясения. Впрочем, вряд ли это все-таки можно охарактеризовать как «масштабнейший кризис». Судя по всему, в текущей ситуации вслед за ужесточением монетарной политики ЦБ мы увидим дальнейший рост ставок по всем видам кредитования, будь то мелкие потребительские займы или межбанковские расчеты. Также сильное давление будет оказываться на финансовые организации, которые используют в своей работе плечи на рынке РЕПО, где не только выросли ставки, но и наблюдалось падение по большинству эмитентов, то есть может возникнуть необходимость получения новых средств для покрытия долга. Объем выдачи кредитов в 2014 году практически не изменился, и в 2015 году рост будет вблизи нулевых отметок. Депозитный рынок будет чувствовать себя немного лучше за счет роста депозитных ставок, которые делают пассивное сохранение более привлекательным. В течение года будет заметен тренд по быстрому росту объемов резервов, а также докапитализации большинства кредитных организаций».

Анна Кокорева, аналитик «Альпари»

«Банковский сектор в этом году будет переживать тяжелые времена, это было понятно уже в прошлом году после ужесточения контроля со стороны ЦБ. Экономический кризис в целом, проблемы с валютной ликвидностью, высокая ключевая ставка, жесткое регулирование и санация отсеют слабых игроков, поэтому клиентам нужно быть осторожными. Не стоит осуществлять крупные вклады в мелкие никому неизвестные банки, лучше крупный надежный банк, пусть с меньшими процентами по вкладам, но зато устойчивый. Очень аккуратно нужно относиться к банкам, которые предлагают баснословные проценты по вкладам, это говорит о серьезных проблемах с ликвидностью в организации. Еще осторожнее нужно поступать с валютой. В случае валютных ограничений вклады в валюте будет трудно снять. Обычно это временная мера, и деньги вскоре вновь становятся доступными для снятия, но в жизни бывают экстренные ситуации, в которых нельзя остаться без копейки».

Дмитрий Лукашов, аналитик IFC Markets

«Конечно, российская экономика функционировала во многом за счет продажи углеводородов много лет. Их доля в совокупном экспорте возросла с 42% в 1995 году до нынешних 72%. При этом нефтегазовый сектор еще и обеспечивал примерно половину всех доходов бюджета. Вполне понятно, что после падения мировых цен на нефть отрицательные явления в российской экономике неизбежны.

Касаясь банковского сектора, я полагаю, что «масштабнейшего» кризиса еще можно избежать, если правительство предпримет антикризисные меры. Разумеется, необходима докапитализация российских банков. ЦБ РФ поднял ставку и существенно понизил кредитный банковский мультипликатор. Это ограничивает кредитные возможности банков чуть ли не до размера их собственных капиталов и не дает им полноценно выполнять свои функции. Резко сократилась ликвидность. С другой стороны, в отличие от мировых цен на нефть рост капитала банков можно организовать, условно говоря, бухгалтерскими методами. На мой взгляд, примерно это и планируется за счет эмиссии ОФЗ, что само по себе совсем неплохо. По поводу опасений, что «вся наша экономика будет государство», я полагаю, что это не совсем так. На самом деле - вся наша экономика будет должна государству. Ну, и ничего страшного, ведь сейчас она должна западным странам около $700 млрд. Антикризисные экономические реформы призваны просто заместить один долг другим. Кстати, Сбербанк благодаря этому может неплохо заработать».

Дмитрий Голубовский, известный экономист и трейдер

«Греф знает, о чем говорит. Начнем с того, что вялотекущий банковский кризис, вообще-то, тянется уже больше года. Что касается депозитов, лично моя стратегия - не держать больше застрахованной суммы и хеджировать их фьючерсом рубль-доллар (все рублевые депозиты с таким хеджем становятся, по сути дела, валютными). Изъян этой стратегии в том, что с доходов, полученных на бирже, берется НДФЛ. Я выбрал эту стратегию прошлой осенью в надежде поймать дно по нефти, чтобы не тратиться на конвертации рублей в валюту и обратно. Сейчас я не рекомендую эту стратегию. Я не рекомендую держать валютные вклады где-либо, кроме Сбербанка. Также советую выходить из рублей - после провала нефти ниже 60 у рубля нет долгосрочных перспектив, потому что такой провал означает ломку всей экономической модели, а сохранить стабильность валюты в таких условиях проблематично. Собственно, России это ни разу и не удавалось. Поэтому я рекомендую внимательно следить за курсом рубля, и если он вновь опустится ниже 60, покупать доллар.

Я уже говорил, что самая лучшая цена может быть 48 рублей за доллар. Учитывая то, что на Украине снова началась война, нефть остается в падающем тренде, S&P, видимо, понизит рейтинг России до мусорного, что спровоцирует досрочное погашение корпоративного долга на $20-30 млрд. и, соответственно, нагрузку на валютный рынок, я боюсь, что 48 - это уже недостижимая цель. Разворот туда мог быть от 61.8 - 62. Сейчас, когда доллар торгуется уже выше 64, в такой разворот не верится. Тем не менее, он может случиться. Во-первых, потому что Силуанов (министр финансов – ред.) объявил о намерении продавать валюту из резервного фонда, во-вторых, потому что нефть подает признаки стабилизации. Слабые признаки, но подает. Вчера вечером наблюдалось значительное укрепление рубля, сегодня оно продолжится, но едва ли будет долгосрочным. В целом же, если нефть останется в районе $45/баррель, - да, будет кризис, будет накачка банков ликвидностью и, соответственно, возврат курса рубля в район отношения М2/резервы, туда, где он уже был в декабре. Это район 70-75 за доллар. Печально, но если отскока в нефти не будет, будем там. Перед Новым годом, когда Brent еще не пробила 60, я был оптимистом в отношении рубля. Рынок, однако, заставляет менять мнение».

Дмитрий Адамидов, независимый аналитик

«Последние события на нефтяном рынке, безусловно, встревожили банки. Это неудивительно, ведь нефтяные компании и их смежники по всей технологической цепочке (а это крупнейшие предприятия металлургии, машиностроения, судостроения, химии, бурового сервиса, транспорта и логистики и т.д.) были вполне надежными и даже желанными заемщиками – высокие цены на нефть обеспечивали необходимый денежный поток. Но падение цен ниже $70 за баррель всерьез заставляет нефтяников отказываться от мероприятий по поддержанию добычи, следовательно – падают заказы у смежников и возникают проблемы с обслуживанием кредитов. А при условии, что нефть на несколько лет задержится ниже $50, через год-два могут возникнуть проблемы и у самих нефтяных компаний.

Поэтому озабоченность банкиров вообще и Грефа в частности вполне понятна. Но я полагаю, что все же нынешнее падение цен долго не продлится. По одной простой причине – нахождение цен на нынешних уровнях гарантирует через квартал-два спад объемов добычи минимум на 7-10% за счет сокращения капиталовложений в поддержание добычи и освоение новых месторождений. Что довольно быстро «подметет» накопленные излишки, создаст на рынке дефицит предложения и загонит цены наверх. С учетом того, что $70 по Brent пробили вниз в начале декабря 2014 года, не далее как во второй половине 2015 года (перед отопительным сезоном) можно ожидать возврата нефтяных цен к «условно справедливому» уровню в $70-80. И это при условии, что на Ближнем Востоке не будет политических потрясений. Если же, например, ИГИЛ* начнет полномасштабную войну с Саудовской Аравией (к чему есть некоторые предпосылки), то нефтяные цены могут начать подниматься гораздо раньше и взлететь существенно выше».

Отметим, в последнем обзоре нефтяного рынка Raiffeisen Research прогнозирует среднюю цену на нефть Brent в 2015 году на уровне $58/барр., а на нефть WTI - $55/барр. По мнению аналитиков, цены на сырье смогут восстановиться до уровня $70/барр. не ранее второго квартала этого года. В 2016 и 2017 годах цена на нефть составит $77/барр. и $85/барр., полагают экономисты.

*
«Исламское государство» признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

«Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират») — официально запрещенная в России международная организация.

«Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — официально запрещенная в России международная организация.