18+
  1. Игорь Трунов: «Адвокатура должна стать примером гражданского общества и демократических принципов управления»

Игорь Трунов: «Адвокатура должна стать примером гражданского общества и демократических принципов управления»

Игорь Трунов: «Адвокатура должна стать примером гражданского общества и демократических принципов управления»
Иногда жизнь поворачивается так, что последней надеждой, спасательным кругом становится адвокат. Однако сегодня российская адвокатура серьезно больна. Причина - в жесткой вертикали власти, созданной за последние 12 лет (о проблемах адвокатуры ОГ писала ранее).

Каста президентов адвокатуры из несменяемых «старцев» губит на корню все надежды на реформы системы судопроизводства в стране. А значит, надежды на объективность и справедливость.

О своем видении системных проблем российской адвокатуры и путях их решения «Общей Газете» рассказал известный российский адвокат, председатель Президиума коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры» Игорь Трунов.

ИНТЕРВЬЮ

***

- Игорь Леонидович, неожиданно для всех вы призвали адвокатов России собраться в Москве на федеральный конгресс. Неужели в адвокатском сообществе накопились проблемы, решение которых зависит буквально от голоса каждого?

- На самом деле неожиданной такую инициативу назвать никак нельзя. Конгресс за демократию в адвокатуре созывается как раз потому, что накопился ряд серьезнейших системных проблем, которые требуют оперативного решения. Иначе адвокатура не сможет выполнять стоящие перед ней задачи. И надо понимать, что Конгресс - не попытка замкнутой внутрикорпоративной реформы, а инструмент для решения задач, касающихся интересов каждого гражданина России.

- Что не устраивает адвокатское сообщество в нынешней системе управления?

- К сожалению, за последние двенадцать лет образовался такой «внутренний круг» несменяемого руководства в лице Президента Федеральной палаты адвокатов РФ (ФПА), Совета палаты и Президентов региональных палат и советов палат регионов. Что получается? С одной стороны, целая и строго определенная группа людей – непонятно на каких формальных основаниях - живет за счет адвокатского сообщества, а с другой, роль адвокатуры как элемента, обеспечивающего состязательность в процессе, неуклонно падает. И ее падению способствует та вертикаль, которую олицетворяют эти люди.

Адвокатское сообщество недовольно существующим неравенством и диспропорциями, которые год от года только нарастают. Например, в оплате труда. Указанные структуры содержатся за счет ежемесячных взносов с каждого адвоката. Размер оплаты руководства адвокатским сообществом регулируется на ежегодных съездах. Приведу две цифры для примера: за день работы члену квалификационной комиссии в Московской областной палате в прошлом году платили 7 000 рублей, в этом году принято решение повысить оплату до 10 000 рублей.

Решение о распределении средств, полученных от адвокатов, принимается в узком кругу «своих». Почему я все время говорю о «внутреннем круге» - потому что кадры отбирает лично глава ФПА. И именно его креатуры утверждаются на съезде. Причем система выстроена так, что человек Президента будет избран на должность в любом случае. И дальше включается механизм: пролоббированные им члены Совета Палаты избирают нужного Президента.

- Вы говорите о внушительных средствах, которые на свое усмотрение распределяют главы палат. Может назвать конкретные цифры?

- Пожалуйста. По Московской области это 2 млн долларов в год, по Москве еще больше, примерно в два раза. В результате возникает неравенство в оплате труда адвокатов. В том же Подмосковье члену квалификационной комиссии заплатят за день работы 10 тысяч, а адвокату, работающему от государства – 550 рублей. За тот же самый объем работы. И еще одно: во всем мире работа на таких постах – в руководстве советами, президентства – является для адвоката почетной обязанностью. И бесплатной. Доход он получает от своей юридической практики. У нас же руководство воплотило в жизнь феодальный принцип кормления. И вы понимаете, что при возможности распределять 2 миллиона долларов нет никакой необходимости вести дела. Профессионализм этих людей падает, падает и уровень тех, кто их окружает. Ведь ни один руководитель в такой ситуации и с такими жизненными и профессиональными «принципами» не будет окружать себя более умными. Как результат – торжество серости. А страдают от этого люди, их права и свободы.

- Наверное, только из-за вопроса «добровольных» доходов членов советов вы не собрали бы столько недовольных адвокатов на предстоящий съезд?

- Финансовый вопрос очень важен - помимо доходов есть масса других фантастических финансовых злоупотреблений. Например, в ряде палат их главы уже установили себе пожизненную пенсию. Но ведь мы обратили внимание на эту проблему не просто потому, что практикующим адвокатам жалко денег. Эта пагубная практика оказывает сильнейшее дискриминирующее воздействие на молодежь.

Смотрите: человек окончил вуз и пришел в эту сферу. Понятно, что он еще нигде не работал, у него нет практики, а он уже должен заплатить от 50 до 500 тысяч рублей, чтобы стать адвокатом. Почему он должен платить такие средства – абсолютно непонятно, ведь этот процесс никакими документами не регламентирован.

И эта коррупционная тенденция с каждым годом усиливается, ставятся новые препоны на пути молодых. Например, раньше будущие адвокаты могли не сдавать экзамены в Москве или других мегаполисах, потому что это очень дорого. И они ехали в регионы, где ставки были значительно меньше, сдавали экзамены там, а потом переводились туда, где хотели работать. Сейчас Федеральная палата приняла решение о том, что в регионе экзамен можно сдавать при условии, что ты там прописан и живешь не менее двух лет. То есть адвокат стал кем-то вроде крепостного крестьянина, принципы сталинской прописки применены, и где – в адвокатуре! А главная цель этой меры читается очень легко – Палата не хочет, чтобы кадры экономили на средствах, которые должны поступать в тот самый ближний круг.

- Создается впечатление, что вертикаль, о которой вы говорите, работает в режиме ручного управления.

- Совершенно верно. Сегодня в масштабах страны мы имеем ручную адвокатуру без демократических принципов выборности. Не секрет, что и вопросы дисциплинарного производства тоже решаются соответствующим образом. Повел себя не так, проголосовал не так, как нужно руководству – жди приезда с проверкой. Хотя внешне все обставлено благополучно – Закон об адвокатуре, Кодекс этики, который содержит критерии оценки деятельности адвоката.

Но в результате система контроля выстроена так, что позволяет «наковырять» оснований для проверки несогласных в любом случае. И на этих основаниях провести проверку и возбудить дело со всеми вытекающими последствиями. Поэтому все адвокаты живут под своеобразным Дамокловым мечом. Если ты обычный рядовой, малоизвестный адвокат, то придется тяжко. Более известных адвокатов, которые встроены в государственные проекты, не трогают. Например, в моей практике был такой случай – в ситуации с «Норд-Остом», когда меня хотели лишить практики за то, что один из адвокатов нашей коллегии не пришел куда-то на судебное заседание. И против меня возбудили дисциплинарное производство.

Как многие члены сообщества решают эту проблему? Через ту самую систему платежей, своего рода индульгенций.

- Как-то такая практика совсем не соотносится с созданием эффективной системы правосудия…

- Выстраивая жесткую вертикаль власти, эти люди не понимают, насколько важны принципы состязательности в процессе. Если вертикаль выстраивается фактически по указаниям из Администрации Президента России, то никакой состязательности здесь нет, а, следовательно, нет и судопроизводства. Как результат, суд не может вынести объективного решения. Эта практика деформирует идею судопроизводства и идею разделения властей, дискредитирует судебную систему как таковую. Что получается: судебная вертикаль утыкается в Администрацию Президента. У тебя есть проблема и чтобы ее решить, тебе надо сбегать в АП. Вот мы и имеем поток челобитных, открытых писем, который нарастает с каждым днем. При этом результативность таких обращений стремится к нулю. В итоге люди вынуждены обращаться в Европейский суд по правам человека – по числу таких обращений наша страна является безусловным лидером.

- Почему идея с проведением конгресса родилась только сейчас. Двенадцать лет молчания, а теперь вдруг протест?

- Мы приглашаем коллег на конгресс сейчас именно потому, что в адвокатском сообществе накопилась критическая масса недовольных существующими проблемами. Но вседозволенность и наглость руководства, которые мы видим сейчас, уже режет глаза всем, а не двум-трем скептикам. Стал больше и резонанс от этих действий, всем видны и негативные последствия. Ну нельзя платить эти пенсии, нельзя брать по полмиллиона со вчерашних студентов!

- А сколько, по Вашей оценке, недовольных адвокатов? Кто они, эти «все»?

- Нашу позицию, по примерным подсчетам, открыто поддерживает порядка трети адвокатского сообщества России. Даже в Санкт-Петербурге, откуда родом все руководство России, в том числе и глава ФПА, тысяча адвокатов из трех тысяч недовольны сложившейся практикой. Им самим стыдно за то, что сделали за эти годы с российской адвокатурой. В целом же, насколько я знаю, не устраивает существующее положение дел порядка 70% адвокатского сообщества.

- Руководство Федеральной палаты адвокатов негативно отреагировало на Вашу инициативу. Есть ли в распоряжении руководства ФПА рычаги давления, с помощью которых оно может заставить адвокатов с мест не участвовать в работе Конгресса?

- Действительно, от имени руководства ФПА в регионы президентам и советам местных палат было направлено соответствующее обращение. Его цель понятна – минимизировать число возможных участников. То есть руководству на местах дан сигнал: «надо провести работу на земле с теми, кто недоволен и сделать так, чтобы они не поехали на конгресс». В руководстве ФПА отлично понимают ситуацию, и, если вы заметили, в этом обращении по сути обвинений не сказано ни слова. Просто сказать нечего. Поэтому они и идут на запретительные меры. В качестве одного из вариантов как раз и могут быть использованы проверки как инструмент давления. Поедете в Москву – ждите проверок с пристрастием. Думаю, негласно так и будет сделано.

- И последний вопрос. Проблемы очевидны, ваша критика понятна, а делать-то что Вы предлагаете? Где ответ на второй извечный русский вопрос?

- Конгресс – это и выражение недовольства как минимум одной трети адвокатского сообщества, и жест отчаяния. Мы хотим публично заявить о существующих проблемах, о том, к каким глобальным последствиям для всего российского общества, не для адвокатов, они приводят. Конечно, мы хотим остановить этот бесконтрольный рост зарплат адвокатского «политбюро», тенденцию увеличения поборов с адвокатского корпуса, прекратить дискриминацию молодых специалистов, хотим внести демократические принципы в российскую адвокатуру.

Мы понимаем, что изменить законодательную базу нелегко. Однако по результатам работы Конгресса мы планируем подготовить ряд обращений в судебные инстанции, а также ряд законодательных инициатив. Мнение тысяч российских адвокатов – веский аргумент. И мы уверены, что государство на наши предложения отреагирует.