18+
  1. Использованная Морарь

Использованная Морарь

5 июля Мосгорсуд рассмотрит кассационную жалобу молдавской журналистки Натальи Морарь. России опять грозят судилищем – всё по той же заезженной пластинке про гражданку Молдавии, корреспондентку журнала «The New Times», которую «коварное ФСБ» не пускает в Москву.

Напомним: Наталья Морарь, объявленная в России персоной нон-грата, уже дважды пыталась вернуться в страну. 16 декабря прошлого года её не впустили в Москву после заграничной командировки и отправили в Кишинев прямо из аэропорта Домодедово. Тем же закончилась вторая попытка въехать в Москву в качестве жены российского гражданина Ильи Барабанова в феврале с.г. Не добившись въезда, так сказать, явочным порядком, гражданка Молдавии действует теперь через Фемиду и грозится дойти до Европейского суда.

Инициирует этот процесс, разумеется, сам журнал, прославившийся скандальными публикациями, и тусовка «поборников западной демократии», стоящая за каждым таким скандалом. Один из аналитических сайтов, рассказавший об интригах последнего года по подрыву имиджа Путина на Западе, назвал в качестве мелкой, но достигшей цели провокации, как раз историю с журналисткой Натальей Морарь.

А сам журнал «The New Times», пиарящийся на этой истории, не преминул посмаковать падение «рейтинга» России в каком-то очередном списке «несвободных» стран.

Впрочем, Россия давно не обращает внимания на мыльные пузыри. Ни один известный в стране политолог не прокомментировал искусственно раздуваемое «дело Морарь». Поднятая в иных СМИ «буря в стакане воды» воздействия на умы не возымела. Мало кого затронули и усилия, по меткому выражению остряка, «политических упырей, делающих на всём пропаганду и по любому поводу собирающих подписи» – засуетились лишь лица, живущие на западные правозащитные гранты. К страданиям невъездной госпожи Морарь осталась равнодушна не только Россия, но и её родина - Молдавия.

«Сегодня зашла на наш молдавский форум, – делится с интернет-сообществом одна из пользователей, - Наташа Морарь никому у нас не интересна. Таких тысячи. Многие хотят уехать из Молдовы – и тысячам наших граждан другие страны отказывают во въезде на их территории…».

Судебная тяжба, с помощью которой заинтересованные в скандале силы хотят принудить Россию «прописать у себя» негативно настроенную по отношению к ней гражданку Молдавии Наталью Морарь, прежде всего, направлена на то, чтобы любыми способами продолжить скандал. Смешно, конечно, думать, что 24-летняя Морарь всерьёз угрожает российскому государству или что её статей в малоизвестном журнале, покусывающем Кремль, боятся власти. Но у России, как и у каждой суверенной страны, есть выбор: кого она хочет, а кого не хочет видеть на собственной территории.

А облик у Наташи Морарь, несколько лет гостившей в России, сложился достаточно одиозный. Социологический факультет Московского госуниверситета она закончила со скандалом, разругавшись с деканом и подав жалобы «в инстанции» на родной вуз. Затем подвизалась в фонде «Отрытая Россия» владельца ЮКОСа Михаила Ходорсковского и очень скоро завела знакомства среди тех сил, которые финансируются западными фондами и наставляют Россию, как ей себя вести. С тех пор профессией Натальи Морарь и основным её заработком стало раздувание скандалов на чужой родине.

О радикальности взглядов юной молдавско-российской демократки красноречиво говорит факт, что однажды на дебатах юной оппозиции она укоряла Молодежную общественную палату, что та отвергает методы «уличной борьбы». Хотя речь шла, разумеется, о борьбе на улицах Москвы, а не родного Кишинева…

С такими задатками Морарь скоренько пришлась ко двору в редакции журнала «The New Times», где за обличительные заслуги её в июле 2007 года включили в штат. При этом право на работу в России новый сотрудник издания получил почему-то не в районном отделении ФМС РФ по месту регистрации, а в центральном аппарате этого ведомства, где рядовым гастарбайтерам делать нечего.

Не будем ставить юному дарованию в вину, что за время её годичного сотрудничества она не нашла ни единого светлого факта о приютившей молдаванку стране. Просто уточним, какого сорта были её статьи, обличавшие злых чекистов, «черную кассу» Кремля с пухлыми спортивными сумками долларов, банки, ВЦИОМ и т.д. То, что это были достаточно голословные дискредитирующие статьи с анонимными утверждениями, не подтвержденными ссылками на достоверные источники, признают даже самые ярые защитники Натальи Морарь.

«Меня очень смущает высокая оценка ее журналистской деятельности, – высказывается на сайте радиостанции «Эхо Москвы» одна из читательниц. – Я читала ее статьи. Она, что рядом стояла и в спортивных сумках деньги пересчитывала? Или вы допускаете, что 23-летняя девочка приходит к московским банкирам, и они ей все выкладывают? Или вспоминает 1996 год, когда ей было 12 лет. Внимательно перечитайте. Делайте выводы…».

А вывод тут только один: с удостоверением журналиста оппозиционной прессы девушка поучаствовала в нескольких грязных компроматных войнах. Став невъездной в столь критикуемую ею Россию, она лишилась существенных доходов от не очень чистого, но прибыльного пиара.

Согласитесь, что это несколько подмывает версии, поднятые в западной прессе и российских оппозиционных СМИ, о том, что в случае с Натальей Морарь в России наметился «зажим демократии», идет наступление на независимую прессу, свободу слова. Несомненно, известным силам на руку подмена этих понятий: объективная журналистика и компромат. Хотя ни для кого не является секретом, что честная журналистика не опускается до уровня «сливного бачка», и что к достойным журналистам – даже критикующим Россию – у нас в стране уважительное отношение. С ними полемизируют, спорят, а не указывают на порог.

То, что Наталье Морарь, в конце концов, на порог указали, не пустив в страну после загранкомандировки в Тель-Авив в декабре 2007 года, говорит лишь о том, что у страны и зарабатывающей на ее очернении госпожи Морарь пути-дороги разошлись. В России больше не желают видеть граждан иных государств, не уважающих власть. Казалось бы, была без радости любовь, разлука будет без печали. Но нет: в ход пошли всевозможные версии в определенного толка прессе – их выдвигали, по меньшей мере, три.

По одной из них одиозную журналистку за 50 тысяч долларов «заказал» директор ВЦИОМ Валерий Федоров, которого Морарь обвиняла в манипуляциях общественным мнением и уходе от каких-то платежей. По другой лицом, давшим отмашку пограничникам, был то ли Вячеслав Сурков, то ли Игорь Сечин из Администрации президента РФ. И третья версия – самая золотая. Согласно ей, г-жу Морарь не пустили в Москву по приказу возглавлявшего Службу экономической безопасности ФСБ Александра Бортникова. После того, как президент Дмитрий Медведев назначил генерала директором ФСБ России, эта версия стала основной – как наиболее весомая в глазах западных покровителей и дающая наибольшие дивиденды автору статей и журналу.

«Основным фигурантом моих расследований была ФСБ, конкретно Александр Бортников, – рассказывает теперь Морарь. – Я уверена, что именно он несет ответственность за происходящее».

Хочется напомнить, что бедовая девушка, которая путается в версиях, как тот кот Васька в крыловской басне, который всем в деревне насолил, 27 февраля с.г. разыграла настоящий фарс в аэропорту Домодедово, куда она вновь прилетела из Кишинева. Хотя для разъяснения ситуации консул России Геннадий Бирюков еще в январе выдал ей документ на бланке посольства: «Вам не разрешен въезд в Россию на основании пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114 «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Однако на этот раз Наталья Морарь решила проникнуть в не желающую её лицезреть страну на основании свидетельства о браке, за четыре дня до этого заключенного ею с гражданином РФ, журналистом того же издания «The New Times» - Ильей Барабановым. Как известно, до этого предложение въехать в Россию, заключив фиктивный брак, Наталье делал молодой оппозиционер из «яблочников» Илья Яшин. То, что февральское действо в Домодедово было заранее спланировано, ясно уже из того, что молодожены прибыли в аэропорт в сопровождении заместителя редактора радио «Эхо Москвы» г-на Варфоломеева, корреспондента и оператора телекомпании RTVI и корреспондента того же неизменного журнала «The New Times». А в Москве всю компанию уже дожидалась группа поддержки - пресса и адвокаты.

Как известно, свидетельство о браке не изменяет правового статуса персоны нон-грата – госпожу Морарь пограничники снова не пустили в страну. Однако шумиху удалось вызвать немалую. Три дня новоявленные супруги, в знак протеста картинно привязавшись друг к другу ремнями, сидели в зале для депортируемых аэропорта, отказываясь улетать обратно в Кишинев. Все эти дни оппозиция взывала к Кремлю и Белому дому, пресса писала, что Наталье не дают зарядить сотовый телефон, она голодает, у ней отказывают почки. О чем, впрочем, Интернет поведал в язвительных строчках:

Такие сладкие сюжеты –

Молодожёны, лютый царь…

Правозащитники планеты

Слетелись жадно на Морарь.

Создается впечатление, что Россию кто-то намеренно испытывает на прочность, ломая то провокационными прилетами, то разнузданной информационной кампанией, а теперь и крестовым походом в суды. Девушка Наталья Морарь, о которой раньше никто и не ведал, несмотря на все ёе обличительные опусы, теперь на вершине популярности, неизвестный журнальчик – цветет от счастья, собирая финансовые дивиденды…

Характерно одно высказывание Натальи для друзей в её блоге в Интернете: «Отдельная благодарность Федеральной службе безопасности России за мощный пиар журнала. Такие рекламные бюджеты мы никогда не вытянули бы…»

Однако поведение очередной Моськи не означает, что бал у нас снова будут править те, кто привык заказывать спектакли о дикости России. И суд, в конце концов, поставит точку в молдавских и иных претензиях. Похоже, государству уже надоели манипуляции вокруг его решений и его действий. И оно будет спокойно идти курсом своих реформ и экономического развития, независимо от того, какие провокации определенных сил удались, а какие провалились…