18+
  1. Изгнание из рая

Изгнание из рая

Изгнание из рая
Кипрские власти согласились делиться с российскими финансовыми ведомствами конфиденциальной информацией о деятельности зарегистрированных на острове компаний. Не пора ли российскому бизнесу менять порт приписки капитала?

Остров сокровищ

Кипр – это не только райские пляжи, круглогодичное солнце, теплое море и место высадки богини любви Афродиты со всеми вытекающими… Кипр – это вторая родина российского бизнеса. Через кипрские офисы на бирже торгуют «Ренессанс Капитал», «Открытие», «Брокеркредитсервис». На острове находятся структуры, которые входят в состав акционеров нефтегазовой компании «Итера», металлургического гиганта «Норильский никель», КамАЗа, «Ростелекома», «Глобалтранса». Кипрские офисы есть у Промсвязьбанка, Альфа-Банка, ВТБ, ЛУКОЙЛа и т.д. Этот список можно продолжать до бесконечности.

Массовая прописка российского бизнеса на Кипре началась с возобновлением роста фондового рынка после кризиса 1998 года. Однако притягивают российских бизнесменов вовсе не песчаные пляжи острова, а налоговое законодательство.

«Подсчитано, что на подготовку и сдачу всей налоговой отчетности (в рамках одной компании, в среднем) на Кипре требуется не более 200 часов в год, в России – 448 часов, - рассказывает директор московского офиса консалтинговой компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк. К тому же, продолжает он, на Кипре – лучшее корпоративное (в том числе, холдинговое) законодательство в Европе. В России такое законодательство оставляет желать лучшего, а холдингового – и вовсе нет.

Налог на прибыль там всего 10%, а не 20%, как в России (до недавнего времени он был и вовсе 24%).

В 2008 году Кипр стал самым крупным иностранным инвестором в российскую экономику. По данным Росстата, общая сумма накопленных инвестиций, пришедших к нам с острова, превысила $56 млрд. Это почти 30% от всех инвестиции в российскую экономику.

Только не стоит наивно полагать, что киприоты слишком сильно поверили в Россию и готовы вкладывать сюда последний цент. Фактически, идет репатриация капитала, когда российская компания перечисляет деньги кипрской, а затем эти же деньги возвращаются обратно в качестве кредита. Ведь проценты по займам, которые российские компании платят кипрским, не облагаются налогами у источника в России, а дивиденды – облагаются по льготной ставке. Нулевой налог на Кипре и на доход от сделок на фондовом рынке.

«Не стоит забывать и об имиджевой составляющей. Ведь Кипр – член ЕС. Соответственно, торговать кипрской компании с европейской проще, чем российской с европейской, - продолжает перечислять преимущества Кипра Эдуард Савуляк. – А, реинвестируя капитал из Кипра в российские проекты, его можно позиционировать как «иностранный», что более респектабельно».

И еще один немаловажный момент: российские активы и имущество, «выведенные» на кипрские компании, гораздо в меньшей степени подвержены рейдерским захватам на территории России.

«Всего на Кипре зарегистрировано порядка 110 тысяч компаний. Из них, компаний, используемых российским бизнесом – не менее половины, - говорит Эдуард Савуляк. - Однако корректно работают, то есть сдают «ненулевую» финансовую отчетность, имеют хоть какой-то офис на Кипре – не более 5%. Остальные 95% - скорее используются как «почтовые ящики» или как «технические компании», через которые «прогоняются» деньги в целях снижения налогообложения».

Открытие сокровищ

Российские финансовые власти точат зуб на Кипр уж давно. Еще в 2002 году Федеральная комиссия по ценным бумагам (нынешняя Федеральная служба по финансовым рынкам) подписала с Центробанком Кипра соглашение об обмене информацией. Однако его условия были неизвестны широкой публике.

Но уже через год тогдашний глава ФКЦБ Игорь Костиков на мартовской конференции «Международное налоговое планирование для банков, страховых и финансовых компаний РФ» в Женеве сделал сенсационное заявление, что ЦБ Кипра предоставляет ФКЦБ всю информацию о бенефициарах российских компаний, зарегистрированных на острове. Это заявление вызвало настоящий шок не только в российских бизнес-кругах, но и на Кипре.

Конечно, само по себе владение долями в иностранной компании не противоречит российскому законодательству. Однако во многих случаях раскрытие подобной информации может привлечь нежелательный интерес фискальных органов к той или иной сделке, а также иметь неблагоприятные налоговые последствия в связи с оговоркой об «ассоциированных предприятиях» в кипрско-российском налоговом договоре и т.п.

На следующий день ЦБ Кипра даже пришлось оправдываться – мол, заявление Костикова было не так понято и власти острова не делятся подобной информацией с Россией, так как это противоречит законодательству Кипра. Российский бизнес вздохнул с облегчением.

Но ненадолго. Месяц назад российские и кипрские власти подписали протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения между РФ и Кипром (само Соглашение было подписано еще в 1998 году). Аналитики в один голос заговорили, что как только изменения вступят в силу – это станет концом кипрского оффшора.

А зачем вам Кипр?

Что же нового появится в Соглашении и как это изменит правила игры для российского бизнеса? Принципиальных изменений три.

Первое – в Соглашении появится новая статья 29 «Ограничение преимуществ». «Это положение позволит отказывать компании в предоставлении налоговых льгот (снижение ставок, освобождение), в случае, когда цель учреждения компании – получение таких льгот и преимуществ», - поясняет Эдуард Савуляк.

Эксперты полагают, что в первую очередь эта статья ударит по российским инвестиционным компаниям и банкам, которые торгуют на фондовом рынке через Кипр. Ведь по кипрским законам доходы, полученные от операций на фондовом рынке, исключаются из налогооблагаемой базы. Теперь им придется доказывать необходимость «кипрской прописки».

«По неофициальным данным, около 90% сделок на биржах проходит через зоны льготного налогообложения. Вполне возможно, что новые сведения позволят предъявить налоговые претензии некоторым игрокам и пересмотреть многие совершенные сделки», - полагает заместитель генерального директора НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Павел Розенфельд.

А руководитель департамента налоговой практики юридической компании «Велес Лекс» Юлия Пудыч обращает внимание на то, что эта статья «не говорит о необходимости обоюдного согласия налоговых органов двух стран» предоставлять или нет налоговые льготы той или иной компании. «Не исключаю, что после проведения консультаций компетентные органы России не будут считать себя связанными мнением компетентного органа Кипра при принятии решения о применении налоговых льгот к доходам отдельных компаний», - поясняет она.

Ты мне, я - тебе

Второе новшество – внесение изменений в статью 26 «Обмен информацией». Планируется, что «обмен информацией не будет ограничиваться только обменом в отношении применимых налогов, также будет запрещено отказывать в предоставлении банковской информации, находящейся у финансовых институтов, номиналов, агентов, или лиц, действующих на фудуциарной основе». Что это значит?

Юлия Пудыч поясняет, что теперь российские власти могут запросить у Кипра информацию не только по тем налогам, которые охвачены Соглашением, но и по любым другим (например, НДС). При этом банковская тайна не может служить основанием для отказа в предоставлении запрашиваемой информации.

«Сейчас, как такового, обмена информацией между нашими странами нет вовсе. Обмен информацией в отношении применимых налогов мало кому интересен, - говорит Эдуард Савуляк. - Но, если поправки будут приняты, то станет возможным запросить информацию по конкретной кипрской компании (в отношении которой у российской стороны будут аргументированные основания полагать, что она, например, используется для целей ухода от налогов). И тогда, получив информацию о бенефициарах такой компании, о сумме и направлениях движения денежных средств по ее счетам (сейчас вся эта информация закрыта и представляет банковскую тайну), ФНС сможет доначислить налоги и штрафы, пени еще и на эти суммы».

Впрочем, не все так просто. Понятно, что если кипрские власти начнут раскрывать информацию по налогам и движение денег по счетам по первому требованию, уже через месяц на Кипре не останется ни одной иностранной компании. А на одном туризме богато не проживешь.

Кипрские власти заявили, что не допустят банального «сбора компромата» и оставили за собой право отказывать в предоставлении запрашиваемой другим государством информации о деятельности той или иной компании, подтверждает и министр финансов Кипра Харилаос Ставракис.

«Власти иностранного государства имеют легальное право запросить информацию об иностранных транзакциях. Но это должен быть особым образом составленный запрос. Это не может быть попытка получить информацию в стиле «фишинга». Запрос должен сопровождаться пакетом официальных документов, поясняющих всю серьезность и специфичность данного запроса и обосновывающих подозрения на нелегальную деятельность», - заявил он в интервью газете «Европа Кипр». После того, как запрос будет получен, его изучит департамент по налогам и сборам Республики Кипр, а затем и офис генерального прокурора. И только если оба эти ведомства примут положительное решение по запросу, информация будет открыта.

Тем не менее, компаниям, работающим в режиме «почтовых ящиков», через которые туда-сюда «гоняются» деньги, эксперты советуют задуматься. «Вероятнее всего, это право (отказать в предоставлении информации, - прим. авт.) власти острова будут применять только по отношению к наиболее крупным компаниям. Безусловно, кипрские регуляторы не заинтересованы в предоставлении таких сведений, так как боятся оттока капитала», - считает Павел Розенфельд.

Продал дом - заплати налоги

Третье принципиальное изменение планируется внести в статью 13 «Отчуждение собственности». Предусматривается, что «доходы, полученные резидентом договаривающегося государства от отчуждения акций юрлица, более 50% стоимости активов которого составляет недвижимое имущество, находящееся в другом договаривающемся государстве, могут облагаться налогом в таком государстве».

Что это значит? «Сейчас, если российская строительная компания, зарегистрирует кипрскую компанию, которая будет владеть российской компанией, у которой на балансе будет числиться торговый центр стоимостью в $100 млн., и продаст такую кипрскую компанию за $100 млн., то налогов она не заплатит вовсе, так как на Кипре такой вид дохода налогами не облагается, - поясняет Эдуард Савуляк. - Т.е. все $100 млн. от продажи торгового центра «положит на карман», причем все будет в рамках закона». После изменений в Соглашении необходимо будет заплатить налоги по российской ставке – 20% или $20 млн.

Впрочем, добавляет Юлия Пудыч, это положение не применяется к отчуждению акций в ходе реорганизаций и вводится не сразу с вступлением поправок в силу, а с некоторой отсрочкой.

Кто твой владелец?

Фактически пока подписан только протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения. Чтобы поправки вступили в силу, они должны быть в России ратифицированы Госдумой, а на Кипре – одобрены кабинетом министров. Павел Розенфельд считает, что пока изменения вступят в действие, «пройдет еще какое-то время, вероятно, не менее полугода». Эдуард Савуляк думает, что утверждение и ратификация поправок пройдут не ранее 2010 года.

Пока этого не случилось, уверен Розенфельд, поправки – это сигнал бизнесу работать в «открытую». «Что касается других оффшоров, то многие находятся в «черном списке» Минфина, поэтому переводить компании в альтернативный «налоговый рай» - не резон», считает он. Скорее всего, компании будут выстраивать цепочки, в результате которых конечный бенефициар будет находиться в том оффшоре, с которым у российских властей нет меморандума о сотрудничестве. Либо же будут уходить в респектабельные европейские юрисдикции, и приносить данные о конечных бенефициарах в жертву налоговым органам.

Именно разглашения данных о конечных бенефициарах, а также о движении финансовых средств и состоянии счетов, российские бизнесмены и боятся. Окажись такая информация в руках налоговых органов, владельцы компаний могут понести не только налоговую, но и уголовную ответственность, говорит Розенфельд.

Впрочем, известный специалист по оффшорам, партнер коллегии адвокатов «Джон Тайнер и партнеры» Валерий Тутыхин в своей книге «Антиоффшор» пишет, что требование раскрыть Центральному банку Кипра бенефициара каждой регистрируемой компании можно записать в неудобства лишь отчасти. «Сотрудникам Центробанка Кипра нужно не выяснить, кто реально стоит за компанией, а подшить в дело еще одну бумажку – просто потому, что шеф сказал ее запросить и подшить. Поэтому я не удивлюсь, если в результате проигрыша каким-нибудь неудачливым оффшорным оператором уголовного процесса, Центробанку Кипра придется раскрыть бенефициара компании, а бенефициаром окажется обычный «синяк» со справкой-рекомендацией из Инкомбанка, почившего в бозе задолго до выдачи «справки», - пишет Тутыхин.

Кто убежит?

Так убежит или нет с Кипра российский бизнес, после вступления поправок в законную силу? Эдуард Савуляк говорит, что пока в массовом порядке ухода с острова компаний не замечено. «Но уже есть факты - некоторые девелоперы осуществили переход прав собственности. Случайное ли это совпадение или умысел – не берусь сказать», - говорит он.

Савуляк имеет в виду продажу 8,8% акций «Гостиного двора», которые кипрская компания Lancrenan Investments продала холдингу, зарегистрированному на Каймановых островах. При этом и новый владелец акций и кипрский Lancrenan Investments подконтрольны одному фонду — Prosperity Capital Managient. То есть фактически акции остались принадлежать Prosperity Capital Managient, но сменили кипрскую прописку на каймановую.

«Девелоперам и строителям, которые сейчас имеют льготы по статье «Отчуждение собственности», после вступления поправок в законную силу действительно станет сложнее работать», - говорит Савуляк. Однако массового бегства российского капитала с Кипра он не ожидает. «Кипр, даже с изменениями, будет лучше любого оффшора», - уверен эксперт.

По его мнению, хуже всего придется тем, кто использует кипрские компании с единственной целью – не платить налоги (причем, как в России, так и на Кипре). «Все крупные компании, банки, как правило, имеют на Кипре не только «адреса», но и реально действующие офисы, органы управления и т.д. Зачастую они корпоративно «открыты», т.е. не боятся «показать» своих реальных владельцев, директоров, бенефициаров. Соответственно, им новации в Соглашении практически ни чем не угрожают. Беспокоиться придется всем тем, кто использует «кипры» только для трансфертного ценообразования и получения налоговых льгот. Уж очень велика вероятность доначисления налогов», - говорит Савуляк.

А вот регистрация новых компаний на Кипре после вступления поправок в силу, по его мнению, точно сократится. Но незначительно. «Кипрское Соглашение, даже с учетом правок – лучшее из всех, что есть у России. Опять же налоговые преимущества Кипра – никуда не денутся. Просто работать «по-старинке» будет нельзя и уж совсем «прямолинейные» схемы по уходу от налогов станут невозможны», - поясняет он.

Павел Розенфельд считает наоборот – число регистраций фирм на Кипре снизится значительно, а часть уже зарегистрированных компаний уйдет из страны. «Вспомним, как шесть лет назад, в преддверии вступления Кипра в Евросоюз, в прессе муссировались слухи о достигнутой договоренности между ЦБ Кипра и российской комиссией по рынку ценных бумаг, согласно которой регулятор Кипра обязан раскрывать бенефициаров российских компаний. В тот год с острова ушло порядка трети зарегистрированных там компаний», - напоминает он.