18+
  1. Максимов борется за заводы

Максимов борется за заводы

Максимов борется за заводы
Совладелец «Макси-групп» Николай Максимов решил судиться с Новолипецким металлургическим комбинатом. Истец намерен оспорить законность аукциона по продаже части активов «Макси-групп», которые купил НЛМК. Максимову не нравится то, что его не позвали на торги.

Аукцион, на котором Новолипецкий металлургический комбинат купил часть активов «Макси-групп» прошел 25 июня. На нем НЛМК приобрел 32% акций Нижнесергинского метизно-металлургического завода (НСММЗ), тем самым доведя свою долю до 57%. Также НЛМК были куплены 100% акций «Уралвторчермета» и 47,99% акций Уральского завода прецизионных сплавов. Общая стоимость покупок составила 1,39 млрд. рублей.

Торги были организованы «Макси-групп» для исполнения залоговых обязательств по ранее привлеченным кредитам. Надо сказать, что контрольным пакетом акций (50% + 1 акция) «Макси-групп» владеет сам НЛМК, 49% – у Николая Максимова.

Сотрудничество НЛМК и Максимова началось два года назад. В то время Максимов был единственным собственником «Макси-групп», однако из-за угрозы банкротства продал контрольный пакет акций «Макси-групп» Новолипецкому меткомбинату за $600 млн (впрочем пока получил только половину суммы). Тогда партнеры договорились, что для спасения «Макси-групп» предоставят ей кредиты: НЛМК – на $400 млн, а Максимов – на 7,3 млрд. рублей.

Впоследствии партнеры поссорились, и Максимов досрочно изъял из «Макси-групп» 5,9 млрд. рублей. Сейчас в суде он требует вернуть ему оставшиеся 1,3 миллиарда.

В ответ НЛМК решил и вовсе отобрать у «Макси-групп» все ее активы. Тот кредит в $400 млн НЛМК дал «Макси-групп» под залог ее активов. Однако компания вернуть долг не смогла, и три завода были выставлены на аукцион, где их и купил НЛМК.

В действиях НЛМК отраслевые эксперты не видят ничего неожиданного. Фактически, «Макси-групп» с 2007 года жила на деньги НЛМК, говорит аналитик ИК «Брокеркредитсервис» Олег Петропавловский. «А зачем им делиться с Максимовым?» - задается он вопросам. С помощью аукциона НЛМК вместо холдинговой компании получил прямой контроль над заводами.

Что же теперь НЛМК намерен делать со своим контрольным пакетом акций «Макси-групп», сказать сложно. Продажа пакета бессмысленна, так как после реализации заводов «Макси-групп» уже никому не интересен, а доли акционеров (НЛМК и Максимова) уже практически ничего не стоит.

«В принципе, наличие этого пакета НЛМК мешать не будет, - говорит Петропавловский. – Но я, например, слышал, что НЛМК может инициировать процедуру банкротства «Макси-групп», чтобы получить и другие активы компании. На балансе «Макси-групп» есть еще один актив, который может быть интересен НЛМК».

Однако Николай Максимов так просто сдаваться не собирается. Он подал иск в Арбитражный суд Москвы с требованием признать недействительными итоги залогового аукциона по продаже заводов. Иск поступил в среду.

Как говорится в материалах суда, ответчиками по иску являются НЛМК, СКБ-Банк (организатор аукциона) и «Макси-групп». Также в качестве третьих лиц по иску привлечены ОАО «Металлургический холдинг», ЗАО «Металлфинанс» и ЗАО «Металл-Е» (участвовали в аукционе, входят в «Макси-групп»).

Ранее Максимов уже заявлял СМИ, что аукцион произошел с нарушениями, так как о его проведении он вообще не знал. Если бы его пригласили, то Максимов заверил, - он обязательно поборолся бы с НЛМК за выставленные заводы.

Впрочем, эксперты оценивают шансы Максимова на отмену итогов аукциона в суде, скептически. Олег Петропавловский говорит, что все зависит от того, как в документах прописана схема реализации активов – решение об этом должно принимать собрание акционеров или совет директоров? «Если – собрание акционеров – то у Максимова есть даже очень хорошие шансы на выигрыш дела, - говорит эксперт. – Но и у НЛМК тоже хорошие юристы, поэтому я не думаю, что в вопросе реализации активов были какие-то нарушения». «Максимову придется сложно», - уверен Петропавловский.