18+
  1. Кавказкая пороховая бочка

Кавказкая пороховая бочка

Кавказкая пороховая бочка
Сегодня в России отмечается день борьбы с терроризмом. Напомним, что 1 сентября 2004 г. мусульманскими экстремистами школы № 1 в Беслане в заложниках у террористов оказалось 1120 человек, в основном это были дети и их родители, пришедшие на праздник «первого звонка».

Сегодня Страна отдает дань памяти сотням россиян, погибшим во время двух чеченских войн, ставшим жертвами терактов в Дагестане, в Первомайском, Буденовске, Беслане, погибшим во время взрывов жилых домов в Москве. Общероссийский день солидарности установлен в 2005 году федеральным законом. Поводом для этого явился захват террористами три года назад школы с детьми в осетинском городе Беслане.

Во время своей недавней поездки в Астраханскую область президент Владимир Путин призвал не забывать о трагедии, произошедшей несколько лет назад. «Мы не можем с вами забыть о тех детях, которые уже никогда не пойдут (в школу), я имею в виду - трагические события Беслана», - заявил президент России.

Напомним, что во время захвата 1 сентября 2004 г. мусульманскими экстремистами школы № 1 в Беслане в заложниках у террористов оказалось 1120 человек, в основном это были дети и их родители, пришедшие на праздник «первого звонка». При проведении спецоперации по освобождению заложников 918 человек было спасено. 334 человека, включая 186 детей – погибли. Помимо этого, от пуль террористов погибли 10 сотрудников ФСБ, 2 сотрудника МЧС и один осетинский доброволец, принимавший участие в освобождении школы. С ранениями различной степени тяжести было госпитализировано 728 заложников и 55 служащих ФСБ и МВД. В результате спецоперации был уничтожен 31 террорист. А единственный захваченный живым участник бандформирования – Нурпаши Кулаев – был приговорен Верховным судом Северной Осетии к пожизненному заключению.

В эти дни по всей территории Республики Северная Осетия – Алания введены беспрецедентные меры безопасности. Весь личный состав республиканского МВД несет службу в усиленном режиме. Число милиционеров, выведенных в дни траура на улицы осетинских городов и сел, достигает 3 тыс. человек. Надо заметить, что опасения осетинских властей не безосновательны. В настоящее время вокруг Северной Осетии, в соседних республиках Северного Кавказа все чаще звучат выстрелы, гремят взрывы. Главной кавказской «болевой» точкой в настоящее время становится Ингушетия. И если в Чечне при новом руководстве Кадырова ситуация постепенно нормализуется, то в Ингушетии президент Мурат Зязиков все более утрачивает контроль над ситуацией в республике.

За последнее время в Ингушетии произошло несколько крупных терактов, направленных против военнослужащих и сотрудников милиции. Так, 31 августа в Назрани возле местного дворца культуры был взорван мощный фугас, на котором подорвался УАЗ с российскими военными. Взрыв был настолько сильным, что машину буквально разнесло на куски. Число погибших и раненых местные власти пока не уточняют. И это не первый, и, видимо, не последний теракт, направленный против людей в погонах.

Мало того, в республике по существу началась кампания по запугиванию проживающих в Ингушетии русских и местной интеллигенции. Террористы открыли настоящую охоту на сельских учителей и членов их семей. Не далее как 1 сентября в ингушском селе Карабулак хоронили мужа и двух детей местной учительницы русского языка и литературы Веры Драгончук, убитых неизвестными террористами 31 августа. Сама учительница спаслась чудом.

По горячим следам боевиков, как всегда, задержать не удалось и правоохранительным органам остается проводить массовые зачистки подозрительных сел и отдельных городских кварталов. Однако подобные зачистки и спецоперации МВД зачастую вызывают крайне негативную реакцию местного населения. Поэтому действия террористов по существу провоцируют политическую нестабильность в Ингушетии.

Что касается запугивания (скрытого или явного) русских, живущих сегодня в республике, убийства учителей, беспомощности местных правоохранительных органов в деле предотвращения терактов против простых людей, то именно так все в свое время начиналось и в Чечне незадолго до начала первой чеченской войны. Там все началось именно с преследования русских, особенно учителей, врачей и сельской интеллигенции. А завершилось – широкомасштабными боевыми действиями и тысячами погибших и раненых.

Не грозит ли чеченский вариант развития событий нынешней Ингушетии, особенно если принять во внимание очевидную беспомощность президента этой республики Зязикова и его ближайшего окружения? Заметим, что беспомощность Мурата Зязикова будет тем более очевидна, если сравнить положение в Ингушетии с тем, которое там было во время двух чеченских войн. Тогда, несмотря на то, что боевые действия в соседней Чечне шли практически в нескольких десятках километрах от границ республики, в Назрани и других городах и селах Ингушетии было относительно спокойно. Никто безнаказанно не убивал русских учителей и не взрывал фугасы в центре Назрани.

А вся разница заключалась в том, что в ту пору президентом Ингушетии был Руслан Аушев, а не Мурат Зязиков. Президент Аушев был известен и уважаем на всем Северном Кавказе не только потому, что был боевым генералом, прошедшим Афганистан, но и славился своим жестким и довольно несговорчивым характером. Особенно в отношениях с центром. Это не могло не раздражать отдельных кремлевских чиновников, ценивших лишь личную преданность в не зависимости от личных деловых качеств руководителя.

В итоге практически сразу по окончании второй чеченской войны Аушев под давлением Кремля был вынужден уйти со своего поста, а вслед за ним в отставку ушло практически все его окружение. К власти пришел президент Зязиков, из всех достоинств которого была только служба в «органах, да близость к отдельным высокопоставленным кремлевским чиновникам». В результате мы имеем то, что имеем, и на сегодня нет никаких гарантий того, что в случае если правление Зязикова продлится еще какое то время, Россия не получит еще одну, теперь уже не чеченскую, а – ингушскую войну на своей территории. И об этом нельзя забывать, особенно в День памяти жертв терроризма.