18+
  1. Конец семейной нефтянки?

Конец семейной нефтянки?

Конец семейной нефтянки?
Похоже, что Россия вступила в стадию последнего нефтяного передела. Вчера Арбитражный суд Москвы приступил к рассмотрению дела о взыскании в доход бюджета контрольных пакетов акций основных предприятий башкирского ТЭКа, подконтрольных структурам, близким к семейному клану президента Муртазы Рахимова.

Еще в конце прошлого года Межрегиональная инспекция ФНС по крупнейшим налогоплательщикам предъявила иски ООО Башкирский капитал, принадлежащий сыну башкирского руководителя, в уводе госактивов. Напомним, что в 2002 году Муртаза Рахимов разрешил приватизацию предприятий ТЭКа, находившихся на балансе государственной Башкирской топливной компании (БТК). В итоге Башнефть, Башкирнефтепродукт, Башкирэнерго и четыре нефтеперерабатывающих завода (НПЗ) без конкурса отошли семи неизвестным ООО. Те внесли свои доли в уставный капитал ООО Башкирский капитал. Его возглавил Урал Рахимов.

Вот так, без сучка и задоринки, безо всяких залоговых аукционов госкомпании стоимостью около миллиарда долларов отошли к близким родственникам Рахимова. Как предполагают аналитики, тогда был очень велик риск, что Кремль не даст добро на то, чтобы Рахимов остался у власти, а посему главному башкиру нужно было что-то оставить себе на черный день.

Оснований для опасений у Рахимова было достаточно. Ведь прилетевший в Уфу Путин демонстративно повернулся спиной к Рахимову. Впрочем, некоторым опасениям вскоре было суждено сбыться. Через год Счетная палата (СП) занялась проверкой башкирского ТЭКа. Как заявил по ее результатам аудитор СП Владислав Игнатов, Башкирия недодала федеральному центру $113 млн.

По словам Игнатова, приватизация государственных предприятий Башкирии, в том числе отнесенных к федеральной собственности, была произведена с грубыми нарушениями Конституции, указов президента РФ и законодательства о приватизации России. По словам аудитора, на сегодня это самый беспрецедентный случай в истории нефтеперерабатывающих компаний России хищения активов из федеральной собственности. Кроме того, нефтяники Башкирии согрешили и в налоговой сфере.

Для погашения задолженности по акцизам и налогу на прибыль правительство РФ в свое время дало возможность нефтеперерабатывающим компаниям Башкирии осуществить дополнительные эмиссии акций. Однако ни акции на сумму 113 млн дол., ни налоги в федеральный бюджет не поступили. Понятно, что Рахимов-старший почувствовал, что земля потихоньку уходит у него из-под ног. Тогда он делает PR-ход, а именно: беспрецедентное заявление о намерении вернуть нефтянку в собственность республики. В связи с этим он уволил курировавших ТЭК министра имущественных отношений Зуфара Абдрахимова и министра экономики Валентина Власова. Впрочем, заявление так и осталось не более чем заявлением.

А тем временем сын президента пытается вывести все активы башкирской нефтянки. Он входит в консорциум с АФК Система, принадлежащей Владимиру Евтушенкову. Бизнесмены заключают договор о намерениях. Планировалось, что сначала Рахимов продаст 20% своего бизнеса, а затем еще не менее 5%. А вскоре было объявлено о создании Системой вертикально-интегрированного нефтяного холдинга с активами до 75% акций.

Однако вскоре заговорили и о намерениях АФК продать акции компаний башкирского ТЭКа Роснефти. Рахимов-младший, почувствовав подвох, остановил сделку с Евтушенковым, после чего на последнего стало оказываться давление, с тем чтобы он вышел из нефтяного бизнеса Башкирии. Одновременно на Рахимова начинают напирать силовики. В июле прошлого года следственный комитет (СК) МВД возбудил уголовное дело и начал предварительное расследование в отношении руководства тогда уже ликвидированной компании Башнефтехим.

По версии следствия, руководство Башнефтехима в 2000 году, используя подложные документы, похитило у некой компании Филайн Лимитед ее акции на сумму более 26 млн дол. Как говорит источник, близкий к следствию, схема мошенничества заключалась в подделке подписей и учредительских документов Филайн Лимитед. Это был явный сигнал к тому, что у Рахимовых отбирают их бизнес.

Тогда-то Башкирский капитал и начал формально избавляться от своих акций, переводя их в некоммерческие фонды. Так, благотворительный фонд Инзер стал владельцем 16,21% акций ОАО АНК Башнефть, 14,525% акций - ОАО Башкирнефтепродукт, 16,432% акций - ОАО Новойл, 14,94% акций - ОАО УНПЗ, 13,154% - ОАО Уфанефтехим, 14,54% - ОАО Уфаоргсинтез. Также нефтянка стала принадлежать благотворительным фондам Урал, Юрюзань и Агидель. Доля каждого из них составляет 13-16%.

Стоит ли говорить, что за этими фондами стоял клан Рахимовых. По мнению руководителя группы компаний NBZ Эдуарда Олевинского, которое он высказал Коммерсанту, вывод акций в благотворительные фонды был удобен для ухода от налогов и обхода антимонопольных требований. Вместе с тем, фонды, в отличие от ООО, нельзя использовать в кредитно-финансовой деятельности, а находящиеся в них акции сложно будет, например, обременить залогом. Кроме того, залог можно использовать для усиления контроля над акциями, поскольку заложенное имущество всегда менее привлекательно для приобретателя.

А по мнению адвоката Юков, Хренов и партнеры Дмитрия Степанова, в благотворительном фонде нет механизмов корпоративного контроля. Теперь же, по его словам, фонды имеют право передать свои доли участия в созданных ООО любым структурам. Впрочем, такие действия вряд ли помогли младшему Рахимову. В нынешнем иске, предъявленном ФНС, налоговики требуют признать недействительными все сделки по передаче акций как совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

Кроме того, ФНС утверждает, что сделки совершались под контролем одной группы лиц, которая перегруппировывала активы, препятствуя возврату акций в собственность РФ. Возврат же, по словам налоговиков, мог произойти из-за нарушений в ходе приватизации предприятий башкирского ТЭКа. По мнению независимых экспертов, если арбитраж удовлетворит иск ФНС, то нефтяные активы, скорее всего, отойдут Росимуществу, а затем, возможно, окажутся в собственности Роснефти.

Сомнительно, что Рахимову удастся сохранить свой бизнес. Все говорит о том, что на этот раз за него взялись всерьез. В преддверии смены кремлевской власти идет последний передел собственности, и возможно, что нынешнее башкирское руководство в нем участвовать уже не будет.