18+
  1. Конспирология выборов: математика и технологии на службе “фальсификаторов”

Конспирология выборов: математика и технологии на службе “фальсификаторов”

Региональные выборы давно закончились, но их обсуждение не утихает. Публике представляют все новые «доказательства», должные показать тотальные фальсификации, чем, якобы, и обязана «Единая Россия» своей уверенной победе.

Метод не новый, таким же точно образом пытались поставить под сомнение легитимность парламентских и президентских выборов 2007-2008 годов.

Со временем, впрочем, успокоились, сейчас о той кампании «фальсификаций» никто не вспоминает, даже оппозиция вынуждена признать: народ действительно проголосовал за большинство партии власти и президента Медведева. Региональные выборы-2009 – другое дело. Политики и политтехнологи стараются ковать железо, пока тема горяча.

Так, глава фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Николай Левичев раскрыл на одном из участков в Волгограде настоящий шпионский заговор – в одной из кабинок здесь была найдена ручка с симпатическими чернилами. Пометки, сделанные ей, исчезают через некоторое время. То, что приобрести такую ручку можно в любом киоске союзпечати за 30 рублей, во внимание не принимается. Депутату ясно – он обнаружил метод фальсификаций, благодаря которому в области «эсеры» получили почти в четыре раза меньше голосов, чем «Единая Россия».

Как считает гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, «теория симпатических чернил слабо поддается проверке и рациональному объяснению». Другое дело, что это прекрасный «пиаровский сюжет», который с удовольствием заглотили многие СМИ. О чернилах Левичева рассказали не только информагентства, но и такие авторитетные издания, как «Ведомости», «Независимая газета» и просто «Газета».

При этом мало кто задался вопросом: если «галочки» исчезали, то бюллетени, как незаполненные, были бы просто признаны недействительными. Кому же тогда все это выгодно? Или, может, «галочки» в одном месте исчезали, а в другом появлялись? Такой вариант исключать нельзя, но это значит, что бюллетени были обработаны заранее. А если человек пришел на участок со своей ручкой? Голос появится напротив двух партий? Или, что еще комичней, напротив одной и той же, но разными чернилами? При здравом размышлении такой метод фальсификации выглядит очень громоздким и малоэффективным.

Другое направление доказательств о тотальных фальсификациях – «математический анализ». Кавычки здесь неспроста, опубликованные в ряде изданий выводы политологов, аналитиков и других вроде бы серьезных людей опровергают всю современную социологию. Зато с привлечением авторитета науки «доказывают» читателю, что все вокруг сфальсифицировано. На основании довольно странного тезиса: Если явка на выборах увеличилась, значит «лишние» голоса должны пропорционально распределиться между партиями, а не уйти одной из них.

Речь идет, во-первых, о выкладках двух американских политологов Михаила Мягкова и Питера Ордешука и одного российского – Дмитрия Шакина. Они попытались разработать методику, позволяющую «математически» выявлять фальсификации результатов выборов. Во-вторых, о совместной работе двух политтехнологических центров – «Никколо М» и «Панорамы», чьи специалисты еще в 2007-08 годах с помощью того же научного аппарата доказывали незаконность избрания депутатов пятой Госдумы и третьего президента России в книге «Преступление без наказания».

В итоге журнал «Коммерсантъ-Власть» анализирует результаты мартовских выборов на основе работ американо-российских математиков, «Новая газета» и журнал The New Times (бывшее «Новое время») зачитывают до дыр книгу политтехнологов. Во всех случаях используется все тот же тезис: «Должна обнаруживаться зависимость между уровнем явки и количеством голосов, полученных партиями или кандидатами». Выводы «социологов» при этом направлены в одну сторону: голоса, поданные за «Единую Россию», делятся на «нормальные» и «аномальные». И в итоге в Думе сидит «37 неправильных депутатов».

Такую постановку вопроса считает как минимум спорной генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров. По его словам, не следует изобретать велосипед – достаточно уже известных социологических методов. «Есть специальный инструмент, называется exit poll. Он с довольно высокой точностью, если, конечно, правильно проведен, показывает, какими на самом деле бывают результаты, - говорит Федоров. - Где есть значимые отклонения данных exit poll от результатов, провозглашенных избиркомами – действительно наиболее вероятна версия подтасовки и фальсификации».

«Если говорить о федеральных кампаниях, то и на думских выборах 2007 года, и на выборах президентских 2008 года отклонения и у нас и у фонда «Общественное мнение» не превышали 2%, - продолжает глава ВЦИОМ, - что, в общем-то, полностью укладывалось в статистическую погрешность».

Остается только удивляться, что «пропорциональное распределение» голосов избирателей при повышении явки пропагандируют политтехнологи («Никколо М») и специалисты по выборам (Михаил Мягков, Питер Ордешук и Дмитрий Шакин). Им-то должно быть известно, что повышение или понижение явки на выборах вовсе не обязательно приводит к такому изменению результатов кандидатов или партий. Ясно, к примеру, что пришедшие на выборы новые люди могут быть распропагандированы представителями одной из партий. Отчего же им «пропорционально» отдавать голоса за все другие?

Общеизвестно, что, например, основной коммунистический электорат – самый мобилизованный, идет на выборы «как один человек». И весь голосует за КПРФ, а не «пропорционально». То есть низкая явка всегда коммунистам на руку. А самый инертный электорат – как раз у «партий власти». Это вообще одна из главных проблем любой власти, хоть в России, хоть во Франции – убедить как можно больше людей придти голосовать, поднять своих «лоялистов» с диванов.

И уж кто-кто, а специалисты из «Никколо М» должны были это хорошо хотя бы помнить по губернаторским выборам, в которых компания принимала самое активное участие. Но возможно, здесь дело не в принципиальной позиции. Сейчас компания занимается куда менее «хлебными» муниципальными кампаниями, и поэтому просто не стала пренебрегать возможностью подработать: заказчиком их «Преступления и наказания» выступил один иностранный фонд.

Политолог Дмитрий Орлов отмечает, что никакая математическая модель «не может описать все богатство избирательной кампании на конкретном участке или в целом по стране или в регионах». Что касается описанных математических моделей, то Валерий Федоров иллюстрирует их следующими фактами: «Возьмите, например, Ненецкий округ, где по сравнению с предыдущими выборами «Единая Россия» чуть ли не в два раза увеличила свое представительство в заксобрании». «Там особая электоральная культура. Это малонаселенный Север, там все друг друга знают, тесно общаются... И фальсификации в таком округе наименее вероятны», - констатирует социолог.

По его словам, на рост или падение популярности партий в регионах «влияет значительное число факторов, обусловленных местной спецификой в конкретном регионе, и людьми конкретными, которые в той или иной партии». А математика этого учесть не в состоянии.

Последние новости