18+
  1. Кризис власти в КЧР

Кризис власти в КЧР

Карачаево-Черкесией ныне управляют три - четыре семейных сообщества. Факт, что в некоторых республиках российского Северного Кавказа идет необъявленная война, отрицать трудно.

Время, когда каждый день люди гибнут от автоматных пуль, назвать мирным язык не повернется. В сводках бандитских вылазок и террористических актов Карачаево-Черкесия на одном из последних мест. Однако, похоже, и здесь заваривается острая каша кавказского противостояния.

Для тех, кто не в курсе, требуется пояснить. Дело в том, что на территории нынешней КЧР исторически проживали карачаевцы, черкесы, абазины, адыги, ногайцы, русские и представители других народов. Надо же такому случиться, что пик этнического конфликта в этой горной республике пришелся на первое десятилетие ХХI века. Именно в наши дни съезд черкесского народа принимает решение о выходе территорий компактного проживания из состава республики и вхождения в любой другой сопредельный субъект России. Причина – засилие соседей-карачаевцев в органах власти и прочих организациях.

Аргументы приводятся десятками. От вала унижающих народ публикаций в местной прессе до полного игнорирования республиканской властью мнения черкесских общественных организаций по любым вопросам. Неужто в век расцвета компьютерных технологий и выхода человечества в космос, в стране, претендующей на роль одного из мировых лидеров, остались уголки, да что там – целые регионы, живущие по законам феодальной эпохи? Представьте, остались. И рецепт этой самой то ли этнической, то ли криминальной каши следует искать не в глубокой истории, а в успешных попытках здешних современных феодалов эксплуатировать свой народ так же нещадно, как это делали их далекие предки.

В сегодняшней Карачаево-Черкесии знающие люди насчитывают три - четыре семейных клана, которые и есть реальная власть. Первым называют семейство известного на юге страны «газового короля» Рауля Арашукова. Каким-то непостижимым образом ему, человеку с двумя судимостями (в 1985-м за мошенничество и в 1987-м за присвоение госимущества) удалось возглавить сразу две «дочки» «Газпрома» - ООО «Ставропольрегионгаз» и ООО «Ставрополькрайгаз».

Заметим, речь идет о стратегических предприятиях, значимость которых для российского юга трудно переоценить. По словам депутата Госдумы Анатолия Грешневикова, «не раз на самом высоком уровне говорилось о том, что необходимо разобраться с «серыми» схемами в бизнесе, которые не только обескровливают бюджет, но и, вполне возможно, служат финансовой подпиткой для тех, кто ставит своей целью взорвать Россию». Любопытно, что депутат в свое время обращался с запросом даже в Генеральную прокуратуру. Но так и не получил ответа.

Иногда все же проверяющие из столицы находили серьезные недостатки в работе газовой империи Арашукова. К примеру, еще в декабре 2004 года коллегия Счетной Палаты РФ выяснила, что «доход, полученный от продажи газа, не покрывал даже коммерческие расходы Общества. Кроме того, убыток увеличивали проценты, уплаченные Обществом по привлеченным кредитам…» И это про сверхприбыльную газоторгующую организацию!

Впрочем, сейчас будет понятно, куда могли уходить деньги. Недавно информационное агентство «Паритет-медиа», словно иллюстрируя слова депутата Грешневикова, привело оперативные данные правоохранительных органов, согласно которым в схеме увода средств газового монополиста задействованы ООО «Ставрополькартон», ООО «Идеал-СК» (Ставрополь), ООО «Артекс-Юг» (Ставрополь), ООО «Мойдодыр» (Ставрополь), ООО «Адиюх» (а. Хабез – КЧР), ООО «АРТПРОМ» (а. Хабез), ООО «Недра-2004» (а. Хабез). Список фирм не полный, но достаточный. Почему в нем фигурируют ставропольские предприятия – понятно, куда интересней, почему здесь же фирмочки из заштатного райцентра Хабез.

Плох тот отец, кто не готовит себе смену в лице сына. И Арашуков-старший тут не оплошал. Его сын Рауф установил несколько рекордов, достойных нашего внимания. Молодой человек, как писали в декабре 2004 года «Парламентская газета», а в марте 2010 года – ИА «Паритет-медиа», даже не закончивший среднюю школу, с поддельным аттестатом, в 18 лет становится депутатом Ставропольской городской думы. Затем в 21 год, заполучив «невесть каким образом» диплом о высшем образовании – министром труда и социального развития КЧР. Еще через два года достойный сын своего отца уже руководит районом в Карачаево-Черкесии. Тем самым Хабезским. Возможна ли такая лихая карьера без больших денег? Не менее головокружительное восхождение к вершинам же федеральной власти совершил другой славный сын здешнего народа – Ратмир Айбазов. Ныне он сенатор, член Совета Федерации.

Между прочим, в качестве заместителя председателя Комитета по судебным и правовым вопросам рассматривает кандидатуры на должности руководителей региональных судов. И его биография полна недосказанностей. Надо восполнить некоторые пробелы. Известно, что в апреле 1979 года Кировский районный суд Саратова … приговорил Айбазова за изнасилование гражданки Ф., сопряженное с угрозой убийства, к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Но вот чудо: четверть века спустя уже саратовский облсуд возвращается к этому делу и отменяет приговор двадцатипятилетней давности … за отсутствием состава преступления. Удивительно и другое обстоятельство - то самое дело №07 01/244 непостижимым образом исчезает из архивов. А Совет Федерации получает «чистого» сенатора.

Чудеса в судьбе Айбазова продолжали случаться и в Москве. На зависть другим правоведам он в течение нескольких лет защищает сначала кандидатскую, а затем и докторскую диссертации по юриспруденции. Кстати, по делу будущий сенатор, а тогда студент-вечерник юридического института проходил не один, а на пару с нынче крупным предпринимателем Курманом Мелекаевым – руководителем торгового дома «Газнефтьинвест», сообщил 4 июня 2010 года саратовский журнал «Общественное мнение», сославшись на постановление президиума Саратовского областного суда, принятое еще в июне 2003 года. У стороннего наблюдателя может сложиться впечатление, что для достижения карьерных высот в Карачаево-Черкесии и ее окрестностях надо прежде пройти хорошую «криминальную» школу. В этой догадке есть немалая доля истины. Чиновники высокого республиканского ранга, имевшие стычки с законом, трудятся на разных постах в КЧР. Первые лица республики либо не замечают эти досадные страницы в биографиях своих подчиненных, либо те очень постарались, чтобы разными путями переписать их. А как иной раз закрываются даже тяжкие уголовные дела, а то и вовсе пропадают в небытие, мы знаем. Имена таких руководителей известны в республике. Мы не называем их только по той причине, что не всегда можно документально доказать криминальное прошлое того или иного руководителя.

Впрочем, для одного чиновника сделаем исключение. Главой муниципального поселения поселок Домбай недавно стал родственник самого президента КЧР некий Э.Гочияев. Не знакома ли вам эта фамилия? Вспомнили должно быть другого ее носителя – кровавого «террориста» А.Гочияева. Одного из организаторов подрывов жилых домов в Москве. Так вот, первый в свое время тоже проходил фигурантом по уголовному делу о терактах и обвинялся в укрывательстве второго…

В Карачаево-Черкесии меняются президенты, а жизнь народа словно идет под откос. Экономика в полном упадке, национальные группы, как скандальные соседи в коммуналке, готовы разъехаться в разные стороны, то бишь, по разным субъектам, лишь бы не жить под одной региональной крышей. Еще двадцать лет назад в республике более 42% населения составляли русские, теперь их осталось около 20%. Эксперты уверены, что если отток русских жителей продолжиться такими же темпами, то к 2015 году их в КЧР не останется вовсе.

Сегодня граждане с ностальгическими нотками вспоминают годы президентства Мустафы Батдыева. Регион не значился в лидерах, но до откровенного этнического противостояния не доходило. Власть пыталась наладить диалог с народом, чего язык не поворачивается сказать о нынешних руководителях. Куда катится республика?

Последние новости