18+
  1. Кто здесь несогласный?

Кто здесь несогласный?

Кто здесь несогласный?
«Едут сажать!», - так прокомментировал «Веку» депутат Госдумы Геннадий Гудков создание специальной комиссии по расследованию нарушений, допущенных во время выборов мэра Астрахани.

Претендовавший на этот пост коллега Гудкова, эсер Олег Шеин, который проиграл выборы единороссу Сергею Боженову, пошел дальше других оппозиционеров: он рассказал Дмитрию Медведеву не просто о «правовом нигилизме» своего оппонента, а о «бандитском перевороте», учиненном в Астрахани при попустительстве властей и бездействии милиции. Сторонники Боженова, по словам Шеина, похищали людей, врывались в квартиры, поджигали спальни, портили автомобили, а также избивали журналистов.

Президент отреагировал, создав прецедент: для отправки в Астрахань сформирована комиссия из членов ЦИК, сотрудников МВД, СКГП и ФСБ. Этот десант высадится в городе в начале ноября, имея, как сказал «Веку» Геннадий Гудков, самые широкие полномочия. Шеин, сторонники которого уже почти 3 недели продолжают в Астрахани уличные акции протеста, говорит, что для него важен даже не сам пост мэра – он просто хочет, чтобы те, кто во время выборной кампании нарушал уголовный кодекс, сели в тюрьму.

Такого в России еще не было. Даже когда взрывали автомобили кандидатов и убивали политтехнологов, президент спецкомиссий не назначал. То есть, не делал в сторону оппозиции столь недвусмысленных реверансов. А на днях «Левада-центр» опубликовал данные опроса, согласно которому 71% россиян считает, что стране нужны влиятельные оппозиционные партии и движения. В 2007 году такого мнения придерживались 66% опрошенных, в 2005 – 61%, , в 2002 – 56%. Очевидно, что время путинского правления только усилило протестные настроения и симпатии населения к тем политикам, кто не с «Единой Россией». И вот, получается, Медведев эти настроения начал улавливать. Интересно, что действия самого президента, согласно октябрьскому рейтингу того же «Левада-центра», одобряют фактически столько же респондентов, сколько и высказались за оппозицию, а именно – 72%. Учитывая статистическую погрешность, можно предположить, что имеет место парадокс: протестный электорат поддерживает президента.

«В обстановке последних двух месяцев всех этих разговоров о модернизации и обновлении Медведев и на самом деле выглядит, если хотите, как оппозиционер, - сказал «Веку» политолог Андрей Пионтковский. - Не обязательно лично он, но некий «коллективный Медведев» - то есть, люди, которые его окружают, занимаются его пиаром. По крайней мере, он пытается противопоставить себя десятилетию Путина. В статье Дмитрия Анатольевича «Россия, вперед», по-существу, дается крайне резкая характеристика того состояния страны, которую он унаследовал у своего предшественника.

И хотя, убежден Пионтковский, эту медведевскую статью мало кто из избирателей читал, большинство все равно в курсе озвученных в ней тезисов. «Статья – просто сформатированный в буквах и цифрах «сигнал», который транслируют сейчас все государственные СМИ, - говорит политолог. - Модернизация – это сегодняшний государственный тренд, который широкие массы связывают именно с «либералом» Медведевым. И в контексте этого тренда – резкая оценка деятельности Путина и его наследия, хотя напрямую Владимира Владимировича и не называют. Даже когда такого системного человека, как Юрий Лужков, спросили о том, как он оценивает последние 10 лет, он ответил, что это годы потерянных возможностей и застоя. Вот и Павловский уже называет Путина «стареющим Де Голлем». То есть, создается некий фон, который постепенно проникает в общественное сознание. «Верхушка» постепенно «сдает» Путина.

Недаром в общественное сознание был запущен медиа-вирус «Путин как Брежнев», его запустил тот самый «коллективный Медведев». Игра эта довольно рискованна, но если она будет продолжаться, мы придем к двум сценариям: либо Медведев снимает премьер-министра, либо Путин находит ресурс, убеждающий президента уйти в отставку».

Однако дальше деклараций и намерений Дмитрий Анатольевич пока что не идет. На деле модернизация остается красивым, но пустым словом, которое, впрочем, народу нравится. А значит, симпатии того самого 71% президент получил авансом и размер этого аванса, выявленный «Левада-центром», словно некий рейтинг надежды, говорит о степени востребованности перемен. И ждать их приходится только от оппозиции, не от единороссов же, в самом деле?

По мнению председателя Уральской гильдии политконсультантов Константина Киселева, заявленный президентом курс на модернизацию – вовсе не желание власти действительно что-то изменить, а защитная реакция на обострившиеся требования населения, которое не хочет больше жить в условиях тотального доминирования «Единой России», доходящего в своих формах до астраханского беспредела. «Этот парадокс – «президент есть оппозиция» - ставит перед человеком совершенно справедливый вопрос: а кто есть власть? - сказал Киселеву «Веку». - Очевидно, что речь идет о некоей безличной власти, «абсолютном зле», которому якобы противостоит Медведев. И Дмитрий Анатольевич, занимая в сознании россиян место виртуального модернизатора, на самом деле размывает реальный оппозиционный потенциал, который сейчас действительно очень активно накапливается. Оппозиция ищет лидера - и вдруг в качестве этого лидера начинает выступать человек с самыми большими полномочиями в стране. В результате в сознании среднего избирателя наступает некий конфликт категорий – а зачем я буду голосовать за кого-то другого, когда у нас сама власть говорит о модернизации, обновлении? То же самое, правда, неудачно, пыталась сделать в свое время «Единая Россия», которая сформировала так называемые клубы. Вы либералы – добро пожаловать в клуб господина Фадеева. Патриот? Пожалуйста, вам в другой клуб. И так далее. Эта идея провалилась, а в случае с Медведевым и модернизацией вдруг получилось. Оппозиция размывается достаточно технично».

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин также считает, что автором идеи обновления и модернизации в большей степени является Путин, чем Медведев, президент здесь – лишь исполнитель. Премьер, по мнению Мухина, всего лишь хочет обновить свое окружение, часть которого не оправдала его доверия, не состоявшись как профессионалы. «То же самое касается и «Единой России», сказал эксперт «Веку». - Очевидно, что ей необходима модернизация, она застоялась, а Путин всегда был сторонником «встряхивания» ЕР, он ведь не хочет, чтобы партия, которую он возглавляет, застыла в развитии и забронзовела. И только оппозиция может этому бронзовению помешать. Синхронность действий думских фракции во время так называемого парламентского кризиса говорит о том, что его авторы – политические технологи Кремля. Демарш якобы против «Единой России» явно был одобрен Владимиром Владимировичем. Поэтому, проект «Россия, вперед!» правильнее было назвать ««Единая Россия», вперед!» Вы заметили, как ненавязчиво единороссы начали называться не «партией власти», а «правящей партией»? Вот и получается, что вместе со сменой неформальной вывески ее председатель хочет заставить ее, наконец, работать как живой политический организм».

При чем же здесь реальная оппозиция, не декоративная, а та, которую хотят видеть 71% опрошенных «Левадой-центром»? По всей видимости, ни при чем, в России ей – не место и не время. Да и где она, оппозиция? Весьма показателен скандал, который медведевская статья вызвала в стане «махровых несогласных» - Объединенного гражданского фронта. Марина Литвинович, соратник председателя этой организации Гарри Каспарова, предложила своим единомышленникам «подставить президенту плечо» и въехать на волне модернизации и обновления, наконец, в реальную политику, сбросив ярмо несистемной оппозиции. По-сути, Литвинович бросила идею воспользоваться приемом французских ситуационистов. Их любимая шутка – встать с транспарантами в «голове» какой-нибудь толпы, например, выходящей из метро, и идти впереди нее. Со стороны кажется, будто эта толпа шагает за теми, кто несет транспаранты, а значит – поддерживает намалеванные на них лозунги. Конечно же, чистой воды пиар – Литвинович предложила попытаться даже не столько стать реальной оппозицией, сколько казаться таковой в масштабах России. Каспаров, собирающий на митингах максимум по 150 «несогласных», не захотел даже этого. Литвинович «за предательство оппозиционных идеалов» сняли с должности исполнительного директора ОГФ, а региональные ячейки «фронта» почему-то начали самораспускаться. А другой оппозиции в России, извините, нет.