18+
  1. Либерализм под черносотенными знаменами

Либерализм под черносотенными знаменами

Либерализм под черносотенными знаменами
После известных событий на Манежной площади наблюдатели заговорили об очередном сближении либералов с националистами. Последняя по времени попытка создать такой альянс была предпринята в 2007 году, когда Гарри Каспаров и его окружение переняли часть националистической идеологии и риторики.

Но надежды Гарри Каспарова и политолога Станислава Белковского на «Русский марш несогласных» не оправдались. Коалиция «Другая Россия», призванная стать объединительной площадкой для демократов, левых и ультраправых, развалилась, не выдержав чрезмерных амбиций ее многочисленных отцов-основателей.

Однако в 2010 году, впечатленные энергией, выплеснувшейся на Манежную площадь 11 декабря, «несогласные» вновь увидели в «коричневых» потенциальных союзников, «делающих общее дело» и пригласили их на Триумфальную площадь.

Свои претензии на роль лидера, а заодно и политтехнолога сближения либеральной и националистической оппозиции выразил вышедший из каспаровско-немцовской «Солидарности» глава недавно созданного «Демократического выбора» Владимир Милов. Он, как и когда-то Каспаров, заговорил о потере в российском либеральном движении национальной компоненты.

По словам Милова, «в то время как либеральная модернизация в Восточной Европе опиралась на мощную подпитку националистических сил, у нас эти силы оказались жестко разведены по разным углам политической жизни, вплоть до полной нерукопожатности».

«Исторически российские националисты произрастали из черносотенцев-державников, у которых действительно было мало общего с либералами. Но эта история все больше уходит в прошлое», — подвел идеологическую базу глава «Демвыбора».

И вот, ошибочная, по его мнению, «нерукопожатность» в отношении ультраправых остается в прошлом. Организация, созданная из бывших каспаровцев, провозглашает курс на либерал-национализм. Не тратя время впустую, движение Милова выступает одним из организаторов акции в память убитого кавказцами футбольного фаната Егора Свиридова в Санкт-Петербурге.

Комментируя участие его движения в организации акции ультраправых, Милов заявляет, что не видит ничего криминального в том, что отдельные активисты «симпатизируют идеям русского национализма». По его словам, «понятие русского национализма было приватизировано людьми разных неприятных идеологий, в том числе нацистских», поэтому «нужно отбирать у них националистический дискурс».

Причем, нужно сказать, что своему коллеге по демократической оппозиции в этом плане активно подыгрывает Борис Немцов, признавая, несмотря на очевидные различия, общность целей либералов и националистов. При этом сопредседатель движения «Солидарность» открыто третирует Amnesty International за то, что арестованного 31 декабря одного из лидеров ДПНИ Владимира Тора не признали «узником совести» вместе с другими арестованными оппозиционерами.

«Я считаю, что с этими людьми можно говорить», — отмечает Немцов в одном из своих интервью, развивая мысль о необходимости представительства националистов в парламенте. «Вот если бы у нас была цивилизованная страна, то в парламенте была бы и демократическая позиция, и либеральная, и националисты, и левые, и парламент был бы местом дискуссии, и мы бы без мордобоя, без Манежки и без Триумфальной, я даже скажу, могли бы все вопросы решать», - фантазирует Немцов.

При этом, оценивая перспективы русских националистов, политик приводит довольно необычный аргумент: «Среди российских бизнесменов есть националисты, настоящие, серьезные. [...] Но никто из них националистам денег не дает, потому что внушительной силы в них не видит. Да и потом, что это за националисты, у которых так много лидеров-евреев?». Отнеся к ним и экс-лидера ДПНИ Александра Поткина (Белова).

Сам Немцов, как известно, не стесняется говорить о своей национальной принадлежности, поэтому в его устах данная характеристика звучит как поощрение и даже намек на то, что при определенных обстоятельствах нужные средства правым могут выделить бизнесмены иной, нерусской национальности.

Но если одна часть либерального сообщества, увидевшая в националистах своих потенциальных сторонников, возликовала, грезя будущими совместными антикремлевскими акциями, то вот другая, привыкшая к «нерукопожатности» с поборниками национальной идеи, попыталась протестовать. «Я знаю его позицию – «не важно с кем, лишь бы против». Она мне не близка. Я ее не разделяю. Я не пойду ни с фашистами, ни с нацистами, ни с сумасшедшими», — заявила в этой связи президент фонда «Холокост» Алла Гербер, комментируя идеи Милова. Раскритиковала его и глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, для которой «любой национализм – дикость». По мнению правозащитницы, Милов – это человек, переоценивающий свои возможности. «Дай Бог ему успеха, но это очень опасные игры», — пояснила она.

В свою очередь правозащитник Евгений Ихлов полагает, что «у нацистов, безусловно, есть права: на звонок домой, на адвоката, на витаминизированную баланду, на честный и независимый суд» и т. д. Но при этом «каждый автор текста «Обращения Движения 11 декабря» и каждый руководитель этого движения должен сидеть в тюрьме», а «всем рядовым сторонникам «Движения 11 декабря» должна быть закрыта дорога в публичную политику, на госслужбу, к преподаванию, в журналистику»... «Здесь водораздел капитальный», — подчеркивает правозащитник.

Для успеха союза националистам и либералам придется поступиться своими принципами. Националисты должны будут согласиться на представительскую роль в альянсе не обладающих с точки зрения поборников «русской идеи» расовой чистотой политиков, а либералы должны будут согласиться с тезисами «борцов» с мигрантами и кавказцами.