18+
  1. Любовь до гробового срока или сервис оборонной лирики

Любовь до гробового срока или сервис оборонной лирики

Любовь до гробового срока или сервис оборонной лирики
В преддверии 23 ноября 2013, когда будет решаться дальнейшая судьба Евгении Васильевой — фигурантки уголовного дела, связанного с «Оборонсервисом», редакция Первого Антикоррупционного СМИ решила провести своего рода уголовную экспертизу её стихотворения, о котором высказались уже эксперты в области поэзии и психологии.

Разобрав последовательно на цитаты, начнём. Любовь «Она: Ты меня обманул, ну за что и зачем? Разве я виновата, обидела чем? Ты за что меня пнул, пусть слегка, сапогом? Или я не твоя и не твой это дом?» С высокой степенью вероятности можно предположить, что что стихи относятся к позднему «творчеству» ныне дисциплинированной заключенной под домашний арест Евгении Васильевой, проходящей по делу «Оборонсервиса».

Эта «лирика», не тронутая глубиной содержания, адресована возлюбленному. Разберемся в лицах. Госпожа Васильева — отличница учёбы на поприще права. Красный диплом, который она в 2001 году получила на юрфаке Санкт-Петербургского Университета, видимо, заранее впитал красный цвет стыда за свою хозяйку подобно портрету Дориана Грея, скрывающему истинное лицо зла.

До 2006 года Евгения Васильева работала в маленькой риэлторской фирме в Питере, еще не помышляя о сногсшибательной карьере. К этому знаковому событию её приблизил переезд в Москву в 2006 году с одновременным устройством на работы в строительно-инвестиционную компанию «СХолдинг». Проработав там менее полугода, она уже выезжала в загранкомандировки, в одной из которой — в Каннах на выставке недвижимости MIPIM — познакомилась с тогдашним первым заместителем мэра Москвы Лужкова Владимиром Ресиным, который без всякой лирики и стихов назначил её своим советником.

Это назначение совпало по времени с занятием Евгенией Васильевой должности ген.директора питерского филиала крупной строительной компании «СУ-155» и петербургского ООО «Балтикстрой». Любой топ-менеджер может долго ломать голову, как ей удавалось быть эффективным руководителем двух компаний, не имея для этого никакого опыта. Но дело было в «Сказке про ЗОЛушку», которая внезапно начала разыгрываться в жизни Васильевой.

Какая-то неведомая «волшебная палочка» продвигала её по карьерной лестнице, иногда позволяя перемахнуть несколько «этажей» сразу. Видимо, так в нашей стране и действует социальный лифт, приводящий на самый верх власти. В 2009 году она уже советник Александра Беглова — замруководителя администрации тогдашнего президента РФ Медведева. Ну а в 2010 году «встретились два одиночества» — Евгения Васильева перешла на работу в Минобороны, где заняла должность советника начальника аппарата министра обороны Анатолия Сердюкова, а потом — руководителя департамента имущественных отношений, которому был подконтролен «Оборонсервис».

С поста руководителя департамента летом 2012 Сердюков вынужден был её попросить из-за нарастающих жалоб офицерского состава Минобороны. Видимо, именно этот факт биографии Васильевой и обозначен в стихотворении как «пнул сапогом» — коллективным офицерским кирзовым сапогом её всё-таки выставили из Министерства обороны, чему не мог даже своей властью сопротивляться тогдашний Министр обороны Сердюков «Ты ушел и сказал: «Минут двадцать, вернусь». Ну а я жду тебя уже сутки, молюсь! И с чего же ты взял, что так можно со мной —Как с жеманной, постылой и скучной женой?»

Разберемся, почему же жену Сердюкова нью-ЗОЛушка Васильева назвала постылой. Для этого нужно разобраться, как мелкого бухгалтера поставили руководить Министерством Обороны одной из крупнейших стран мира. Как ниже можно увидеть, Сердюков взлетал к подножию государственного престола на аналогичном «социальном лифте».

Итак, выйдя на свет из утробы матери в 1962 году, он уже в 1984 году закончил институт советской торговли — в советские времена очень престижный вуз, куда просто так было не попасть. Его окончание сулило занять выгодное место в каком-нибудь Торге, получить множество связей, жить комфортно и беззаботно, используя связи типа «я от Тамары». Сердюков не ошибся с выбором средства для достижения такой цели, и по окончании института начиная с 1985 до 1991 работал года заместителем, потом заведующим секцией магазина №3 «Ленмебельторга», а с 1991 по 1993 годы — зам. директора по коммерческой работе «Ленмебельторга».

Надо сказать, что в период, когда все торговали «воздухом», сидеть на распределении живого товара было просто «золотым дном». История умалчивает, как после этого будущий «прынС» возглавил в 1993 году АО «Мебель-Маркет», работая там сначала замом, а потом и гендиректором вплоть до 2000 года. Можно лишь только догадываться, каким образом на развалинах Союза в тяжелый для всех производственных предприятий период наш «герой» возглавил правопреемника Ленмебельторга.

К слову, под закат своей работы в «Мебель-маркете» Сердюков был студентом-заочником С.-Петербургского Университета, где получал второе высшее — юридическое образование. Там же образовался его студенческий брак — первый в личной истории Анатолия Сердюкова. Жена также входила в состав ОАО «Мебель-Маркет», числилась совладельцем ООО «Мебель-маpкет-магазин № 11». Остается за кадром, кто из супругов имел решающий голос в определении бизнес-устремлений семьи, которая просуществовала очень недолго — в 2000 году Сердюков женился во второй раз.

Новая жена — Юлия Похлебина — также заочно закончила юрфак СПГУ, где, собственно, и состоялось знакомство с Сердюковым. Видимо, именно её и назвала наша нью-ЗОЛушка Евгения Васильева «постылой женой». Надо отметить, что 2001 год окончания Анатолием Сердюковым Санкт-Петербургского Унивеситета совпадает с годом получения там же Евгенией Васильевой красного диплома. И хотя нет достоверных сведений об их знакомстве в тот период, можно предположить, что как минимум визуально они коротко встречались. Но учитывая, что Анатолий Сердюков тогда был карьерно ориентирован, то все прочие «возбудители» его интересов были просто отброшены как несущественные в пользу Юлии Похлебиной. Ведь она дочь Виктора Зубкова, который на тот момент был руководителем налоговой инспекции Санкт-Петербурга.

Юлия уже имела за плечами один брак и, не смотря на возражения отца, всё-таки вышла замуж за Анатолия. Расчетливый Сердюков не ошибся и здесь. Сейчас бы правоохранительные органы, возбудив уголовное дело против министра обороны Сердюкова, могли бы сказать: «реализуя преступный замысел занять через 17 лет кресло министра обороны, в известное время в известных местах он занимал один государственный пост за другим».

Так с 2000 по 2001 был зам. руководителя 1-й налоговой по С.-Петербургу, специализировавшуюся на работе с крупнейшими налогоплательщиками города. С мая 2001 Сердюков уже заместитель, а с ноября 2001 — руководитель Управления МНС России по Санкт-Петербургу. С февраля 2004 года очередное повышение по службе переводит Сердюкова в Москву — он назначен руководителем управления МНС России по Москве. Интересное сопоставление: в период работы Сердюкова в Питере его будущая пассия Евгения Васильева занималась там же недвижимостью, и судя по тому, что до 2006 года она не скакала по ступенькам карьерной лестницы, была вполне удовлетворена своим положением. Тем более, она работала в питерской «дочке» крупной московской строительной компании «Су-155». Однако, видимо, ей взгрустнулось — чего-то или кого-то не хватало. И спустя два года после отъезда Сердюкова из Питера Васильева уезжает туда же — в Москву, причем очень скоро устраиваясь на руководящую должность в «Су-155», от которого Сердюков получил квартиру в Москве при переводе.

Проблема близости решается Васильевой во всех смыслах этого слова: она купила 13-комнатную квартиру по соседству с Сердюковым, деньги на «каморку» выделил её отец — питерский мультимиллионер. Видимо, такой выбор географии жилья был направлен на то, чтоб Сердюков не мог отойти от Васильевой даже на час. «Он: Полчаса меня не было, это чуть-чуть! Из-за мелочи этой не можешь заснуть! Не волнуйся так сильно, меня ты прости. Иногда я могу хоть на час отойти? Ты не бойся, дороже тебя нет имён, Ты моя плоть и кровь, благодарность времен! Без тебя в жизни я ничего не хочу. Я пришел, ты моя, разожжём вновь свечу!» Как говорится, «если гора не идёт к Магомету»…

Любят некоторые женщины прибегать к разнообразным ухищрениям, воплощая фантазии в реальность. Поэтому покупка Васильевой квартиры по соседству с Сердюковым, совпадающая по времени с началом его руководства советом директоров «Оборонсервиса», укоротило его «поводок», который постепенно превращался в «удавку».

С момента переезда Сердюкова в Москву, т. е. с 2004 года его история развивалась не менее стремительно, чем в Питере: уже через месяц после перевода в столицу благодаря родственным связям он назначается заместителем Министра РФ по налогам и сборам, всего через две недели — 16 марта 2004 стал исполняющим обязанности Министра РФ по налогам и сборам. Не сбавляя ускорения, 27 июля 2004 Сердюков становится руководителем Федеральной налоговой службы России, не забывая при этом подтягивать и своё образование.

Тогда же — в 2004 он защитил кандидатскую по теме «Концепция и системная организация процесса формирования предпринимательских структур, ориентированных на потребителя». Теперь мы знаем, кому адресовать свои вопросы относительно превращения личностей в потребителей.

В 2006 году он стал доктором наук с темой диссертации «Формирование и реализация налоговой политики современной России». В связи с восхождением Сердюкова к креслу министра обороны РФ интересно проследить движение по карьерной лестнице его тестя Виктора Зубкова, который в 2004 — 2007 был главой Федеральной службы России по финансовому мониторингу.

Напомню, что последние полтора-два года второго срока Путина шла основная борьба за право быть названным преемником. Но прежде обозначения Зубкова в качестве возможного «технического» президента, в Кремле решалась судьба двух других кандидатов, каждый из которых в 2007 году имел равные шансы занять кресло главы России. Ими были Сергей Иванов и Дмитрий Медведев, в разное время ставшие равноправными первыми вице-премьерами Правительства РФ.

Возглавляя российскую финансовую разведку, Виктор Зубков создал информационную базу, включавшую все сведения о финансовых операциях, имевших сомнительный характер или превышавших 600 тыс. руб. и добился принятия правовых поправок, обязавших агентства недвижимости, нотариусов и финансовых консультантов информировать его ведомство о сделках своих клиентов.

Сосредоточив в своих руках важнейшие информационные потоки, в 2004 году Виктор Зубков уже имел возможность прижать ряд крупных финансовых структур России, с чем, в частности, связывают поглощение «Гута-банка» банком «ВТБ».

Как известно, кто владеет информацией, тот владеет миром. Зубков на информационных потоках сидел уже с 2002 года, поэтому эта формула помогла ему разыграть многие политические карты в преддверии выборов президента. В частности, в феврале 2007 года громом среди ясного неба грянула отставка Сергея Иванова с поста главы Министерства Обороны, что ослабило его позиции как возможного преемника президента. На его место и был назначен Анатолий Сердюков. И что было главным в той комбинации — отставка Иванова или назначение Сердюкова на высокий пост — большой вопрос.

Напомню, что за президентский пост тогда боролись силовики, к которым относился Сергей Иванов, и либералы, которых представлял Дмитрий Медведев. Что получилось в результате этой борьбы на выходе — мы теперь уже знаем, но на тот момент вся страна с ужасом наблюдала путинские «загогулины» — ничем не объясняемые отставки и перестановки. В их числе были как замена вполне удовлетворительного Министра Обороны Иванова бухгалтером Сердюковым, так и скоропостижная в одночасье отставка Генпрокурора Устинова, после которой Путин долго не мог решить, чем заткнуть образовавшуюся «дыру» фронта силовиков. Вот так зять Виктора Зубкова Анатолий Сердюков стал Министром обороны РФ, а Дмитрий Медведев нелепым президентом России, запомнившимся отменой перехода на зимнее время и законом о полиции, от которого стонала вся страна еще на стадии обсуждения. Не удивительно поэтому, что Сердюков в период президентства Медведева очень неплохо себя чувствовал, беспардонно на глазах офицерского состава распиливая бюджетные средства, выводя из под контроля государства важнейшие стратегические предприятия, обескровливая армию, уничтожая нормальный образовательный процесс.

По словам, президента Академии геополитических проблем, доктора исторических наук, профессора, генерал-полковника Леонида Ивашова, Главный военный прокурор Сергей Фрединский, являющийся и зам.Ген.прокурора, за последние годы вплоть до отставки Сердюкова сделал боле 130 представлений по поводу сомнительной работы «Оборонсервиса». Но со стороны Сердюкова не было никакой реакции». Еще бы — ему нельзя было отлучаться от аппетитов возлюбленной даже на полчаса. Поэтому жили они на бюджете Министерства обороны долго и счастливо — так долго, что армия была полностью ослаблена, приведена в небоеспособное состояние. Но что там армия великой державы, если тут такая «любовь»! «Они: И так жили они: лето, осень, весна…И до старости были минуты без сна. А она все ждала, только он уходил, И минуты считала, страдая без сил. Были ссоры порой, тихо тухла свеча, Но была их любовь всё равно горяча. И был нежен и счастлив его дивный взгляд, Как планета земля, встретив звездный свой сад» Без сна и покоя «трудились» Евгения Васильева и Анатолий Сердюков, занимаясь распродажами имущества Министерства Обороны. Это было понятно — они подсознательно чувствовали, что их дни сочтены, и потому торопились обогатиться за счет государства в течение отмеренного им времени. Видимо, в спешке никто из коррупционеров не обращал внимания на собственно офицеров, которые еще оставались в рядах Минобороны, на глазах которых осуществлялись мошеннические хищения (если называть вещи своими именами). Руками сомнительных личностей, не являющихся ни профессионалами, ни порядочными людьми, уничтожалась некогда самая сильная армия мира. Осуществив захват власти в Министерстве Обороны, они ничуть не заботились ни об обороноспособности России, ни просто о миллионах офицеров и рядовых.

Мнимое перевооружение ограничивалось закупкой немногочисленной иностранной техники по завышенным ценам, собственное же производство разрушалось с большой скоростью. Отчуждались земли и предприятия, дорогостоящая недвижимость уходила по заниженным ценам. Разумеется вдвоём такой масштаб мошенничества Анатолий Сердюков со своей лирической Евгенией Васильевой осилить не могли. Хотя бы потому что министру обороны иногда нужно было отлучаться на полчасика — на парады, доклады президенту и прочие государственные мероприятия. Поэтому очень быстро нью-оборона начало обрастать сервисными структурами и лицами, коих, видимо, не счесть. Но основных всё-таки выявили, возбудили в их отношении уголовные дела и — прогресс! — некоторые даже побывали длительное время под стражей.

В частности, самой Евгении Васильевой предъявлено обвинение по статье «мошенничество в особо крупном размере» (ч.3 ст.159 УК РФ). Посмотрим, что же насадили влюбленные в «звёздном саду», описанном рифмоплётом Евгенией Васильевой. Так, в отношении директора ОАО «Славянка» (в составе «Оборонсервис»), являющегося и учредителем ЗАО «Безопасность и связь», Александра Елькина, а также в отношении Юлии Ротановой, фактически исполнявшей обязанности помощника генерального директора «Безопасность и связь» возбуждено уголовное дело по той же статье, что в отношении Васильевой.

Под арест были взяты еще два фигуранта дела «Оборонсервиса» — однокурсники Васильевой — руководитель «Центра правовой поддержки „Эксперт“» Екатерина Сметанова и её супруг — гендиректор «Окружного материального склада Московского округа ВВС» Максим Закутайло. Оба подозреваются в мошенничестве в крупном размере. Близкая подруга Васильевой — гендиректор ООО «Мира» Динара Билялова также обвиняется в хищении через «Оборонсервис». Анатолий Сердюков пока проходит по делу «Оборонсервиса» в качестве свидетеля, хотя для всех очевиден факт его причастности ко всем коррупционым преступлениям в Министерстве обороны. Видимо, за время работы на посту министра обороны ему удалось запастись какими-то защитными инструментами, не позволяющими Путину принять вторую половину волевого решения. А оскорбленные и обездоленные офицеры ждут: есть и у Вас план «б», мистер фикс? Как говорится, сказал «а» — говори и «б». Ведь все эти махинации спрута под названием «Оборонсервис» — это не какие-то эфемерные ушедшие в никуда миллиарды. Это горе и боль миллионов живых людей, которые ежедневно сталкивались с результатом деятельности кучки людей, не имеющих понятия об ответственности перед кем бы то ни было.

В брежневские времена таких расстреливали и за меньшие хищения, а Иван Грозный в лучшем случае подвесил бы их на дыбе. Но в наше либерально-толерантное время Сердюков не только не проходит ни по одному уголовному делу как подозреваемый, но уже обретает новое тёплое местечко. Как стало известно, на днях он был назначен главой Федерального исследовательского испытательного центра машиностроения… В таком случае, сотрудникам этого центра имеет смыл подробно познакомиться не только с деятельностью вышеназванных лиц, но и с тем, на каких еще людей опирается бывший министр обороны. «Армейский олигарх» Валерий Пузиков — муж сестры Сердюкова. Ему принадлежат земли на Черноморском побережье, «секретная база отдыха» в дельте Волги и дача, построенная под Анапой на участке земли, который Сердюков просил выделить для нужд Минобороны. Пока в его деятельности не нашли состава преступления.

Как не нашли в действиях так называемого «женского батальона», который Сердюков приволок за собой из налоговой. На удивление все женщины как на подбор хороши собой. Екатерина Приезжева — руководитель департамента образования, Ольга Харченко — руководитель департамента жилищного обеспечения, Татьяна Шевцова — замминистра обороны, курирующая финансовый блок, Елена Козлова — еще один зам, курирующая военную медицину и финансовую инспекцию, Надежда Синикова — руководитель «Рособоронпоставки»… Продолжать можно бесконечно долго. Руководитель аппарата министра — Елена Кальная. Пресс-секретарь — подполковник Ирина Ковальчук. Ольга Васильева — руководитель департамента финансового обеспечения. Анна Кондратьева — глава департамента финансового планирования. Дарья Морозова — руководитель управления госзаказа. Алла Яшина — директор департамента по ценообразованию продукции военного назначения. Марина Балакирева — директор правового департамента. Марина Чубкина — начальник центрального административного управления Федерального агентства специального строительства (Спецстрой). Татьяна Завьялова — советник министра по созданию медиахолдинга «Звезда». Вера Чистова — замминистра по финансово-экономической работе. Елена Чуфырева — руководитель департамента по санаторно-курортному обеспечению… Об их деятельности можно найти много информации, и вряд ли их работу признают удовлетворительной профессиональные офицеры — бывшие и нынешние сотрудники Министерств обороны. Не понятно только, чем и как был удовлетворен министр обороны. «И ничто не могло разлучить их тела, Только тридцать минут, только лишь иногда, И на тридцать минут она раньше ушла, Через тридцать минут он ушел навсегда. И ему благодарна навеки она, Что те тридцать минут не страдала одна, Что она всё же раньше его умерла, Ни минутки она без него не жила». Так вот урывками — на полчаса отдаваясь работе, Сердюков управлял своим ведомством, не забывая, разумеется, возвращаться то в официальную семью к жене — Юлии Похлебиной, то к Евгении Васильевой.

Видимо, такая ситуация не устроила в первую очередь Васильеву, и как только против неё возбудили уголовное дело она публично, по привычке никого не стесняясь, объявила, что у неё с министром обороны Сердюковым давняя любовь.

Попросив разрешения жить с ним на одной территории в период домашнего ареста, Васильева публично «пригвоздила» его к себе, и понятно за какой орган. Теперь он «с ней навсегда». «Ну а он благодарен Господу был, Что и суток тогда без неё не прожил. И свеча всё горела в тот вечер тогда. Потому что вернулся он к ней навсегда!» Вернулся, конечно. Куда же было деваться Сердюкову, если его вытащили из постели Васильевой во время обыска её квартиры, о чем поспешил ехидно объявить Следственный Комитет вместе с информацией о возбуждения уголовного дела «Оборонсервиса».

А после Евгения не дала замять эту лав стори, на всю страну объявив что переедет жить к нему — женатому мужчине. Видимо тогда лопнуло терпение Юлии Похлебиной, и она подала на развод. А тесть Сердюкова — Виктор Зубков произвел переоценку ценностей, поняв, что, поднимая зятя по служебной лестнице, вкладывался не в семейное счастье дочери, а в бездонную прорву потребительского «змеюшника». Эта мелкая кучка «цивилизованных потребителей», культурно потребив армию, которая создавалась поколениями офицеров, ученых, строителей, политиков, не поперхнулась и самим Зубковым. В одном из комменетариев, данных президентом Академии геополитических проблем, доктором исторических наук, профессором, генерал-полковником Ивашовым, говорится относительно развала армии и России вообще: «Никакой переворот армия не совершит. И то, что приписывают Квачкову и Леониду Хабарову — в логике разрушения армии: их посадили, как главных критиков реформ.

В прокурорском расследовании написано: «в неустановленном место в неустановленное время с неустановленными лицами совершил попытку организации переворота в Екатеринбурге». Это смешно. Если народ взбунтуется из-за передачи власти из кармана в карман, то армия будет на стороне народа. Поэтому олигархический клан пошел по пути её ослабления и пристыковки к НАТО. Так, в мае 2007 Госдума РФ ратифицировала соглашение о статусе сил, которое фактически являлось приглашением НАТО на российскую территорию». И слава Богу, что они своим правом пока еще не воспользовались. Но факт такого разрушительного законотворчества приходится на период работы Сердюкова на посту министра обороны. Видимо, не случайно НАТО-СОФА звучит как постельный каламбур.

PS:Вскоре после начала скандала, связанного с «Оборонсервисом» Проханов в одной из многочисленных программ на эту тему задался вопросом относительно судьбы главных фигурантов — Сердюкова, Васильевой и многих других: «неужели они опять проскользнут и опять исчезнут? Люди ждут. Путин замахнулся, так бей до конца!» С тех пор прошел год, и мы по-прежнему ждём. Мы — терпеливый русский народ. Но нужно помнить, что даже у бесконечного Бога терпение не бесконечно…