18+
  1. Медведев оправдывался в Давосе

Медведев оправдывался в Давосе

Медведев оправдывался в Давосе
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев уверен, что ни один из разработанных экспертами Всемирного экономического форума негативных сценариев для России не будет реализован. В ответ на три пессимистических прогноза для РФ глава правительства охарактеризовал ситуацию в российской экономике как позитивную.

Накануне открытия Всемирного экономического форума в Давосе эксперты на основе опроса нескольких сотен западных и российских экономистов подготовили доклад, в котором расписали три негативных сценария развития событий в российской экономике.

Профессор Йельского университета Олег Цивинский обрисовал сценарий с постепенным снижением цен на нефть и газ, которое повлечет бездействие со стороны правительства и отсутствие реформ. Ректор РЭШ Сергей Гуриев спрогнозировал ситуацию под названием «По ту сторону удовлетворенного бездействия», придя к заключению, что рост личного благосостояния граждан может заглушить требования населения в краткосрочной перспективе, но в итоге недовольство отсутствием эффективности работы госслужб и постоянно растущим бюрократическим аппаратом окажется очевидным.

Экс-министр финансов Алексей Кудрин озвучил самый негативный вариант: низкие темпы роста в мире в ближайшее десятилетие, снижение цен на нефть до $60 в связи с разработкой новых источников энергии, стремление правительства выполнять соцобязательства за счет роста налогов для бизнеса, создание государством монопольной нефтяной компании.

«Ни один из сценариев не кажется мне реалистичным, - заявил в ответном слове премьер. - Все три сценария в достаточной степени пессимистичны, это хорошо, а то у любого правительства может голову унести. Полностью уверен, что ни один из сценариев не будет реализован. Будет реализован четвертый сценарий». После чего Дмитрий Медведев принялся перечислять достижения правительства и уверять, что зависимость экономики России от нефти «сильно преувеличена».

В середине выступления, когда премьер причислил к достижениям правительства «стабилизацию численности населения», участники и без того не полностью занятого зала начали вставать с мест и уходить, сообщает РБК.

Премьер напомнил также, что в 2008-2009 годах России тоже прогнозировали массу всего плохого, а в итоге страна сумела довольно быстро выбраться из кризиса. Кроме того, Медведев обратил внимание, что в последние годы Россия развивалась не только и не столько за счет нефти и газа, сколько за счет производства потребительских товаров. То есть, заметил глава правительства, если цены на нефть и упадут, то на Россию это, конечно, повлияет, но страна не разорится.

«В перспективе наша политика должна привести к значительному расширению экспорта продовольствия, а мы крупнейшая потенциальная аграрная держава в мире и интеллектуальных услуг. Уверен, что в будущем они будут не менее востребованы, чем сегодня востребована нефть», - заявил российский премьер.

Но значительная часть выступления премьер-министра в Давосе вообще была посвящена вещам, напрямую с экономикой не связанным. Он много говорил о диалоге с гражданским обществом, хваля российскую власть за то, что в последние годы оно значительно развивается.

Итак, Медведев заявил, что эффективность работы органов госвласти и развитие конкурентной среды во всех сферах экономической и общественной жизни - это важнейшие приоритеты для руководства страны: и для президента страны, и для председателя правительства. Для этого, прежде всего, необходимо «обеспечить системный и активный диалог с гражданским обществом, диалог, который имеет обратную связь, диалог, который обеспечивает последовательность действий правительства».

Сегодня, добавил Медведев, гражданское общество «стало более взрослым, предъявляет свои требования к власти, делает это иногда бескомпромиссно, жестко. Главное, чтобы все это происходило в формах, установленных законом, чтобы не нарушало правопорядок», - подчеркнул премьер.

Как отметили наблюдатели, в целом выступление Дмитрия Медведева оставило ощущение неопределенности: премьер пытался убедить инвесторов в том, что с Россией все будет хорошо, но за счет чего и как правительство будет добиваться этого «хорошо», из его фактически оправданий понятнее не стало.