18+
  1. Михаил Юревич: Последний подберёзовик России

Михаил Юревич: Последний подберёзовик России

Михаил Юревич: Последний подберёзовик России
Разгул криминала в Челябинской области может быть связан с бывшими соратниками Березовского. Истоки разгула криминала в Челябинской области могли быть заложены бывшими соратниками Бориса Березовского, из компании которых, вероятно, вышел и нынешний глава региона.

Наблюдаешь за правящей Челябинской областью командой во главе с губернатором Михаилом Юревичем и начинаешь сомневаться: есть ли среди этих «авторитетных» чиновников, депутатов и бизнесменов хоть один, не фигурирующий в громких уголовных делах? Дела эти возбуждаются начиная с 2010 года, когда Юревич возглавил область.

Михаил Юревич: Последний подберёзовик России

Став губернатором Челябинской области, Михаил Юревич подтянул за собой верного Грачёва, и вся компания занялась тем, ради чего боролась, – распределением бюджетов фото: РИА Новости

Фамилия руководителя региона упоминается в протоколах допросов сити-менеджера города Озёрска Евгения Тарасова, отбывающего срок четыре года в колонии за растрату 22,4 млн рублей. Согласно показаниям господина Тарасова, член Совета Федерации от Челябинской области Константин Цыбко и сам губернатор области сыграли не последнюю роль в назначении будущего растратчика городским управляющим. Тарасов якобы оплачивал политические услуги процентами от распродажи имущества муниципальных предприятий и взяток, собранных с желающих работать в Озёрске девелоперов. Обычный взнос – 10 млн рублей в год. Кроме того, если верить Тарасову, от коммерсантов требовали переписать на челябинских столоначальников часть своего бизнеса.

Власть с замашками «малины»

Глава Озёрского городского округа Сергей Чернышёв получил 4 года 10 месяцев за злоупотребление служебным положением. Чиновник облегчил бюджет почти на 209 миллионов рублей. Вопрос о том, сколько из этих денег ушло лицам, обеспечившим Чернышёву хлебную должность, остаётся открытым.

Бывший вице-губернатор Челябинской области Андрей Косилов обвиняется в мошенничестве. Следствие считает, что банкротство птицеводческого завода «Еткульский», после которого он был куплен принадлежащим Косилову агрохолдингом «Равис», могло быть преднамеренным.

Против другого заместителя Юревича, руководителя аппарата областного правительства Александра Уфимцева, возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении должностных полномочий. Его подпись обнаружена на документах, позволивших строящей элитное жильё компании ДМБ собрать за каждую квартиру деньги с нескольких клиентов.

Министр здравоохранения Челябинской области Виталий Тесленко задержан в собственной бане, где получал от руководства областной клинической больницы № 4 «откат» в 28 млн рублей наличными – за содействие в поставках импортной медицинской техники. В ходе расследования попал в следственный изолятор пытавшийся улететь за границу бывший водитель Юревича – некто Александр Москалюк. Поскольку офисы изрядной доли многочисленных фирм этого гражданина расположены на территории возглавляемого отцом Михаила Юревича холдинга «Макфа», не сложно догадаться, кто являлся реальным собственником компаний Москалюка.

Экс-депутат Государственной думы и президент Челябинского регионального объединения работодателей Валерий Панов оказался удачливее. Почтенный коммерсант сумел сбежать за рубеж после того, как сыщики заподозрили его в подготовке убийства вице-мэра Троицка Фёдора Сахарова. А вот сити-менеджеру Миасса Виктору Ардабьевскому не подфартило. Арестовавшие Ардабьевского стражи порядка уверены, что взяли одного из главарей «турбазовской» преступной группировки, заказавшего киллерам убийства неугодных бизнесменов Андрея Падучина и Павла Сидорова.

Вице-губернатор Николай Сандаков пока ни в чём не обвиняется, зато его брат Евгений Сандаков получил 12,5 года за серию дерзких разбойных нападений на автозаправки. Одну из них сандаковская банда за один год безнаказанно ограбила три (!) раза, что поневоле наводит на мысли о покровительстве высокопоставленных «оборотней». Может быть, в погонах, а возможно, и в дорогих костюмах...

На фоне столь суровых мужчин бывший глава Чебаркульского района Николай Новосёлов выглядит невинной овечкой. Он всего-навсего потребовал от скупающего в районе земельные участки агрохолдинга «Золотые нивы» два снегохода. За них суд дал ему пять лет строгого режима. Похоже, в администрации Юревича подобные приговоры восторга не вызвали, что и подтвердило поведение первого заместителя губернатора – Олега Грачёва. Он стал главной фигурой уголовного дела о клевете на бывшего председателя Челябинского областного суда Фёдора Вяткина, посмевшего отказать в безнаказанности некоторым близким к областной вертикали подсудимым. Сначала бессменный руководитель PR-кампаний Юревича был привлечён в качестве свидетеля, но вскоре позиция следствия изменилась. Обнаружив, что оболгавшие Вяткина журналист Владимир Филичкин и сотрудник областного Контрольно-ревизионного управления Алексей Карасёв, вероятно, действовали по указанию Грачёва, чиновника перевели в разряд обвиняемых.

Наблюдая подобное превращение власти в «малину», повязанную круговой порукой и системой поступления криминальных доходов от рядовых исполнителей к главарям, принято говорить о рецидиве «проклятых 90-х». Однако в данном случае правильнее назвать Челябинскую область заповедником, где та эпоха в её худших проявлениях вообще никуда не уходила. Потому что Михаил Валерьевич Юревич шагнул во власть из команды подельников человека, ставшего историческим символом бесстыдного грабежа – самого одиозного олигарха России Бориса Березовского.

Афера олигарха

Сбежав в Британию, Борис Абрамович немедленно стал строить планы государственного переворота, планируя объединить для этого коммунистов, православных патриотов и прозападных демократов. О месте в этом плане челябинских «подберёзовиков» красноречиво свидетельствует заместитель редактора газеты «Завтра» Владимир Бондаренко, которого Березовский вскоре после эмиграции пытался привлечь на свою сторону, перед тем как начал обрабатывать главного редактора газеты Александра Проханова. Приехав в Великобританию в 2001 году навестить живущего там сына, как раз защитившего диссертацию магистра в Оксфордском университете, Бондаренко неожиданно столкнулся с олигархом в литературном клубе. Рассказ о встрече Владимир Григорьевич включил в книгу своих воспоминаний, над которой работает в данный момент. С любезного согласия автора публикуем фрагмент из этого произведения.

«Хотя до этого мы с Борисом Абрамовичем встречались только один раз, на присуждении литературной премии «Антибукер», которую он курировал, он сразу меня узнал, очень обрадовался и пригласил в отдельный кабинет, сказав, что ко мне есть «очень интересное предложение».

Думая, что речь пойдёт о литературе, я согласился, но Березовский сразу заговорил о политике. По его мнению, следует объединить коммунистов, национал-патриотов, либералов и региональные элиты. Сейчас есть движение «Либеральная Россия», которое скоро преобразуется в партию во главе с ним самим, после чего отберёт избирателей у партий Гайдара и Явлинского. Коммунисты согласны – с Зюгановым у него прекрасные отношения, он знает, что Березовский и другие олигархи в 1996 году уговаривали Ельцина сделать его премьер-министром и почти уговорили.

Региональные элиты тоже готовы поддержать олигарха в его борьбе за власть, на Кавказе Березовского обожают как человека, прекратившего первую чеченскую войну, и сделали депутатом Думы от Карачаево-Черкесии. Казаки на съезде атаманов Юга России преподнесли ему шашку с криками «Любо!» Немало влиятельных людей и в Сибири, на Урале – например, в Челябинской области это депутат Государственной думы Владимир Головлёв, его коллега Михаил Юревич, известный уральский журналист Герман Галкин...

Кадры службы безопасности «Атолл-1» – одни из лучших в Европе, состоят из ветеранов госбезопасности, которые имеют огромные связи среди действующих сотрудников. СБ официально закрыта, но люди ушли в подполье и ждут сигнала... Нет проблемы с деньгами, те же Юревич и Головлёв – богатейшие люди Челябинска, а ещё богаче Бадри Патаркацишвили, Юлий Дубов, да и сам Березовский не из бедных.

Остались национал-патриоты, но у них в отличие от КПРФ нет вождя, и таким может якобы стать мой начальник – главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов. Он и его ближайшие соратники, включая ведущих сотрудников редакции, пройдут в Думу по списку КПРФ, а после победы революции Проханов станет спикером Совета Федерации, а Зюганов, как и предполагалось ранее, премьер-министром...

Я был несколько ошарашен этим словесным потоком, но тут разговор прервался звонком из Государственной думы. Из реплик Бориса Абрамовича я понял, что разговор идёт с Головлёвым, которому он обещал защиту от преследований Генеральной прокуратуры.

Завершив разговор, Березовский пожаловался мне на челябинского «красного» губернатора Петра Сумина, который сейчас мешает бизнесу Головлёва и Юревича и сотрудничает с копающими под них силовиками. Он меня просил передать Проханову, чтобы тот помог помирить Сумина с Головлёвым и Юревичем… Осознав, что меня призывают принять участие в подготовке, возможно, крупнейшей аферы в современной политической истории России, я заметил, что занимаюсь не политикой, а литературой. Борис Абрамович сказал, что обязательно вернётся к этой теме позже, и действительно в следующем году вышел на Проханова сам, пригласил его в Лондон, и в «Завтра» появилась их беседа, вызвавшая настоящую бурю как в либеральных, так и в патриотических кругах. Понимая, сколь разрушительные последствия для России может иметь подобная авантюра, Александр Андреевич Проханов отказался в ней участвовать, однако Березовский продолжал симпатизировать нам.

Позже, когда организатор самого представительного форума поэзии русского зарубежья – конкурса «Пушкин в Британии» Олег Борушко пригласил меня в качестве члена жюри, я, прилетев в Лондон, позвонил Борису Абрамовичу и позвал его на конкурс. Приехать он не решился, не желая присутствовать на одном мероприятии с сотрудниками российского посольства, но со мной встретился и даже некоторое время посылал небольшие деньги на издание моей газеты «День литературы».

Несомненно, склонный к хвастовству Березовский изрядно преувеличил свои возможности. Крах всех его наполеоновских планов с последующим самоубийством тому свидетельство. Однако тогдашняя команда будущего челябинского губернатора, несомненно, шла в ногу с Березовским. Интересы олигарха в регионе представлял «политический отец» Юревича – депутат Государственной думы Владимир Головлёв.

Челябинские кадры Абрамыча

Ставший наряду с Березовским сопредседателем партии «Либеральная Россия» Владимир Головлёв сделал себе состояние на хлебных государственных должностях – сперва начальника отдела приватизации, демонополизации и рыночных отношений комитета экономики Челябинского облисполкома, затем – председателя областного Комитета по управлению государственным имуществом.

Заняв этот пост, Головлёв якобы потребовал от приватизируемых предприятий передать до 20% акций в специализированный инвестиционный фон, который возглавил его доверенный человек – бывший сотрудник челябинского КУГИ. Не правда ли, очень напоминает историю с чиновничьим рэкетом в Озёрске? В 1993 году фонд был приватизирован, превратившись в АОЗТ ЧОСИФ. И чиновник Головлёв стал одним из богатейших людей области. По данным разбиравшихся с этой историей следователей, рыночная стоимость полученных таким образом акций превысила 300 млн долларов – в тогдашних ценах.

Часть денег уходила налево в виде кредитов сомнительным фирмам через созданный Головлёвым Банк содействия приватизации. Когда руководитель банка Багряновцев понял, что вину за украденные деньги свалят на него, и пожаловался в прокуратуру, его забили насмерть железной трубой. По нашему мнению, к убийству причастны бандиты из группировки челябинского криминального авторитета Степана Милованова (Стёпы). Однако найти исполнителей тогда не удалось, а потому главный приватизатор Челябинска остался безнаказанным.

Подобное поведение выглядело слишком наглым даже для 90-х, и Головлёв, заботясь о своей безопасности, дальновидно инвестировал часть украденного в политику. С 1993 года он успешно избирался в Государственную думу. Поэтому, когда в сентябре 1996 года опергруппа отдела экономической безопасности Челябинского УФСБ арестовала в здании Госдумы скрывавшегося в кабинете Головлёва господина Дудина, прихватить вместе с ним хозяина кабинета чекисты не смогли – спасла депутатская неприкосновенность. Чтобы снять её с Головлёва, нужны были показания Дудина, но ему помогли освободиться под подписку о невыезде. И с тех пор об этом достойном бизнесмене больше никто не слышал.

Депутат Головлёв продолжал благоденствовать и расширять влияние своего клана. С 1999 года он начал сотрудничать со считающимся тогда «серым кардиналом» Кремля Борисом Березовским, попросившим Головлёва подтянуть в Москву надёжных людей. Выполняя эту просьбу, Владимир Иванович вовлёк в большую политику молодого и перспективного бизнесмена Юревича, которого мог поддерживать сам Милованов. Головлёв воспринимал Юревича как своего ученика и в 1999 году даже уступил Михаилу свой депутатский округ, чем обеспечил победу будущего губернатора на выборах. С того момента учитель и ученик вместе представляли Челябинск в российском парламенте.

Спустя несколько месяцев, в апреле 2000 года, состоялся учредительный съезд финансируемого Березовским движения «Либеральная Россия». В состав организации вошли ряд депутатов Думы, включая Головлёва. Движение отличалось категорическим желанием дать «свободу Чечне».

Однако эпоха разгула демократии подходила к концу, и за Головлёва взялись всерьёз. Генеральная прокуратура обвинила его в мошенничестве, с политика был снят депутатский иммунитет.

В ответ Головлёв заявил о преобразовании «Либеральной России» в политическую партию. Процесс завершился 22 декабря 2001 года, Березовский и Головлёв возглавили новую партию, а в рядах её активистов, видимо, с этого момента появился молодой симпатичный юрист Николай Сандаков. Тот самый, что ныне работает при Юревиче ключевым вице-губернатором области.

В «Либеральной России» брат грабителя автозаправок Евгения Сандакова выдвинулся, когда Головлёв в августе 2002 года был застрелен неизвестными. Березовский, в свою очередь, попытался привлечь на свою сторону Проханова и других националистов. Тогда заправлявшие в политсовете партии радикальные либералы исключили из неё своего лондонского отца-основателя, а в ответ «березовцы» провели чрезвычайный съезд и восстановили положение.

Чтобы оформить эту победу, Березовскому понадобился квалифицированный специалист, который мог бы отстоять легитимность съезда. Этим специалистом и оказался Сандаков, изо всех сил отстаивавший родную «берёзовую» партию в Министерстве юстиции и Верховном суде.

От берёзы в болото

Родимые пятна покойного олигарха заметны и в челябинских средствах массовой информации. Как и в недавней скандальной истории с вице-губернатором Олегом Грачёвым, 10 лет назад обвинение по уголовному делу о клевете получил другой челябинец с птичьей фамилией – упоминавшийся Березовским в беседе с Бондаренко издатель «Рабочей газеты» Герман Галкин. Это средство массовой информации принадлежало Головлёву и было тесно связано с Юревичем – именно «Рабочая газета» стала предвыборным печатным изданием будущего губернатора во время его думской кампании. Галкину, видимо, как ближайшему доверенному лицу Юревича и Головлёва, Березовский поручил возглавить челябинскую «Либеральную Россию».

После длительного разбирательства либерос был приговорён к году колонии-поселения, став одним из немногих российских журналистов, получивших реальный срок по этой статье. Тогда Германа Галкина пытались объявить жертвой тоталитаризма, а инициаторов возбуждения дела – заместителей тогдашнего главы администрации области Петра Сумина – гонителями свободной прессы. Но подсудимый вёл себя странно для политического заключённого – то отрицал авторство вменяемых ему в вину клеветнических текстов, то доказывал их правдивость, то утверждал, что заявление о том, что к членам окружения Сумина «привозят мальчиков из бедных семей», совсем не является обвинением в педофилии… Подобное поведение сильно поубавило симпатий к страдальцу. Особенно когда выяснилось, что по совместительству Галкин является ещё и замом редактора поливавшей команду Сумина газеты «Вечерний Челябинск», выходившей, видимо, также на деньги Михаила Юревича. А на черновиках статей экспертиза якобы обнаружила рукописные пометки двоих «главных редакторов» – Юревича и его друга Головлёва. Борец за правду, по всей видимости, обслуживал рвущегося к власти регионального олигарха и заслуженно сел, хотя редактор «Вечернего Челябинска», будущий вице-губернатор и нынешний обвиняемый Грачёв назвал его «интеллигентным человеком» и «профессионалом».

Но вряд ли кто-то поверит, что часть из 5 млн долларов, которые щедрый Борис Абрамович выделил на любимую партию, не досталась либеросам Южного Урала. Так что можно считать, что осуждённый Галкин, точно так же как Грачёв, Головлёв и примкнувший к ним Юревич, тогда боролся с властями под сенью могучих «берёзовых» ветвей.

Потом Юревич стал мэром Челябинска, а затем и губернатором области, подтянул за собой верного Грачёва, и вся компания, видимо, как и подобает дорвавшимся до власти оппозиционерам, занялась тем, ради чего боролась – эффективным распределением бюджетов.

На их беду, сменилась эпоха, так что они с изумлением обнаружили, что правоохранительные органы не намерены мириться с их бизнесом. В такой ситуации самое время снова объявлять себя непримиримыми оппозиционерами и борцами за свободу, что сейчас и происходит.

Осторожные шевеления в этом направлении уже налицо: честный журналист Галкин сначала вошёл в партию Михаила Прохорова, но затем предпочёл более перспективный проект. Теперь он, видимо, пристраивается в Комитете гражданских инициатив бывшего министра финансов Алексея Кудрина, собирающегося создать на основе КГИ политическую партию либерального толка.

Если следователи и прокуроры не продолжат разгребать коррупционные завалы в Челябинской области, за ним, как акулы за рыбой-лоцманом, в демократическую оппозицию могут поплыть и Юревич с Грачёвым да Сандаковым. Возможно, новую организацию по старой памяти назовут «Либеральной Россией», и мы ещё увидим на Болотной площади шумные митинги в защиту челябинских узников, пострадавших за верность идеалам демократии и рынка.