18+
  1. «МК» прессуют мандатами

«МК» прессуют мандатами

«МК» прессуют мандатами
Депутаты Госдумы, объявившие войну журналистам, привычно давят админресурсом, некоторые методы и вовсе за гранью добра и зла. Алексей Митрофанов уже предложил увеличить размер штрафов за нарушения, допущенные СМИ, до 45 млн. рублей. Тем временем «Московский комсомолец» атакуют со всех сторон, но в суд думцы почему-то не спешат.

Парламентарии, развязавшие скандал с «Московским комсомольцем», судя по всему, ударились в креатив - кто лучше отомстит изданию, посмевшему задеть их достоинство. Так, глава думского комитета по СМИ Алексей Митрофанов предложил значительно увеличить размер штрафов (от 15 тысяч до 45 млн. рублей), которые можно будет наложить на нарушившие закон телеканалы, газеты и интернет-издания. При этом отзыв лицензии СМИ не грозит, вполне достаточно наказать длинным рублем.

ЦитатаЕсли у вас есть основания считать, что вам были приченены моральные страдания, прежде чем обращаться в суд, все же стоит проконсультироваться у юристов. Помимо анализа обстоятельств и перспективы дела, профессиональный юрист поможет составить исковое заявление о возмещении морального вреда, ведь от грамотности составления иска во многом зависит и исход дела.Конец цитаты

Митрофанов добавил: иски к СМИ должны рассматриваться напрямую и быстро. «Вы хотите, чтобы Баталина через два года 50 тысяч получила с Гусева? А я хочу, чтобы полтора миллиона долларов он заплатил через две недели», - заявил депутат.

Аппетиты у думцев разыгрались после опубликованной в «Московском комсомольце» статьи Георгия Янса «Политическая проституция сменила пол», в которой рассказывается о политической деятельности депутатов от «Единой России» Ирины Яровой, Екатерины Лаховой и Ольги Баталиной. Публикация, напомним, задела некоторых обитателей здания на Охотном ряду до такой степени, что они опустились до прямых оскорблений в адрес журналистов.

Главный редактор «МК» Павел Гусев поддержал своего автора, а всем оскорбленным посоветовал обращаться в суд. Госпожа Баталина, однако, не стала подавать иск, объяснив это тем, что роль журналиста Георгия Янса в написании материала была не главной, а за публикацией, дескать, стоит сам Гусев.

«Единороссы» потребовали лишить главреда «МК» поста главы Союза журналистов Москвы, однако, забыли - это не привычная многим избирательная кампания, в ходе которой админресурсом можно выдавливать из игры политических конкурентов. Члены Союза московских журналистов не только единогласно переизбрали Павла Гусева своим председателем, но и продемонстрировали настоящую цеховую сплоченность против Госдумы.

Удивительно, но не все депутаты-«единороссы» поддержали своих коллег. Так, Александр Хинштейн, которому однопартиец Сергей Неверов прямо в эфире телеканала «Россия 1» предложил возглавить «МК», ответил, что не видит для себя ни человеческой, ни правовой возможности назначения на этот пост. Более того, он лично выступил на съезде журналистов с призывом голосовать за Павла Гусева.

Нет согласия в рядах членов партии власти. Неугомонный замсекретаря генсовета «ЕР» Андрей Исаев считает, что переизбрание Гусева - это вызов, брошенный Госдуме. Более того, совет премьер-министра РФ и лидера «единороссов» Дмитрия Медведева о том, что на хамство «надо отвечать цивилизованным способом - через суд», не произвел впечатления на Исаева. Он отказался считать его рекомендацией в рамках данного конфликта, фактически проигнорировав мнение руководителя.

Заметим, что оскорбленные депутаты почему-то упорно не хотят идти в суд, зато, по некоторым данным, желают отобрать у газеты знаменитое здание редакции на улице 1905 года и разобраться с финансовой деятельностью «МК». Кроме того, на днях группа представителей ГД направила депутатский запрос генеральному прокурору РФ Юрию Чайке и министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву в связи с публикацией в газете «Московский комсомолец» рекламных объявлений сомнительного характера. Как сообщал телеканал НТВ, одна из задержанных в ходе полицейского рейда девушек «легкого поведения» рассказала о том, что размещала рекламу интим-услуг на страницах «МК». Удивительное «совпадение», учитывая, что именно теперь появились основания подозревать сотрудников издания в причастности к «организации занятием проституцией».

Как рассказала «Веку» спецкор «Московского комсомольца» Ева Меркачева, в этом конфликте поражает, прежде всего, элементарная непорядочность «народных избранников». «Конфликт нас, журналистов «МК», ничуть не испугал, но поразил просто невероятно! Вот тот же Исаев с удовольствием давал комментарии, в том числе лично мне. И не морщился при виде своих же статей на страницах нашей газеты. Жириновский так вообще был фактически постоянным автором, и для его «измышлений» на разные темы «МК» всегда выделял видное место. А потом вдруг оказалось, что газета - хуже героина... Неожиданно, не правда ли? И даже сейчас вы можете по-прежнему увидеть его фамилию на сайте «МК» в разделе «наши авторы». Это к вопросу о том, кто порядочен».

«Мне всегда казалось, что эти депутаты с уважением относятся к нашему труду, - говорит журналист. - Люди (как опять-таки казалось) не глупые, понимают, что в то время как они прикладывают «неимоверные усилия», давя на кнопку в зале заседаний, журналиста ноги кормят».

Не секрет, что и угрожают репортерам часто, и всевозможные препятствия чинят им - только бы они компрометирующую информацию не раздобыли и, не дай Бог, не опубликовали. «В депутатской столовой, где салаты по 20 рэ, мы не питаемся, и служебных квартир нам не дают, - продолжает Меркачева. - Хорошо, что простые люди это понимают. Теперь куда не позвонишь, представившись из «МК», тут же слышишь обычно: «О, держитесь, молодцы, мы за вас!» Депутаты, благодаря которым разгорелся конфликт, были уверены - пример «МК» всех журналистов напугает, будут бояться лишнее «антидепутатское» слово молвить и вопросы неловкие в своих «писульках» поднимать. Ан нет, вышло так, что конфликт заставил проснуться солидарность журналистов. Мы в редакции восторженными возгласами встречали новости, что вот еще одно СМИ вступилось за нас!»

Политикам нужно все-таки остерегаться дерзостей, справедливо замечает Ева Меркачева. Депутаты не стали звонить тому же автору статьи, не стали обращаться в суд. «Отнимать здание, разыскивать «ночных бабочек», которые давали объявления о своих услугах в газете, обзываться и обещать набить морду - это уровень сутенера, а не депутата. И если хочешь обязательно высказаться массово, то найди в себе мудрость сперва заявить что-то по существу, а потом браться за определение. Например, напиши, что менять свое мнение за деньги - это не политическая проституция, а свинство или еще что. И попроси поменять заголовок статьи. Делов-то!» - заключает журналистка.

Заметим, что в отличие от труда парламентариев работа многих журналистов не только трудна, но еще и опасна. Господа Митрофанов, Исаев и иже с ними в своем политическом раже, очевидно, об этом забыли. А ведь за последние годы, по некоторым данным, в России были убиты 340 журналистов. Причем, многие такие преступления так и остались безнаказанными.

Что касается депутатов Госдумы - после развала СССР не по своей воле в мир иной ушли девять человек, имеющих депутатский мандат. Безусловно, политическая деятельность в РФ также входит в «группу риска». Однако, за последние четыре года убийства парламентариев фактически сведены к нулю, в то же время журналистов убивают по-прежнему. Да и причины убийств, зачастую очень разные.

Немало фактов, когда «акулы пера» получали информацию и проводили журналистские расследования гораздо оперативнее и эффективнее официальных структур. Многие сотрудники СМИ все же более объективны и открыты в изложении информации, чем правоохранительные органы или политические организации. Это не может нравиться разного рода коррупционерам, которые оказались под прицелом средств массовой информации.

Именно благодаря СМИ россияне имеют представление о нечестных выборах в большой стране, о незадекларированных активах «слуг народа», взятках, откатах и прочих реалиях современной российской политики. А депутаты в то же время ищут различные поводы, чтобы прижать неугодных журналистов, ограничить свободу слова, расширить понятие «клевета», да еще и увеличить штрафы, чтобы в случае чего можно было поживиться на собственном компромате. Видимо, многим депутатам, отстаивающим нынче свои честь и достоинство, причем не в судах, а в провокациях, есть, что скрывать?

Как заявил «Веку» председатель Ассоциации Адвокатов России за Права Человека Евгений Архипов, уровень публичной критичности у политиков и депутатов очень высок. «Чем выше должность, тем выше уровень публичной критичности, чем аморальнее поступок политика, тем выше степень публичной критичности. Однако в российской политической культуре не закрепилось понятие «публичной критичности», многие политики, причем это касается всех политических сил в России, воспринимают критику на свой личный счет, - говорит адвокат. - Идя в политику, участвуя в политической жизни, каждый должен для себя понимать, что он перестает быть обычным человеком и становится человеком публичным, чья жизнь и деятельность становятся достоянием общественности и ее оценки. Именно исходя из оценки, общество доверяет политику занимать те или иные посты. В данном случае мы говорим об отсеивании политиков недостойных, не отражающих интересы общества, поэтому любая критика политика - это необходимый элемент для развития демократии, очищения власти от недостойных политиков».

По словам Архипова, политики, которые не терпят критики в свой адрес, не прислушиваются к мнению общественности и журналистов - это незрелые политики, которые не понимают принципов построения демократического общества и правового государства. И, соответственно, это люди, недостойные занимать ответственные посты в государстве. Реакция на публичную критику - это своего рода проверка политика на его терпимость к свободе слова, политической конкуренции, развитию демократии и уважению прав и свобод человека, отмечает адвокат.

«Безусловно, есть элементы использования грязных политтехнологий, когда политиков намеренно дискредитируют, распространяют порочащую информацию с целью устранения политического конкурента - это также недостойное поведение, которое должно подвергаться публичному осуждению. В данном случае мы ведем речь о злоупотреблении свободой слова. Однако это не повод ограничивать свободу слова, принимать меры по политическому преследованию лиц, озвучивших критику таким способом. Необходимо, наоборот, демонстрировать недостойность методов грязных политтехнологий, используемых против политического конкурента, показывать незрелость инициаторов грязных кампаний - существует множество демократических правовых способов противодействовать недостойному поведению».

Однако, говорит Евгений Архипов, это не повод преследовать журналистов, закрывать целые издания, преследовать руководство. «Если политик не согласен с тем, что публикуется в СМИ, он может обратиться в суд с иском о защите чести и достоинства, доказать, что его оклеветали. Но не устраивать политическую травлю журналистов, которые зачастую рискуют своей жизнью, поднимая острые для общества проблемы, донося до общества разные точки зрения, с разных позиций, которые зачастую многих не устраивают, особенно тех, кто замешан в сомнительных схемах, махинациях, коррупции, злоупотреблениях. Именно плюрализм, разные взгляды, разные оценки дают возможность обществу объективно оценивать события, происходящие в России, и делать правильный выбор дальнейшего развития страны, выбор политиков, а соответственно, развития демократии, гражданского общества, соблюдения прав и свобод человека».

Но цивилизованный правовой подход к конфликту, очевидно, чужд некоторым обладателям депутатских мандатов. На прошлой неделе тот же Алексей Митрофанов заявил, что необходимо создать специальный орган, регулирующий деятельность СМИ. По мнению парламентария, все вопросы, связанные со СМИ, должны быть выведены из компетенции судов и переданы этому регулятору. В качестве примера ужесточения контроля за СМИ Митрофанов привел проект британского медиарегулятора. Причем этот орган сможет штрафовать журналистов за публикацию оскорбительных материалов на сумму до полутора миллионов долларов.

Последние новости
Еще из раздела «Политика»