18+
  1. Multylooser

Multylooser

Не так давно на одном прескучном светском мероприятии во Франкфурте я познакомился с замечательным молодым философом по фамилии Дрейк (Leon Drake) – подвижным и остроумным юношей, утверждавшим, что он является прямым потомком знаменитого исследователя морей XVI века, корсара и романтика Фрэнсиса Дрейка.

В качестве доказательства новоиспеченный потомок грозился показать мне сохранившийся прижизненный (!) портрет своего знаменитого предка – правда, для этого мне пришлось бы ехать в Новую Зеландию, куда не так давно перебрались старшие из ныне живущих Дрейков коротать свою старость.

К слову, Леон поведал много интересного. Например, что из 12 братьев и сестер знаменитого корсара до старости дожили лишь четверо, причем один из братьев – некто Бартоломео - на протяжении многих лет был своего рода «казначеем» Фрэнсиса Дрэйка и держал в своих руках громадные по тем временам деньги. Но после посвящения Фрэнсиса в рыцари старший брат приревновал. Однажды, говорит семейное придание, он нагрузил телегу золотом и исчез в неизвестном направлении. Лишь много лет спустя между братьями установилась переписка; выяснилось, что на своей новой родине Бартоломео на протяжении нескольких лет считался баловнем судьбы, человеком богатым, меценатом и завидной партией для любой невесты даже королевских кровей. Обещания Бартоломео и впрямь раздавал щедро: грозился обнести город сверхпрочной стеной из гранита вперемешку с железной решеткой (первое в истории упоминание армированной стены, кстати), построить башню для улавливания молний из грозы (эту идею осуществят лишь через несколько столетий - да и то по другую сторону Ла-Манша), а также подумывал открыть бесплатную «клинику для благородных девиц всякого рода для благочинного их воспитания и всестороннего просвещения» (без комментариев).

Младший брат взирал на эти прожекты с тревогой и советовал Бартоломео для начала построить хотя бы таверну. «Боюсь, что громкими обещаниями, о способах выполнения коих имеешь ты самое поверхностное представление, ты лишь загоняешь себя в ловушку. Сегодня публика восторженно рукоплещет тебя, но завтра не простит тебе и десятой части невыполненного», - писал брату встревоженный Фрэнсис. Но тщетно. «Он был самым богатым человеком своего города, - писал позже о Бартоломео известный английский историк …, - но через несколько лет прочно снискал себе славу неудачника: богатого, но бесполезного бонвивана. Лишь неустроенные девицы продолжали взирать на него с надеждой, двор же и знать сторонились его общества»…

Помнится, когда я услышал эти слова, то хлопнул Леона по плечу и сказал, что знаю одного известного русского бизнесмена, как две капли воды похожего на Бартоломео. Фамилия показалась Леону знакомой, и после некоторого размышления он радостно воскликнул: «Михаил? Я встречал его в Каннах. У него есть эффектная молодая жена?» «И не одна», - ответил я.

Как бы ни сложилась судьба Прохорова, он еще долго будет оставаться загадкой для психологов. Одна весьма неравнодушная английская журналистка – представитель солидного делового издания – клялась мне в салоне бизнес-класса British Airways, что сама не понимает природы удивительного магнетизма г-на Прохорова: «Когда он говорит, я уже вижу перед глазами заголовок завтрашней статьи и понимаю, что это почти сенсация. А потом всю ночь сижу у компьютера и пытаюсь вспомнить, о чем же конкретно шла речь». Прохоров действительно нравится женщинам; мало того – он делает на них ставку, почти бессознательно, а во многом даже копирует модель их поведения. Те же вспышки зажигательной энергии и энтузиазма – с непременным последующим охлаждением и потерей всяческого интереса к предмету вчерашних восторгов. То же непостоянство, та же милая непоследовательность и стремление нравиться всем и каждую минуту. Нравиться чисто визуально: небрежный поворот головы, чуть заметная улыбка, боксерские перчатки. Для полноты картины не хватает фотографии полулежа на вороном мотоцикле, хотя я верю: есть в арсенале Михаила Дмитриевича и такие.

Даже широкая известность пришла к Прохорову в компании с полусотней полуодетых девиц. Да и Интернет-блог первого жениха России суть не что иное, как девичий клуб по интересам, где хозяин и горстка восторженных посетительниц дружно кокетничают… Нет, не друг перед другом, а перед одним Михаилом Дмитриевичем. Потому что любуется Прохоров в своем блоге тоже только на себя. Боже упаси мне кого-то осуждать. Женский характер для мужчины, разумеется, не приговор. Но для миллиардера синдром тревожный. По собственному опыту знаю – даже не очень большие деньги неудержимо толкают женщину на шоппинг и развлечения. Бывает, конечно, и жажда бурной деятельности - особенно перед обедом, но заканчивается она, как правило, послеобеденным променадом по бутикам.

Не один и не два проекта Прохоров заявлял с высоких трибун пресс-центров, и не менее популярной трибуны в сегменте сетевых дневников. Революционная водородная энергетика называлась в качестве одного из приоритетов его инвестиционной группы. Для развития девелоперских проектов Михаил Дмитриевич закупал у министерства обороны РФ гектары недешевой земли. Прогремел в газетах и проект строительства горнолыжного курорта в Азиатско-Тихоокеанском регионе — видимо в пику «Розе Хутор» его бывшего компаньона Потанина. Наконец, создание одного из «будущих лидеров горнорудной промышленности» — компании «Интергео» было обставлено с такой помпой, что де-факто закрытие проекта через четыре месяца было воспринято трепетными и доверчивыми журналистами почти как предательство.

Поистине, в каждом этносе, в каждой культуре существует своя версия притчи про пастушка, который так часто кричал «Волки!», что, когда пришли настоящие волки, ему никто не поверил. При всех стилистических различиях, во всех версиях, судьбу пастушка можно назвать незавидной.

Так и Прохоров слишком часто кричит «Проекты!», а журналисты и общество уже смотрят на эти декларации сквозь призму некоего недоверия и иронии.

Не берусь утверждать, что Прохоров испытывает в связи с этим чувство обиды. Но, возможно, он и вправду верит во все, что говорит. Пока говорит. Девичья память, как известно, короткая...

Это так по-женски: выйти замуж за другого исключительно для того, чтобы насолить первому. Раздел бизнеса двух партнеров журналисты сразу же окрестили «разводом», причем «женская» роль опять-таки досталась изящному и ироничному Прохорову (чего стоит один только заголовок: «Ушел к другому»).

Тут Михаил вел себя донельзя непредсказуемо в вопросах дележа совместно нажитого имущества. Вектор интересов Прохорова разворачивался на 180 градусов едва ли не каждую неделю.

Чтобы угодить новому ухажеру, иная невеста не стыдится поворошить грязное белье предыдущего брака. Постыдный и унизительный в первую очередь для Потанина раздел шел почти год. Чисто по-женски Михаил Прохоров совершенно свободно трактовал свои собственные слова, чем опять же приводил в восторг свою белокурую Интернет-аудиторию.

В результате же блокирующий пакет «Норильского Никеля» был продан Олегу Дерипаске в нарушение всех мыслимых и немыслимых джентльменских соглашений. Ну, право же, выглядело это как месть Потанину...

И вдруг, как гром среди ясного неба, неожиданно для Прохорова, мужская солидарность пусть и принудительно (кремлевские чины недвусмысленно попросили прекратить «разборки»), но все же взяла верх. Дерипаска и Потанин пожали руки к удивлению даже друг друга. Боевая «соратница» Дерипаски оказалась не просто ничей, но и вообще в стороне от процесса.

Впрочем, слегка повыкурчивать руки и поспасать репутацию Прохорову удалось. Из запыленного саквояжа он выудил на свет Божий старинное соглашение с Дерипаской, своего рода брачный договор. Согласно нему, алюминиевый король обязуется всегда выдвигать Прохорова в совет директоров «Норильского Никеля». Выдвинуть-то выдвинули, но с унизительной формулировкой о «технической ошибке» и совершено «непроходными» голосами.

Да и вот еще какая незадача! Собственно развод с Дерипаской может оказаться для Прохорова крайне неприятным с финансовой точки зрения. Когда мужчина не платит за ночь – это удар, но когда он не платит за почти что год тесных отношений – это уже катастрофа. Что, по-вашему, в такой ситуации сделала бы любая нормальная женщина? Совершенно верно: сказала бы «Ну я вам устрою»…

Устраивать Прохоров умеет хорошо. (В августе этого года в Казантипе, например, Прохоров «жег не по-детски», как любят выражаться российские блоггеры).

Как-то одновременно, одномоментно, в высокоуважаемых и не очень изданиях появилось множество статей, содержащих критику и Дерипаски, и Потанина. Разной степени огульности. В редакции, как пишут российские же газеты, поступили щедрые заказы на двух предпринимателей одновременно. Подозрительно возросла и активность всевозможных протестных групп, особенно радикальных, в непосредственной близости от офисов обоих «отступников». Словом, сплошной скандал и неприятности. А вы как хотели? На фоне этих несуществующих сражений как-то особенно пасторально выглядят благостные портреты Михаила Дмитриевича на разворотах глянцевых журналов. Да и блог Онэксима пестрит вполне мирными и трогательными заметками наподобие «В Онэксиме цветут орхидеи». Прямо-таки слезы наворачиваются на очи от умиления...

На днях Прохоров, удрученный своим выходом из игры вокруг Норникеля, сделал очередное громкое заявление: Онэксим готов рефинансировать долги предприятий при условия получения над ними контроля. Все равно какие предприятия, лишь бы падение не превышало 30 процентов. Странное заявление, и надо видеть, каким красноречивым молчанием и скепсисом встретило его журналистское сообщество.

Похоже, Михаил Дмитриевич не знает, куда девать деньги, кроме как на поддержку неприкаянных анархистов и литераторов-матерщинников. В свое время, наблюдая за игрой 11-месячного ребенка, пытавшегося найти мяч не там, куда тот закатился, а в противоположном конце комнаты, где мяч нашелся в первый раз, великий швейцарский психолог Жан Пьяже сформулировал одну из крупнейших теорий в современной психологии. «Из системы реальных внешних действий (сенсомоторный интеллект), которые координируются в целостные системы и, превращаются в действия внутренние (интериоризация) возникает логико-математический строй человеческого познания. Для этого действия должны приобрести особые признаки и превратиться в операции. Сенсомоторная и дооперациональная стадии сменяются операциональной. Взаимозависимость операций, их обратимость (для каждой операции имеется противоположная либо обратная ей операция) создают устойчивые и вместе с тем подвижные целостные структуры», писал Пьяже в 1946 году в работе «Психология интеллекта».

Наблюдая за бурным бизнесом Михаила Дмитриевича, большинство журналистов не устают гадать, когда же звезда бизнесмена Прохорова закатится окончательно, а на встречу ей выйдет звезда Прохорова-шоумена. Потому что в противном случае придется констатировать: полку loosers с миллиардными капиталами прибыло.

Борис Вронский

Бонн-Москва-Женева