18+
  1. Мусульманский фактор североосетинской политики

Мусульманский фактор североосетинской политики

Мусульманский фактор североосетинской политики
Национальная и религиозная напряженность на российском Кавказе уже многие годы является одной из ключевых проблем внутренней политики России. Чего уж скрывать: невозможность разрядить национальную и религиозную напряженность в этом регионе чревата более чем серьезными последствиями.

Однако в последнее время на российской политической арене начали появляться лидеры, способные изменить ситуацию. Яркий тому пример – глава фракции «Патриотов России» в республиканской Думе Северной Осетии Арсен Фадзаев. Будучи осетином по национальности, Фадзаев – мусульманин по вероисповеданию. И, как отмечают аналитики, именно акцент на этих двух фактах помог Арсену Фадзаеву победить на республиканских думских выборах, проводившихся в октябре прошлого года.

Поясним: Северная Осетия – один из проблемных регионов на российском Кавказе. Большинство населения республики – христиане, однако при этом на территории региона есть и очень влиятельные и многочисленные мусульманские общины. К примеру, ингушская диаспора, насчитывающая около 10 тысяч человек. Кстати, именно взаимоотношения ингушей и осетин уже много лет являются одной и главных проблем в политической ситуации в Северной Осетии.

Пример Арсена Фадзаева, впрочем, говорит о том, что сложные национальные и религиозные проблемы в республике на поверку оказываются вполне разрешимыми. Фадзаев баллотировался в республиканскую Думу в Дигоре, где подавляющее большинство населения осетины-христиане. Однако в ходе своей избирательной кампании будущий депутат сделал ставку и на мусульманские общины, проведя встречу с представителями ингушской диаспоры. Кроме того, в качестве наблюдателей от «Патриотов России» на республиканских парламентских выборах присутствовали представители Чеченской Республики. Зампред партии в регионе Надежда Корнеева особо подчеркнула этот «исламский компонент» предвыборной кампании депутат, отметив, что «ему удалось опереться на широкий спектр общественно-политических сил и верующих мусульман».

Как известно, думские выборы в Осетии проходили очень напряженно. Примечательно, что для обеспечения собственной безопасности Арсен Фадзаев воспользовался услугами сотрудников ЧОПа из Кабардино-Балкарии. Столь тесные отношения с представителями мусульманских общин, причем, даже из других республик объясняется просто. Арсен Фадзаев – двукратный олимпийский чемпион по вольной борьбе. Не секрет, что в этом виде спорта еще со времен Советского Союза особенно сильны именно представители кавказских республик, большинство жителей которых исповедуют именно ислам, а не христианство.

Для завоевания доверия мусульман чрезвычайно важно самому открыто исповедовать ислам. Как неоднократно отмечал сам Арсен Фадзаев: «Политиком может стать только тот, на кого укажет Аллах, и других мнений быть не может. Только он знает, что будет». Подобная риторика действует на избирателей-мусульман гораздо эффективней, чем любые предвыборные обещания. Одновременно с этим Арсену Фадзаеву удалось наладить отношения и с кударцами, и южными осетинами, прописанными или проживающими в Северной Осетии. Кударцы, кстати, сыграли немаловажную роль на думских выборах, перекрыв в день голосования Рокский тоннель. Правда, по официальным данным, он был перекрыт из-за перебоев с электроснабжением.

Результат столь ловкого политического лавирования не заставил себя ждать: «Патриоты России» набрали солидный процент на тогдашних выборах, а Арсен Фадзаев попал в парламент именно благодаря избирателям Северной Осетии. То есть этот пример – яркое свидетельство того, что при проведении подобной политики национальная и религиозная вражда в республике уходит на второй план.

Попытки работы в политической сфере на основе использования межрелигиозных и межнациональных отношений в России уже предпринимались. Правда, они были менее результативными. В 2005-2007 годах полпред Президента в Дальневосточном Федеральном округе Камиль Исхаков активно внедрял ислам и покровительствовал строительству мечетей на Дальнем Востоке.

Практически такую же интеграцию, но не только на религиозной, а еще и на национальной почве, проводит сейчас в Северной Осетии Арсен Фадзаев. Проводит с большим, нежели Исхаков, успехом. Поскольку обладает достаточным доверием осетин и ингушей. И республиканские выборы в Думу это наглядно продемонстрировали.

Поддержка именно всех групп населения Северной Осетии, как мусульман-ингушей, с которыми у Арсена Фадзаева сложились особые, теплые отношения, так и христиан-осетин, позволила Фадзаеву занять прочные позиции на политической арене. На сегодня он является одной из самых сильных оппозиционных фигур действующей власти в Северной Осетии и, в частности, главе региона Таймуразу Мамсурову. Последний, кстати, был против участия чеченских и кабардино-балкарских представителей в думской избирательной кампании, и опирался на традиционное национальное и религиозное большинство.

Сработает ли тактика Фадзаева, предполагающая ставку на активное межрелигиозное и межнациональное партнерство народов и общин республики? Доверит ли коренное осетинское население, являющееся, по большей части, традиционно христианским, управление собой осетину-мусульманину? Время покажет.

Вместе с тем, диалог ингушской диаспоры с осетинами идёт очень напряженно. Не способствуют этому и периодические теракты на границе с Ингушетией, последний из которых произошел в прошлом году.

Но нужно понимать, что террористы-исламисты – это совсем не то же самое, что традиционные кавказские мусульмане. Осталось выяснить, понимают ли это осетины-христиане, проводят ли они для себя такие различия, и, самое главное, сможет ли Арсен Фадзаев и дальше быть достаточно убедительным на фронте диалога наций, культур и религий.