18+
  1. Мутный турецкий поток «ЛУКОЙЛа»

Мутный турецкий поток «ЛУКОЙЛа»

Мутный турецкий поток «ЛУКОЙЛа»
Накануне президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган просил отменить антитурецкие санкции, введенные за сбитый над Сирией российский бомбардировщик Су-24. В Анкаре подсчитали и прослезились: «удар в спину» обойдется в $9 млрд.

Российские компании также потеряют часть доходов, в первую очередь, «ЛУКОЙЛ», давно начавший свой бизнес на турецком берегу.

По мнению аналитиков газеты «Версия», действительно, разрыв с Турцией станет самым болезненным ударом для нефтяной компании «ЛУКОЙЛ», которая всегда чувствовала себя в этой стране очень комфортно. Как отмечает газета, бизнес «ЛУКОЙЛа» сейчас не просто уязвим, он - в зоне острых политических рисков.

«ЛУКОЙЛ» в свое время был вынужден наладить тесные связи с кланом Эрдогана. Иначе просто нельзя было сохранить влиятельные позиции на турецком топливном рынке, который был и сейчас является зоной особых интересов, вотчиной семьи президента.

По официальным данным, «ЛУКОЙЛ» работает на турецком топливном рынке с 1998 года, а розничными продажами здесь занимается с 2006 года. В 2008 году турецкая «дочка» «ЛУКОЙЛа» - Lukoil Eurasia Petrol A.S. приобрела крупного оператора сети АЗС «Акпет» (Akpet gaz – 5% турецкого розничного рынка нефтепродуктов), в результате чего розничная сеть «ЛУКОЙЛа» за рубежом увеличилась на 18%.

Ключевую роль в турецкой империи «ЛУКОЙЛа» играет Lukoil Eurasia Petrol A.S. – региональный логистический центр, позволяющий координировать бизнес в Азербайджане, Грузии и Турции. Кроме того, непосредственно в Турции «ЛУКОЙЛ» контролирует около 20 юридических лиц.

Кстати, «ЛУКОЙЛ» получает свои нефтепродукты для розницы с сицилийского нефтеперерабатывающего завода ISAB и болгарского НПЗ «Бургас». Однако этих нефтепродуктов, по-видимому, не хватает для того, чтобы обеспечить потребности всех турецких АЗС «ЛУКОЙЛа». А, значит, «ЛУКОЙЛ», вольно или невольно, мог покрывать, по мнению газеты «Версия», недостающие объемы с турецких заводов, перерабатывающих контрабандную нефть, поставляемую запрещенной в России террористической группировкой ИГ.

При этом ни для кого не секрет, что члены семьи президента Турции участвуют в нелегальной продаже нефти и нефтепродуктов. Речь идет, в частности, о зяте Эрдогана – министре энергетики Берате Албайраке и сыне президента Билале Эрдогане – собственнике BMZ Group, которая занимается морскими транспортировками и логистикой. Для финансовых расчетов в нелегальном бизнесе используется близкий Эрдогану государственный Халк Банк, входящий в семерку крупнейших турецких банков.

Особые отношения «ЛУКОЙЛа» с семейным бизнесом Эрдоганов вполне вписывались в позитивную атмосферу российско-турецких отношений того времени. Теперь, после объявления санкций против Турции, которые фактически обязывают российский бизнес свернуть сотрудничество с компаниями, прямо или косвенно связанными с кланом Эрдогана, ситуация резко изменилась.

«ЛУКОЙЛ», который столько лет стремился закрепиться на турецком топливном рынке, попал в щекотливое положение. Вот и возникает вопрос: готов ли «ЛУКОЙЛ» пожертвовать своими связями и интересами бизнеса во имя национальной безопасности России?