18+
  1. ВТБ не нужен кэш?

ВТБ не нужен кэш?

ВТБ не нужен кэш?
Экономический кризис в России затягивается. Ряд банков ежемесячно идут под «нож» регулятора. ЦБ РФ требует от финансово-кредитных организаций избавляться от лишнего «груза» и оставаться в рамках классической деятельности. Но для группы ВТБ, видимо, приказ ЦБ – не указ: госбанк продолжает наращивать портфель непрофильных активов.

Это самый тяжелый и затяжной кризис в банковской системе за последние 20 лет – «фактически мы видим нулевую прибыль банковского сектора», открыто утверждает глава Сбербанка Герман Греф. Многие финансовые и банковские аналитики не верят в быструю стабилизацию на рынке и скорое снижение ключевой ставки, даже несмотря на оптимистичные заявления правительства РФ.

Но глава второго по величине активов госбанка страны – ВТБ – Андрей Костин, похоже, до сих пор витает в облаках, полагая, что никакого кризиса нет, и думать о финансовых рисках не пристало. Его знаменитое «Кризис – это когда в семь утра вместо чашки кофе вам требуется стакан водки. Я по-прежнему доволен своим кофе с утра, поэтому я не дошел до такой стадии», сказанное еще в январе 2016 в Давосе, совершенно не стыкуется с колоссальными убытками ВТБ и непоследовательной политикой топ-менеджеров Группы, продолжающих наращивать портфель непрофильных активов. С января по сентябрь 2016 года чистая прибыль ВТБ сократилась на 19%, до 45,8 млрд. рублей.

При этом в непрофильные компании ВТБ вложил 40% капитала группы. «Непрофильники» должны госбанку 600 млрд. рублей, но стоимость их активов меньше - всего 562 млрд. рублей, подсчитал Forbes. Убытки Группы от непрофильных активов год от года растут - в 2012 году они составляли 4,3 млрд. рублей, в 2013 и 2014 – 17,4 млрд. рублей, в 2015–35,9 млрд. рублей.

Не останавливает даже то, что ВТБ до сих пор не может скинуть с себя балласт непрофильных активов «Банка Москвы» - гостиницы, винодельческие предприятия, ломбарды, девелоперские активы и земли. Часть из них уже пытались продать, но не нашли покупателей. Например, на днях «БМ проект» (структура ВТБ) повторно выставил на аукцион 100% долей ООО «Кинофрэш», владеющей сетью кинотеатров в нескольких регионах страны. Напомним, предыдущий аукцион по этому лоту проходил в конце августа, в тот момент стартовая стоимость составляла 765 млн. рублей. Однако, как сообщалось в лотовой документации, ни одной заявки подано не было. Ожидается, что новые торги пройдут 7-8 декабря нынешнего года – на сей раз стартовая цена составляет 809,6 млн. рублей.

В 2014 году была попытка продать права требования банка и акции Московского межреспубликанского винзавода (ММВЗ) и завода «Корнет» - производство на них было остановлено после слияния «Банка Москвы» с ВТБ. Однако, как сообщает РБК, этот актив не привлек покупателей даже тогда, когда цена была снижена до 1 рубля – потенциальных собственников, якобы, останавливала долговая нагрузка предприятий, принадлежащая Москве земля и наличие более перспективных винодельческих мощностей на юге России. Некоторые наблюдатели считают, что многие непрофильные активы ВТБ могут превратиться в неликвид, который если и продадут, то по цене ниже планируемой.

Тем не менее, ВТБ продолжает оставаться лидером среди российских банков по числу непрофильных активов – финансово-кредитное учреждение с каждым годом все больше погружается в управление недвижимостью, строительством и девелопментом. Хотя еще недавно сообщалось о том, что регулятор рассматривает возможность запрета/ограничения на приобретение банками рыночного риска – то есть фактически вычленении инвестсоставляющей из деятельности банков. Но ни рекомендации Центробанка РФ избавляться от всего, что не относится к банковской деятельности, ни то, что Минфин еще в августе этого года приступил к разработке законопроекта о согласовании с ЦБ любых сделок по приобретению акций компаний, если стоимость такой сделки превышает 0,1% от их активов, видимо, для ВТБ не играют роли. И самый знаменитый в мире «бухгалтер, он же налоговая» - Forbes – не смог не заинтересоваться, с чего бы господину Костину сотоварищи продолжать вкладываться в заведомо убыточные активы, «нулевые» сделки и чьи интересы за этим могут стоять.

Вообще подобные сделки зачастую связаны с решением возникших спорных ситуаций и проблем между банком и компанией – активы кредитор получает в счет уплаты долгов. Так, например, минувшей весной ВТБ досталась принадлежавшая Сулейману Керимову башня «Евразия» в «Москва-Сити», которую оценивают в 20,5 млрд. рублей. Сделку признали крупнейшей на рынке офисной недвижимости в 2016 году. Такие сделки, с одной стороны, существенно увеличивают общий объем рынка, говорит директор департамента финансовых рынков и инвестиций Knight Frank Алан Балоев, но с другой - искажают реальную картину инвестиционной активности, пишет РБК.

Более того, похоже, от странной политики ВТБ дивиденды получает совсем не госбанк. По данным Forbes, основным бенефициаром от сделок ВТБ с недвижимостью стал Дмитрий Якубовский, владелец Engelberg IndustrialGroup, который ранее сам называл себя «лицом Костина». Якубовский, в частности, трижды (!!!) заработал на «Горках-8» (проекте застройки элитных коттеджей на Рублевском шоссе): сначала он продал проект за $100 млн. «Системе Галс» Владимира Евтушенкова, затем выкупил его за 1 рубль, а затем продал ВТБ акции своей компании в обмен на отказ банка требовать возврата кредита.

То есть, проще говоря, госбанк вместо живых денег получил очередной «непрофиль», и весь вопрос в том, сможет ли ВТБ на нем заработать? И все это происходит на фоне жестких рекомендаций ЦБ об ограничении инвестиций в непрофильные активы и выходе в кэш там, где возможно? «На мой взгляд, ВТБ ожидает улучшения экономического положения в стране, что, с одной стороны, позволит непрофильным компаниям начать получать прибыль, а с другой увеличит интерес к ним и, соответственно, их цену, - сообщил «Веку» аналитик ГК «Фигам» Богдан Зварич. - Продать же компании сейчас - это значит не получить за них достаточный объем средств и зафиксировать убыток, что негативно скажется на отчетности и показателях банка».

«Я предполагаю, что расчеты Forbes были проведены на основе отчетности по РСБУ одного банка ВТБ, - пояснил «Веку» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - На мой взгляд, это не в полной мере отражает деятельность всей Группы ВТБ, включающей в себя еще 13 дочерних банков. В настоящее время эта банковская Группа находится в стадии консолидации активов, поэтому сложно оценить какая часть средств в объеме кредитов связанным сторонам приходится на недвижимость, а какая - на взаиморасчеты перед слиянием банков. По моему мнению, более целесообразно использовать показатели отчетности МСФО, которая учитывает активы и финансовые результаты всех организаций, входящих в Группу ВТБ. В активах баланса на 30 июня 2016 года есть отдельная строка «Инвестиционная недвижимость» в размере 234,7 млрд. рублей. Соответственно, в отчете о прибылях и убытках Группы ВТБ по МСФО отмечается, что чистый убыток «изменения справедливой стоимости инвестиционной недвижимости, отраженный при переоценке» составил 5 млрд. рублей за первые шесть месяцев 2016 года.

Общий чистый убыток от «прочей небанковской деятельности» за тот же период равен 10 млрд. рублей. Конечно, это плохо, но вовсе не катастрофично для Группы ВТБ. Ее собственный капитал (Tier 1) достигает порядка 1260 млрд. рублей. Доля инвестиционной недвижимости в собственном капитале равна 19%».

«У меня единственная мысль, что ВТБ держит дефолтные залоги в ожидании роста цен на недвижимость, - заявил «Веку» ведущий аналитик ФГ «Калита-Финанс» Алексей Вязовский. - Если он начнет продавать недвижимость сейчас, то, во-первых, зафиксирует убытки по кредитам, а во-вторых, еще и цены обрушит».

«Стратегия оставаться в активах, не спеша с выходом в денежные средства, очевидно, связана с известным снижением цен на недвижимость на протяжении последнего года, - предположил в беседе с «Веком» шеф-аналитик ГК ТелеТрейд Петр Пушкарев. - Избавляться от каких-либо активов по низким ценам ни ВТБ, и никакому крупному инвестору просто не интересно. Также очевидно, что период низких цен и трудностей с реализацией объектов недвижимости, вообще застоя в строительной отрасли, не продлится слишком долго. На рынке перенасыщение предложением, и этот период разумно пересидеть.

Кроме того, у ВТБ, как у госбанка, есть и очевидная не только коммерческая, но и социальная миссия: не только стимулировать жилищное строительство, но и самим закладывать, инициировать проекты, работать совместно с девелоперами, застройщиками. Допускаю, что цифровые оценки, приведенные в статье Forbes, возможно грешат неточностью, они скорее всего не учитывают каких-то важных инвестиционных параметров и нюансов. Отсюда могут получаться столь печальные показатели по окупаемости, а реальные убытки с учетом всей картины вероятно меньше».

Тем не менее, очевидно, что госбанк не может игнорировать распоряжения руководства страны и регулятора. «ВТБ – это сложная структура с большим конгломератом интересов, – приводит еженедельник «Компания» слова директора Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. – Если, к примеру, у «Ростеха», РЖД или «Росатома» есть только одно заинтересованное в развитии бизнеса компании лицо, отвечающее за максимизацию прибыли и минимизацию убытков, то у ВТБ нет хозяина – банк является общим котлом для правящих элит». По его словам, именно поэтому в кризис ВТБ стал палочкой-выручалочкой и для политических проектов, таких как Олимпиада в Сочи, и для номенклатурных групп, продвигающих свои интересы. «Этим же объясняется и политика по приобретению непрофильных объектов. Одним нужно одно, другим – другое. Много интересантов, из-за чего бизнес раздирается на части», – полагает эксперт.

К слову, по данным издания, с ВТБ, в частности, связана компания «Дон-строй инвест» - один из крупнейших девелоперов Москвы. В 2010 в ходе реструктуризации холдинга жилое подразделение в нем возглавили топ-менеджеры ВТБ – основного кредитора «Дон-строя». Нынешний гендиректор компании Алена Дерябина ранее занимала пост вице-президента ВТБ. Как говорится, есть над чем задуматься.

«Основная задача сделок по продаже непрофильных активов – возврат всех вложенных в них средств: кредитов и прямых инвестиций в акционерный капитал», – говорится в «Программе отчуждения непрофильных активов банка ВТБ». Однако, судя по всему, госбанк сам не слишком следует своему же плану. По данным «Компании», два года назад компания Александра Клячина KR Properties купила у ВТБ расположенное на Красной Пресне здание журнальной типографии «Алмаз-пресс». Предположительно сумма сделки составила $25 млн., хотя ранее банк собирался продавать типографию за $50 млн. Кунцевский рынок был продан за 0,5 млрд. рублей, хотя изначально выставлялся на конкурс за 1 млрд. Один из крупнейших в Европе агрокомбинатов – «Южный» – еще в 2012 года был выставлен на торги за 6,6 млрд. рублей – в итоге продавала комбинат уже Группа ВТБ: в начале 2016 г. его купила АФК «Система». Сумма сделки не раскрывается, но эксперты оценивали ее в 3 млрд. рублей. За Велозаводской рынок банк хочет выручить 2,4 млрд. рублей, но вряд ли ему удастся продать этот актив за такую сумму. Сам ВТБ о своих сделках упорно молчит – получить комментарий у представителей банка пока не удалось.

Последние новости