18+
  1. Насилие - аргумент оппозиции?

Насилие - аргумент оппозиции?

Насилие - аргумент оппозиции?
Вопросы насилия в нашей политике стали одной из самых обсуждаемых тем последних недель. Избиение журналиста Олега Кашина всколыхнуло такой пласт оппозиционного бессознательного, что разбирать его политологи могут не один год. Но определенные выводы и обобщения попадают в прессу уже сегодня.

Власть посеяла в стране атмосферу "террора и насилия", утверждает оппозиция. Есть серьезные основания полагать, что оппозиции "культ насилия" присущ куда больше, чем власти и "околовластным организациям", полагают политические обозреватели.

Обозреватель "Независимой газеты" Александра Самарина отмечает интересную особенность: интеллигенция как-то традиционно считает, что все, что говорит оппозиция, – по определению хорошо, а то, что говорят "прокремлевские" организации, по определению – плохо. Примерно такой же точки зрения, только с обратным знаком, придерживался Йозеф Геббельс.

Люди, говорящие об атмосфере "террора и насилия" - родом из 90-х. Именно тогда они состоялись как политические фигуры, тогда занимали посты и руководили страной. Символом того периода стал расстрел Белого дома: насилие было методом решения государственных проблем, включая конституционные. Именно этот принцип заложен в основу концепции "оранжевых революций", которые перекочевали из ХХ века в XXI.

Культ насилия, "арматурные решения", по меткому выражению Самариной, пришел из политических и уличных разборок 90-х. Когда, по словам писателя Дениса Драгунского, "открытое насилие было едва ли не единственным инструментом внедрения принципов частной собственности. Перераспределение активов и даже переформатирование политической картины происходило с помощью пули, взрывчатки, арматуры в руках оплаченных погромщиков".

Нужно же вспомнить, что 10–15 лет назад журналисты гибли и получали увечья едва ли не каждую неделю. Так когда существовала атмосфера "террора и насилия"? Не будем же мы отрицать, что в 2000-х страна действительно вышла из "беспредела" 90-х.

Другой вопрос, что политические "арматурные решения" 90-х получили развитие и в 2000-х. "Оранжевые революции", в которых участвовал тот же Борис Немцов качестве советника Виктора Ющенко, – не что иное, как насилие над Конституцией, отмечает Самарина. "Третий тур выборов" – это и есть главный акт насилия. И дело даже не в том, насколько он "кровавый" или "бескровный", он сам по себе, по духу своему, чтобы ни говорили про "мирный характер акций", - силовой. Разве не был школой самооправданного насилия революционный Майдан, где людей в палаточном городке не только кормили горячими обедами, но и учили грамотно противостоять ОМОНу?

Сегодня лидеры "Солидарности" Борис Немцов и Владимир Милов обвиняют власть в разжигании в стране "атмосферы террора". Тот же самый Борис Немцов и его единомышленники с энтузиазмом комментировали преступления "приморских партизан", убивавших людей только за то, что на них была милицейская форма, – "народ взялся за оружие против кровавого режима"...

Вспомним, как все та же оппозиция приветствовала погром мэрии Химок экологическими "активистами" из "антифашистких движений". Вспомним, с каким воодушевлением несогласные, прошедшие школу НБП, провоцируют схватки с ОМОНом на Триумфальной площади. И как оживляется политическая жизнь оппозиционеров, когда с кем-то случается несчастье: убивают ли адвоката Маркелова, избивают ли журналиста Кашина.

Несколько лет назад на презентации книги Бориса Немцова в Красноярске его охрана избила студента, попытавшегося надеть на голову политика сачок для ловли бабочек. Присутствовавшие на мероприятии журналисты отметили, что и сам Борис Ефимович с кличем "Щас эту мразь мы оденем!" послал незадачливому перформансисту, которого скрутили телохранители, красивый прямой в челюсть. Владимир Милов в августе прошлого года кричал не понравившемуся ему журналисту: "Нечего вам здесь отсвечивать, а то по вашей мордочке давно железный прут плачет!" Да и другие представители "Солидарности" насилием не пренебрегают. На апрельском политсовете движения член ОГФ и "Солидарности" Александр Хатов ударил в нос девушку и пнул в причинное место другого однопартийца – Игоря Гуковского.

У молодежных организаций в силу возрастного максимализма есть общая тяга к радикализму – вне зависимости от страны и политической ориентации. И если "Наши" в свое время жгли книги Сорокина, то соратники Немцова из "Солидарности" сделали то же самое с книгой Владислава Суркова, а функционеры КПРФ предали огню чучело самого первого замглавы АП. Однако в силу своего "околовластного" позиционирования и "Наши", и "Молодая гвардия", создававшиеся в противовес "оранжистам", куда менее радикальны, чем оппозиционные "молодежные крылья" организаций вроде "Обороны", и даже взрослые драчуны из "Солидарности". Не говоря уже о запрещенных, но мало изменившихся даже в рамках внешне либеральной "Стратегии-31" лимоновских "нацболах".

Поэтому не стоит уподобляться Геббельсу с другим знаком и заранее развешивать ярлыки - исключительно в силу собственных пристрастий. И не стоит вновь возвращать насилие в политику - пусть даже и в качестве хлесткой идеологемы.