18+
  1. Нина Огнянова, координатор CPJ

Нина Огнянова, координатор CPJ

Противозаконность действий пермских властей очевидна. По данным руководителя российского Центра экстремальной журналистики Олега Панфилова, ежегодно за последние шесть лет в стране против журналистов возбуждается более 50 дел по совершенно абсурдным обвинениям.

Причем, в 2005 и 2006 годах 5 представителей отечественных СМИ сидели в тюрьме. Причем, практика давления на местные СМИ и журналистов со стороны региональных и муниципальных властей является сегодня во многих субъектах РФ едва ли не рядовым явлением. Об одном из таких случаев, произошедшим в Пермской области, где в опалу к губернатору Олегу Чиркунову попал еженедельник Пермский обозреватель - Век рассказывал в сентябре 2006 года. Заметим, что эта история вызвала большой резонанс не только в России, но и за рубежом. В частности, за пермских журналистов вступился международный Комитет по защите журналистов (CPJ), штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке. Сегодняшняя наша беседа с координатором CPJ по Восточной Европе и Азии Ниной ОГНЯНОВОЙ как раз и посвящена ситуации с давлением на российских журналистов.

Век: Госпожа Огнянова, как известно, в середине января делегация CPJ во главе с исполнительным директором Комитета по защите журналистов Джоэлом Саймоном побывала в Москве. Какова была цель визита?

Дело в том, что по итогам недавно проведенного CPJ  исследования выяснилось, что Россия в настоящее время занимает третье место в мире по числу убийств журналистов, произошедших не в горячих точках вашей страны, а на территории, не охваченной военным конфликтом. На сегодняшний день таковых насчитывается 13 человек. Причем, их убийцы находятся на свободе.

После прошлогоднего убийства нашей коллеги, обозревателя Новой газеты Анны Политковской, застреленной у входа в подъезд дома, где она проживала, CPJ решил, что необходимо посетить Москву, встретиться с властями и поделиться глубокой озабоченностью проблемой безнаказанности убийств журналистов России.

Век: Наверное, не только проблема убийств российских журналистов находится сегодня в центре внимания CPJ, учитывая большое число дел, которые ежегодно возбуждаются в России против представителей СМИ, особенно работающих в региональных изданиях? Как в связи с этим Вы оцениваете ситуацию со свободой слова в России в целом и в субъектах РФ в частности?

- Замечу, что проблема давления на региональные средства массовой информации, ареста журналистов сегодня для России является достаточно серьезной. И об этом тоже шел разговор во время нашего визита в Москву. Помимо физического насилия критически настроенные российские журналисты подвергаются сегодня юридическим и бюрократическим преследованиям в связи со своей профессиональной деятельностью. К примеру, редактор интернет-издания Курсив (г. Иваново) Владимир Рахманьков был обвинен в прошлом году в оскорблении президента, хотя, по мнению многих экспертов, в подготовленной им статье содержалась лишь ирония, но никак не оскорбления. Однако следователи обыскали офис издания, изъяли компьютеры и опечатали помещение. Владимир Рахманьков был оштрафован на 20 тыс. рублей, а его веб-сайт был закрыт.

А вот власти Перми в прошлом году начали ожесточенное преследование еженедельника Пермский обозреватель - единственного независимого издания в регионе.

В этом деловом еженедельнике регулярно появлялись критические публикации, касающиеся деятельности городской администрации, статьи о коррупции, приватизации и перераспределении муниципальной собственности. В результате местные правоохранительные органы дважды в мае и августе 2006 года устраивали обыски в редакции, которые заканчивались конфискацией серверов, компьютеров, жестких дисков, карт флэш-памяти, записей и фотографий. В августе на восьмерых сотрудников издания были заведены уголовные и административные дела, им вменялись нанесение оскорбления, нарушение права на частную жизнь и разглашение сведений, составляющих государственную тайну. В сентябре по подозрению в разглашении государственной тайны был арестован фотокорреспондент Пермского обозревателя Владимир Королев, который несколько месяцев просидел в СИЗО без предъявления официального обвинения.  И только недавно он узнал, в чем его обвиняют, при этом редакция до сих пор не знает его сути, поскольку милиционеры заявляют, что это государственная тайна, дело имеет гиф секретно. Смешно, не правда ли?

Век: Как Вы оцениваете действия властей в отношении редакции газеты Пермский обозреватель и арест ее фотокорреспондента Владимира Королева?

- Позиция CPJ по этому вопросу такова: ни в одной стране мира, в том числе и в России, ни один из журналистов не должен подвергаться заключению под стражу из-за своей профессиональной деятельности. В противном случае это является не только нарушением основ демократии, но и попранием прав человека, что, собственно говоря, в Перми и произошло. В случае с Владимиром Королевым нам неизвестно то обвинение, которое против него выдвинуто. Однако, каким бы оно ни было, противозаконность деяний пермских властей очевидна.

Поэтому мы неоднократно протестовали против действий пермских властей в отношении Пермского обозревателя и фотокорреспондента этого еженедельника. Мы продолжим добиваться освобождения журналиста Владимира Королева и будем требовать от местных чиновников получения подробной информации о его задержании и аресте.

Наша справка.

Начало конфликту было положено в марте 2006 года, когда во время выборов мэра г. Пермь Пермский обозреватель активно выступил против Игоря Шубина, чья кандидатура на должность градоначальника активно лоббировалась губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым. После того, как в еженедельнике был опубликован ряд критических материалов в отношении господина Шубина, реакция местных правоохранительных органов не заставила себя долго ждать: спецвыпуск газеты был изъят, в редакции сыщики провели обыск (искали газету), а уголовное дело было возбуждено по статье Клевета. Интересно, что, хотя еще газета не появилась в распространении, рано утром в горизбирком уже поступило заявление Игоря Шубина и рано утром (по пути следования спецвыпуска в Пермь) 70 тыс. экземпляров газеты были арестованы.