18+
  1. Одна интонация на двоих

Одна интонация на двоих

Одна интонация на двоих
Вчера бывший председатель Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков заявил о том, что принял предложение президента Владимира Путина занять некую государственную должность. О деталях ничего неизвестно: недавний глава ЦИК хранит молчание, пообещав раскрыть тайну через две недели.

Через два месяца после своей отставки (напомним, что он сложил свои полномочия 27 марта) Александр Вешняков вчера впервые появился на публике. Вместе с нынешним главой ЦИК Владимиром Чуровым он участвовал в презентации научно-практического комментария к Федеральному закону «О выборах депутатов Госдумы». Комментарий был сделан под руководством Вешнякова.

Бывший руководитель ЦИК сообщил, что этот труд выходит впервые, потому что раньше новая редакция закона каждый раз принималась почти перед самыми выборами, и издать комментарий попросту не успевали. В этот раз закон приняли минувшим летом, и времени поработать хватило.

Вешняков заявил, что грядущие выборы будут «менее скандальными», так как большинство споров ранее рассматривалось в окружных комиссиях, а теперь окружных комиссий нет. Кроме того, отныне избирательная комиссия, если найдет какие-либо ошибки в партийных документах, должна поставить об этом в известность политическую партию. По его прогнозам, в декабрьских выборах в Госдуму будут участвовать около 10 партий. «Этот прогноз я давал раньше и придерживаюсь его сейчас», — подчеркнул он.

Также Вешняков прошелся огнем и мечом по «партийным паровозам», для которых «сейчас нет механических препятствий» и которые «вводят избирателя в заблуждение». «Вы подтвердили полностью преемственность нас с вами, — ободрил Александра Вешнякова Владимир Чуров. — Мы утром о том же говорили, даже в той же интонации».

Кроме того, Александр Вешняков высказал свое мнение об освещении деятельности зарегистрированных партий в СМИ, сообщив, что они должны быть равными, в противном случае это будет нарушением действующего законодательства. «Если две партии проводят свои съезды, но об одном из них СМИ рассказывают взахлеб, а о другом молчат — это является прямым нарушением закона, невыполнение требований которого влечет за собой административную ответственность», — отметил Вешняков. По его словам, практика доказала, что многие споры возникают из-за неравного освещения деятельности зарегистрированных партий в СМИ, а также из-за того, как проводится предвыборная агитация.

Кроме того, политические партии должны заблаговременно уведомлять журналистов о предстоящих событиях. Отвечая на вопрос журналистов о перспективах трудоустройства (Вешняков с апреля исполнял обязанности Почетного председателя фонда «Свободные выборы» и на все вопросы отвечал, что «ему поступает много предложений, но пока он ни на чем не остановился») бывший глава ЦИК заявил, что «принял предложение президента и в ближайшую неделю-две-три об этом будет известно».

А Чуров добавил: «Это будет высокая должность, и по этой должности мы с Александром Альбертовичем будем сотрудничать». На просьбу добавить что-то еще, Чуров ответил: «Вы знаете, что больше от меня ничего не добьетесь». Наблюдатели предполагают, что Александр Вешняков может быть назначен помощником или советником президента по вопросам сотрудничества с политическими партиями.

По другим данным, речь идет о должности исполнительного секретаря СНГ, которую сейчас занимает Владимир Рушайло. Соответствующее решение может быть принято на неформальном саммите СНГ в Санкт-Петербурге, который пройдет в северной столице 10-11 июня. Если это назначение подтвердится, то, по мнению экспертов, на новом посту Вешняков может с успехом применить свои знания, накопленные за годы руководства ЦИКом.

Кроме того, Вешняков в свое время возглавлял Ассоциацию организаторов выборов стран Центральной и Восточной Европы и лоббировал принятие разработанной ЦИКом общеевропейской Конвенции о стандартах выборов. В новой должности он сможет смело высказываться по разным проблемам выборов в России, не затрагивая сути этой проблемы.

Как заявил Александр Вешняков, после отставки его звали к себе сразу несколько партий. Но в качестве политика он мог бы представлять серьезную угрозу для вертикали власти как знаток слабых мест в избирательном законодательстве, которые могут использовать партии в ходе выборных кампаний.