18+
  1. Петербург в ненадежных руках?

Петербург в ненадежных руках?

О том, кто войдет в правительство Виктора Зубкова, сейчас не гадает только ленивый. На прошлой неделе появилась информация, что в Москву может переехать градоначальница Петербурга Валентина Матвиенко.

Сама губернатор эти слухи решительно опровергает, но, как известно, дыма без огня не бывает. Настолько ли хороша питерская чиновница, чтобы приглашать ее в федеральное правительство?

Валентина Матвиенко приехала в Ленинград из украинской Шепетовки и сделала карьеру настоящей комсомольской леди. После учебы в Химико-фармацевтическом институте она не только сумела остаться в мегаполисе с особым режимом постоянной прописки, но и преуспела по службе – райком, горком, обком… В 70-е годы ленинградскую «комсомольскую барышню» Валю Матвиенко называли просто «Валька-Стакан» - слишком уж она была подвержена слабостям, типичным для комсомольских функционеров. Прочем, это не помешало ей перескочить с комсомольской должности должности секретаря на административную партийную работу, затем в Ленсовет, и, наконец, в Верховный, где она стала председателем парламентского комитета по материнству и детству. Казалось бы – предел возможностей для женщины в СССР. Но Матвиенко вовремя переключилась на дипломатическую службу. Распад Советского Союза застал ее в ранге чрезвычайного и полномочного посла страны на Мальте.

В Северную столицу она вернулась после того, как петербургский Уставный суд лишил тогдашнего градоначальника Владимира Яковлева прав на третий губернаторский срок. Для начала Валентину Ивановну назначили полпредом президента РФ в Северо-Западном федеральном округе, после чего «спецоперация» по смене губернатора стала лишь делом времени и техники. Битвы на реке Неве не получилось: все, на что хватило сил у оппозиции – выдвинуть альтернативного кандидата Анну Маркову и вывести ее во второй тур выборов. Теледебаты кандидаток в губернаторы запомнились лишь прямым «наездом» конкурентки на бизнес сына Валентины Ивановны. Все было решено – губернатором в Смольный избрали фаворитку Кремля. Теперь подчиненные за глаза называют ее «единственный мужчина в правительстве», а в народе – милым прозвищем «тетя Валя». А иногда политическую даму и вовсе величают «железной ведьмой» - хватка у нее и впрямь, будь здоров.

Кстати, к комсомолу градоначальница до сих пор дышит неровно. Несколько лет назад на концерте, посвященном дню рождения комсомола, губернатор сказала, что она, «как старая боевая лошадь», готова встать в строй «по первому зову». На что злопыхатели тут же предположили, что Валентина Ивановна вместе с вице-губернатором Виктором Лобко, ее бывшим соратником по «комсомольской линии», на досуге хором выводят: «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым»…

Четыре года назад команда Матвиенко пришла к власти под многообещающими лозунгами сохранения исторического Петербурга, отмены уплотнительной застройки и жесткого ограничения высотного строительства. В развитие этих обещаний было принято аж три документа – мораторий на «уплотниловку», Временный высотный регламент и Стратегия сохранения культурного наследия. К 2007 году стало понятно – городское правительство отказалось от им же установленных норм, регламентов и ограничений – уплотнительная застройка приобрела невиданный доселе размах, исторические здания сносят чуть ли не целыми кварталами, а их уже бывших жильцов переселяют из центра на городские окраины.

Теперь главное – правильно «любить инвестора»… За счастье привлечь в город крупного инвестора город и платить готов по-крупному. Так, Внешторгбанку (ВТБ), который перерегистрировался в Петербурге, губернатор щедрой рукой отмерила «золотые» 6,7 га в самом сердце Северной столицы – без торгов или конкурсов. За это треть возведенных здесь офисных площадей и парковок (около 100 тысяч кв. метров) отойдет правительству города. Таким образом, администрация, по словам автора проекта архитектора Евгения Герасимова, сможет осуществить свою голубую мечту: переселить свои разбросанные по центру города подразделения «из дворцов в утилитарное здание» рядом со Смольным. Так город сможет освободить и более выгодно использовать свыше 60 тыс. кв. м престижной недвижимости (стоимостью до $7 тыс. за квадратный метр). Впрочем, на начальной стадии пресловутый «Газпром-Сити» тоже представлялся как административно-деловой комплекс, куда будто бы переедут некие структуры исполнительной власти, хотя позже об этом как-то подзабыли. В обмен на лакомый кусочек и многочисленные льготы ВТБ посулили городу некие налоговые поступления. При этом, как и в случае с Газпромом, инвестору фактически возвращается существенная часть отчисляемых им в городской бюджет налогов.

Реализация проекта напрямую зависит от поддержки местных властей, а потому, когда реализация «Невской ратуши» уткнулась в высотное ограничение, которое накладывается городским регламентом, «ВТБ» поспешил предложить один из руководящих постов сыну главы города Сергею Матвиенко. Понятно, что заручиться маминой поддержкой для него будет совсем несложно. Примечательно, что на этот раз «дорогому инвестору» строить разрешили на территории одного из старейших трамвайных парков России, с которого в честь этого сняли охранный статус.

Сейчас Питер, очевидно, за счет привлеченных экс-правительственными связями губернатора все активнее застраивается по московской модели: растут небоскребы не только по окраинам, но и на границе исторического центра. Так, губернатор уверяет, что небоскреб, который планирует построить на Охте «дочка» компании «Газпром», станет «символом процветания». Хотя не очень понятно, как связаны между собой процветание города и 400-метровый «Газоскреб», как прозвали будущую башню жители Петербурга. «У города будет доля в собственности центра, которую он сможет в любой момент выгодно продать, - уверяет Валентина Матвиенко. – Это двойная, тройная выгода для Петербурга! Только безграмотный человек не может понять, насколько это выгодно городу!» Вложив почти 30 миллиардов рублей, город получает не право собственности на 49% часть «Охта-центра», как это прямо прописано в Бюджетном кодексе. Город получает 49% акций ООО, являющегося владельцем центра, а значит, все решения будет принимать «Газпром», в собственности которого находится 51% акций. Как отмечают эксперты, в таком случае город не сможет продать свою часть «Охта-центра» - только свою долю акций. При этом по закону в первую очередь покупателем станет «Газпром», да и сколько реально будет стоить доля города – большой вопрос.

Впрочем, сейчас Смольный заявляет, что проекты, представленное общественности, в том числе и 400-метровый «фаллос» (мало кто удерживается от таких ассоциаций, встречается и более фривольное, например «Газпромчлен») — это лишь «концепция», и клянется учесть мнение жителей при решении самого насущного вопроса о высоте будущего центра. Но при этом подчеркивается, что «экономические выгоды от строительства небоскребов более чем очевидны», и «инвесторы готовы вкладывать огромные деньги в высотное строительство», и, как полагает губернатор Валентина Матвиенко, «строить не выше 48 метров — это для нас путь в тупик». «В Петербурге — 7783 объекта культурного наследия, из них 1317 — в активной фазе разрушения, — печально констатировал «Веку» генеральный директор фонда спасения Петербурга-Ленинграда и сопредседатель Общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис. — Около семи тысяч памятников нуждаются в реставрационных работах на общую сумму в 60 миллиардов рублей. Но половину этих денег сегодня готовы бездумно бросить на строительство небоскреба».

Пока активисты пытаются бороться с неизбежным, Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО потребовал от питерских властей приостановить реализацию проекта. Если ситуация не изменится, город внесут в список «Всемирное наследие под угрозой», а если и после этого строительство «Газпром-сити» все-таки начнется, Петербург исключат из списка Всемирного наследия.

Пострадала Владимирская площадь – КГИОП разрешил снести дом Рогова на Загородном проспекте, который, по заключению Росохранкультуры, представляет историко-культурную ценность как яркий образец жилого дома первой трети XIX века. От него останется только внешний фасад, за которым возведут 8-этажный бизнес-центр класса А. На Почтамтской улице вырос чудовищный «пузырь» - гостиница «Ренессанс», которая, по единодушному мнению экспертов, изуродовала вид Исаакиевской площади. Специально для компании «Газпром» губернатору пришлось немало потрудиться – чтобы вывести из границ федерального памятника «Таврический дворец с садом» сладкий кусочек земли под каток. На этом монополист останавливаться не намерен. На месте теплиц в северо-западной части сада может появиться жилой комплекс из четырех массивных зданий высотой до 17 метров.

Впрочем, иногда у Валентины Ивановны случаются прозрения, правда, недолгие. Так, проезжая мимо дворца спорта «Юбилейный», губернатор «пришла в ужас – настолько все изуродовали». И устроила подчиненным разнос: «Людям скоро дышать нечем будет. Во что превращаем город?! Давайте думать о том, что мы после себя оставим. Посмотрите, как вы изуродовали площадь, во что она превратилась? И такие примеры сплошь и рядом!». Но чиновники, похоже, больше думают о том, что оставить себе, а не после себя.

Сносить здания на Невском, конечно, нельзя, но если инвестору очень хочется… Как рассказал «Веку» директор крупной инвестиционной компании, который по понятным причинам захотел остаться неизвестным, 90% домов находится в аварийном состоянии, достаточно сделать обследование, утвердить в Межведомственной комиссии, согласовать еще в паре-тройке инстанций – и все, получаешь аварийный дом, можно вызывать бульдозеры. Если жильцы не хотят переезжать, их переселяют по решению суда – по закону аварийные здания эксплуатировать нельзя. Конечно, старые дома можно было бы отреставрировать, но больно это дорого и хлопотно, проще с позволения городских властей сровнять с землей памятник архитектуры XVIII-XIX века, а потом возвести на его месте сверкающий бизнес-центр.

Горожане же стонут от уплотнительной застройки в самом тесном мегаполисе страны – знаменитые «каменные джунгли» никуда не делись, только еще обветшали и трещат по швам. Жить в городе, как в музее, конечно, нельзя, но и рушить вековые очертания ансамблей когда-то самой красивой европейской столицы, тоже неправильно. Недавно губернатор в очередной раз пообещала, что уплотнительной застройки больше не будет. Хочется верить, если не вспоминать о том, губернатор обещает покончить с «уплотниловкой» уже не первый, и даже не десятый раз. А администрация продолжает выдавать застройщикам все необходимые разрешения и согласования.

Впрочем, ретивые инвесторы угрожают не только жителям центра, но и спальных районов. Как мрачно шутят петербуржцы, если завтра какая-нибудь крупная компания решит построить торговый центр на месте жилого дома, тот снесут, руководствуясь мифическими «государственными нуждами», а жителей переселят куда-нибудь в Металлострой (поселок неподалеку от Петербурга).

Тем временем разочарование в городском лидере растет и в деловой элите. При Матвиенко в ряде сфер, в первую очередь, в строительстве и реконструкции, дела идут не лучше, а даже хуже, чем при ее предшественнике Владимире Яковлеве. Механизм принятия решений на городском уровне стал совершенно непрозрачным, а влияние близких и родственников губернатора (в том числе Сергея Матвиенко) на городскую политику – недопустимо большим.

К слову, поговаривают, что пару лет назад из-за проделок великовозрастного чада губернатор чуть не лишилась поста. Оказывается, в юности молодой банкир имел проблемы с законом, в частности, в 1994 г. он стал участником квартирной кражи, в ходе которой были похищены ценные вещи. В результате Сережа и его подельник Евгений Мурин были задержаны. Им были предъявлены обвинения, а похищенные вещи были частично изъяты. На налетчиков было заведено уголовное дело, Мурин отправился на зону, а Сергей Матвиенко признал свою вину, однако провел в камере не более трех суток – с Мальты на выручку приехала мама и сынишку отпустили под подписку о невыезде.

Сразу после этого его отправили в Америку – получать коммерческое образование. Вернувшись в Россию, он работал в Ленвнешторге, затем в Инкомбанке и Балтийском финансовом агентстве. В 2003 г. Сергей Матвиенко стал вице-президентом «Санкт-Петербурга» по ИТ и рекламе. Это событие совпало с назначением Валентины Матвиенко полпредом президента на Северо-Западе.

Первый скандал вокруг губернаторского сына был фармацевтическим. Региональная лицензия на поставку в город льготных лекарств оказалась в руках доселе малоизвестной конторы «Империя Фарма». Произошло это якобы после того, как 25 процентов акций фирмы оказались в руках Сергея Матвиенко. Налаженных каналов поставок «Империя», по некоторым данным, никогда не имела и с поставщиками напрямую не работала, перекупая небольшие партии лекарств у солидных оптовиков. При таком «опыте» снабжения горожан фармпрепаратами нынче на «Империю Фарма» «свалились» 700-800 миллионов рублей городского заказа. Из них за работу со льготными лекарствами фирма должна получить 10 процентов. В результате компания не справилась с закупками и льготники на несколько месяцев остались без лекарств.

Через некоторое время подоспел свежий скандал. Сергей Матвиенко прикупил остров у не совсем дружественного России соседа – Эстонии. Да еще и попросил вид на жительство. Оказывается, еще в 2005 году Сергей Матвиенко, Евгений Большаков (представитель «ЛУКОЙЛа» в Эстонии) и Александр Савельев (крупный петербургский банкир) приобрели небольшой необитаемый остров (10 гектаров), расположенный недалеко от Таллина. К слову, местные жители уже нарекли владения сына питерского губернатора эстонской Рублевкой. Предприятие SMB Invest (его гендиректором числится Большаков, а Матвиенко входит в совет директоров) построит на острове площадью десять гектаров восемь домов для влиятельных российских бизнесменов. Три из этих домов достанутся руководителям SMB Invest. Следующим шагом будет открытие SMB Invest вертолетного сообщения между Таллином и аэродромом в Пулково.

О том, что от губернаторского сына в Питере ждут чего угодно, свидетельствует анекдот, появившийся сразу после информации о приобретении чадом градоначальницы эстонской земли: «Сергей Матвиенко: - Мама, я тут остров прикупил... Валентина Матвиенко: - Не Васильевский ли, сынок?». Валентина Ивановна не комментирует покупку сына, а ее пресс-секретарь заверила, что «Сергей Матвиенко ведет абсолютно самостоятельную жизнь».

Несмотря на эти заявления, ясно, что сын – слабое место питерской градоначальницы. Это прекрасно знают и противники Валентины Матвиенко. Прошлым летом накануне саммита «большой восьмерки» в прессе появилась шокирующая информация: якобы при странных обстоятельствах скончался сын Валентины Матвиенко, вице-президент Внешторгбанка Сергей Матвиенко. Почти неделю к этим слухам никто всерьез не относился, однако потом эта история вдруг приобрела масштабы главной темы. Появился даже «диагноз»: якобы смерть сына губернатора была вызвана передозировкой наркотиков. Правда, через несколько дней выяснилось, что губернаторский ребенок жив-здоров. Петербургские власти выдвинули несколько версий, по которым против Валентины Ивановны и ее семьи могут распространять подобную «чернуху». Первая и главная – противники губернатора хотели дестабилизировать обстановку в городе накануне саммита. Представляете, как Валентина Матвиенко будет работать в федеральном правительстве, имея проблемного сыночка, которого постоянно нужно вытаскивать из сомнительных переделок? Вывод очевиден…