18+
  1. По секрету невиновный Юрий Жуков

По секрету невиновный Юрий Жуков

По секрету невиновный Юрий Жуков
Экспертный центр ФСБ России завершил проверку серверов, изъятых во время проведения следственных действий в офисах Национальной нерудной компании Юрия Жукова по делу о хищении акций ОАО «Павловскгранит».

ЦитатаСледователи постеснялись своего решения о прекращении уголовного дела против главы Национальной нерудной компании и засекретили егоКонец цитаты …Ах, обмануть меня не трудно!..

Я сам обманываться рад!

А.С. Пушкин

Результаты экспертизы, документы, обнаруженные на изъятых серверах (в традиционных российских единицах измерения – несколько коробок из-под бумаги для ксерокса) свидетельствуют о том, что, будучи обвиняемым по уголовному делу, Юрий Жуков в ходе допросов, мягко говоря, вводил следствие (Главное следственное управление ГУ МВД России по г. Москве) в заблуждение.

Но, как оказалось, следователь Антон Егоров был и сам рад обманываться. Он поверил каждому слову обвиняемого, придержал (буквально – утаил сам от себя) до закрытия дела результаты экспертизы ФСБ, дезавуировавшие значительную часть показаний обвиняемого, вывел из дела другую неудобную для Жукова экспертизу, и, наконец, по согласованию с вышестоящим начальством прекратил уголовное дело против г-на Жукова. Но и это еще не все. Закрыв дело, следователь взял с адвокатов потерпевшей стороны подписку о неразглашении. О неразглашении информации о прекращении уголовного дела, Карл! Адвокатам запретили говорить! Для большей надежность было бы еще взять с адвокатов подписку о неразглашении информации о том, что с них взяли подсписку о самой подписке! О подвиге следователя ГСУ, накрывшего грудью, нет, не амбразуру, но экспертизу ФСБ и спасшего в итоге «перспективного» предпринимателя. Скромность, украшающая героя.

Этому предшествовала без преувеличения титаническая работа целой армии высоких чинов в ГСУ.

В основу уголовного дела, в котором Жукову вменялась «организация незаконного принуждения к совершению сделки» (п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ; до десяти лет лишения свободы) легла аудиозапись беседы Юрия Жукова и Сергея Пойманова. Разговор этот нужен был Жукову для того, чтобы Пойманов уступил ему около 9% акций «Павловскгранита», остававшихся в собственности его близких родственников. К тому моменту структуры Жукова и его партнеров контролировали большую часть уставного капитала ОАО «Павловскгранит». Остававшийся (менее 9%) пакет акций компании нужен был им, очевидно, для того, чтобы не предоставлять информацию о принимаемых на предприятии решениях сторонним акционерам. В качестве ответного жеста Жуков предлагал вернуть Пойманову его личное имущество, которое перед этим было арестовано и продано на торгах. Скупщиками этого имущества выступили связанные с Жуковым субъекты.

Обвинения по 179 статье УК РФ были предъявлены Жукову после проведения фоноскопической экспертизы. Экспертиза подтвердила – Жуков оказывал давление, угрожал и принуждал Пойманова к сделке. Сам обвиняемый вины своей, естественно, не признавал. Контроль над «Павловскгранитом» и связь со структурами-собственниками акций предприятия всячески отрицал. Свое предложение вернуть потерпевшему проданное на торгах имущество – недвижимость, транспорт – объяснил не условием предлагавшейся сделки, а желанием сделать в своей жизни хоть что-то хорошее – бескорыстно помочь потерпевшему вернуть утерянный кров и прочее добро. За свой счет выкупить и вернуть Пойманову. Тот, неблагодарный, не оценил.

Зато оценил следователь. Услышав от обвиняемого о неслыханной доброте его, следователь, разумеется, гневно отверг выводы циничной экспертизы. И… заказал новую. В другой организации (в Центре экспертиз “ТЕХЭКО”). Чтобы вновь рекрутированные эксперты не повторили непростительных ошибок своих предшественников, следователь провел с ними серию консультаций, в ходе которых для профилактики прессанул яйцеголовых очкариков, четко объяснив им, что в ГСУ ГУ МВД по Москве ждут от экспертизы только позитива – никаких угроз, давления и принуждения со стороны обвиняемого. Для пущей убедительности следователь Егоров сам посетил экспертную организацию (случай, надо сказать, беспрецедентный, т.к. обычно небожители его уровня не спускаются на землю и сторонних экспертов не навещают, в крайнем случае принимают у себя). В общем, эксперты не стали претендовать на повторение подвига Гастелло и написали все, что от них требовалось.

На экспертов ФСБ следователь полицейского главка такого влияния, видимо, не имел. Поэтому придержал упомянутые выше результаты экспертизы. 8 мая дело было прекращено. И только уже после этого выяснилось, что чины из ГСУ давно сидели на документах, поступивших из ФСБ, опровергающих показания Жукова о его непричастности к контролю над ОАО «Павловскгранит» и участию его людей в управлении этим ГОКом. Что уж говорить о документах, предоставленных следствию защитой потерпевшего. Их следователи главка просто проигнорировали.

Между тем, можно вспомнить, что в этом затяжном конфликте вокруг «Павловскгранита» ранее уже «отличились» многие другие специалисты из других силовых ведомств. Следователи из московского полицейского главка в своем стремлении отвести грозу от новых собственников «Павловскгранита» едва ли сильно обошли своих коллег из ГСУ Следственного комитета России по Москве. Те в свое время тоже очень изрядно подсобили Жукову и компании.

28 марта 2013 г. было возбуждено уголовное дело за номером 812026 по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 202 УК РФ в отношении московского нотариуса Айгуль Карнауховой. Стоит сказать, что мадам Карнаухова является весьма интересной личностью, прославившейся своим нападением на полицейскую опергруппу. За Карнауховой вообще тянется шлейф уголовных дел и скандалов с подлогами и хищением имущества. Известна она и ключевой ролью в подлоге, итогом которого стало получение подконтрольными Юрию Жукову структурами 36,37 % акций в уставном капитале «Павловскгранита». Впрочем, под чутким руководством тогдашнего руководителя ГСУ СК по Москве Вадима Яковенко дело это было технично похоронено.

Еще более выдающуюся ловкость силовики проявили при закрытии уголовного дела по ст. 159 («мошенничество»).

21 августа 2013 управление по расследованию особо важных дел Следственного комитета по Москве возбудило дело по ч.4 ст.159 УК — «Мошенничество в особо крупном размере». И хотя фигурантов в деле не было, возбуждалось оно по факту преступления, в материалах следствия всплывали все те же фигуры, что и в деле по которому Юрий Жуков проходил обвиняемым.

По версии следствия, «в результате цепочки очевидно противоправных» и хорошо спланированных действий неустановленные лица похитили 36,37% акций ОАО «Павловскгранит», принадлежащих компании Сергея Пойманова ООО «Витэра», на общую сумму 3,5 млрд рублей.

Следствие также считало, что аферисты незаконно получили 100% акций компании «Павловскгранит-инвест», также принадлежавшей бизнесмену, которая занималась управленческой деятельностью во всех филиалах и «дочках» «Павловскгранита». Его ущерб оценивается в 29 млн рублей.

Бог создал мир за 7 дней. Начальник ГСУ СКР по Москве Вадим Яковенко и его зам Сергей Синяговский развалили дело о мошенничестве всего за три дня. Уже 25 августа их коллега – руководитель управления по расследованию особо важных дел ГСУ СКР Владимир Иткин своим решением отменил постановление о возбуждении уголовного дела. Перед этим материалы по захвату «Павловскгранита» были переданы некоему следователю Кондратову, который проявил удивительное служебное чутье и «потерял» ряд ключевых документов.

Надо сказать, что Яковенко «наследил» в огромном количестве дел и заслужил репутацию одного из самых коррумпированных служителей закона. В конечном итоге он доигрался – лишился должности, был уволен из органов и сам оказался на волоске от тюрьмы, но… отделался лишь нелегким испугом. Однако тем, против кого работал (точнее отрабатывал) при Яковенко, возглавляемый им следственный главк, от этого не легче – незаконно прекращенные при нем дела никто после него не пересматривал.

Сейчас нынешний начальник ГСУ ГУ МВД по Москве Наталья Агафьева занимается ровно тем, чем ранее занимался в своем ведомстве Яковенко, она «пропалывает» коммерческие дела. Свой пост она заняла в сентябре прошлого года. Как говорят, первым г-жа Агафьева запросила все дела, которыми занимались следователи главка. И послюнявила пальцы, добавляют те, кто ее знает. Не прошло и года, и мы видим, как подчиненные Агафьевой утаивают улики, жонглируют экспертизами и… скрывают информацию о своих подвигах, запрещая адвокатам упоминать о них, то есть, де факто – возражать. Это вообще гениальное ноу-хау. Даже не понятно, почему полицейские структуры во всем мире до сих пор к этому не пришли – лишить адвокатов возможности представлять интересы своих клиентов, обязав их принять обет молчания.