18+
  1. Политическая осень президента Рахимова

Политическая осень президента Рахимова

До чего же извилисты порой пути политика... Кто мог еще неделю назад подумать, что нет в России большего либерала, чем президент Башкирии Муртаза Рахимов? Если бы кто и осмелился высказать вслух подобную мысль, то адекватность его, мягко говоря, была бы поставлена под сомнение.

Однако такой человек нашелся - сам Муртаза Рахимов. Оказывается, последние 19 лет Башкирией управлял самый настоящий демократ. Вот только скрывал он свою демократичность весьма умело...

В минувшую пятницу «Московский комсомолец» опубликовал интервью с президентом Башкирии. Муртаза Рахимов высказался в том духе, что, дескать, «у нас все насаждается сверху», «возьмем Госдуму, разве это парламент?», «вредны любые перекосы - и в сторону излишней регионализации, и в сторону излишней централизации, сейчас мы наблюдаем именно второй вариант».

Подобные сентенции из уст человека, создавшего в республике весьма специфическую форму управления, звучат весьма и весьма странно. Ведь то, за что Рахимов критикует Москву, давно уже воплощено в жизнь в Башкирии. Или там «не все насаждается сверху?». Или башкирский курултай может служить примером настоящего парламента? А что говорить об «излишней регионализации», если до сих в конституции Башкирии имеются противоречащие правовым позициям Конституционного суда РФ ссылки на Декларацию о государственном суверенитете республики. К слову, постановления о приведении региональных нормативно-правовых актов в соответствие с Основным законом страны были вынесены Конституционным судом РФ еще в 2001 году. Восьми лет Башкирии на это не хватило. Как, впрочем, не хватило их и Татарстану, Якутии, Тыве...

Вообще говоря, с президентом того же Татарстана Минтимером Шаймиевым Муртазу Рахимова связывает прочный союз. По крайней мере, относительно воззрений на устройство Российского государства. И говорить о федерализме оба президента начинают только тогда, когда возникает вопрос об их возможном уходе с руководящих постов...

К слову, и Шаймиев, и Рахимов, как только у них возникали разногласия с федеральным центром, в 1990-е годы частенько разыгрывали национальную карту. Схема была проста - по разнарядке в Казань или Уфу свозили автобусами молодежь из деревень или небольших райцентров и «митинг националистов» численностью в несколько тысяч человек обеспечен.

Правда, в Татарстане в последние годы организацией подобного рода мероприятий особо не увлекаются. Судя по всему, в Казани осознали, что это весьма примитивный способ давления на Москву и нужного эффекта добиться уже не получается. А вот в Уфе акции националистов по-прежнему поощряют. В качестве примера можно привести деятельность движения «Кук буре» («Серые волки»), периодически устраивающего в Уфе митинги в «защиту республики».

В самом движении, по оценкам башкирских политологов, состоят не более двух-трех десятков человек. Какой-либо контактной информации на сайте движения нет (интересующемуся предлагают заполнить предложенную форму и ждать ответа). И, тем не менее, «Кук буре» удается выводить на митинги порой до двух тысяч человек. Потрясающая результативность для столь трудноуловимой организации! Если только не учитывать, что за «Серыми волками» стоят республиканские власти, обеспечивающие их акции участниками и наглядной агитацией. А потом демонстрирующие Москве «сильные националистические настроения в республике». Совладать с которыми, разумеется, под силу только Муртазе Губайдулловичу Рахимову.

Свой особый взгляд у башкирских властей и на борьбу с коррупцией. Некоторое время назад башкирские парламентарии проявили поразительную инициативу. Парламент Башкирии направил в Конституционный суд запрос, в котором потребовал проверить соответствие инициатив президента России по борьбе с коррупцией Основному закону страны.

Пакет антикоррупционных законов, предложенный президентом России Дмитрием Медведевым, начал действовать с 10 января 2009 года. В числе прочего в них содержится пункт, отменяющий норму, согласно которой привлечь региональных депутатов к ответственности можно было только после получения заключения о «наличии признаков преступления» от коллегии из трех судей - представителей суда субъекта РФ. Теперь для возбуждения уголовного дела в отношении парламентария достаточно решения руководителя следственного комитета при прокуратуре России в данном регионе. Именно этот пункт и стал причиной активности депутатов башкирского парламента.

Впрочем, очень скоро стало ясно, почему вдруг курултай проявил такую прыть. Подобным образом в Уфе решили защитить депутата башкирского парламента Виктора Ганцева, ближайшего сподвижника сына Муртазы Рахимова - Урала.

Уголовное дело в отношении Ганцева было возбуждено еще в 2003 году. Согласно материалам следствия, Ганцев, будучи в тот момент гендиректором ОАО «Башнефтехим», заключил фиктивные договоры с двумя оффшорными компаниями, что позволило четырем уфимским НПЗ не платить налоги. По версии правоохранительных органов, нанесенный государству ущерб составил 8 млрд. рублей. При этом «дело Ганцева» трижды застревало на уровне Верховного суда республики.

Это, заметим, только один скандал, связанный с башкирской «нефтянкой» и Уралом Рахимовым. Сколько их было только за последние несколько лет – не перечесть… Чего стоит хотя бы история с попытками вывода из-под контроля государства республиканских активов «Башнефти» и «Башнефтехима» в 2003 году.

Госпакеты были проданы по льготной цене частным компаниям. Те, в свою очередь, учредили фонд «Башкирский капитал», в уставный капитал которого внесли в виде паев принадлежавшие им акции. Председателем совета директоров «Башкирского капитала» был назначен Урал Рахимов, компания «Башнефтехим» была ликвидирована. Понадобилось несколько лет, чтобы вернуть государству акции нескольких крупнейших башкирских нефтеперерабатывающих предприятий.

Политологи, как в Уфе, так и в Москве отмечают, что недавними заявлениями и сам Муртаза Рахимов, и его окружение пытаются добиться только одного - чтобы федеральный центр прислушался к их мнению при смене власти в республике. А то, что такая смена произойдет, похоже, не сомневается никто. Даже сам Муртаза Рахимов. Именно по этой причине он и позволяет себе высказывания, граничащие с откровенной грубостью. Расчет делается на то, чтобы привлечь к себе внимание.

Однако открытым остается вопрос, насколько эффективны подобного рода «размышления вслух»?..