18+
  1. Последний ход калмыцкого комбинатора

Последний ход калмыцкого комбинатора

В минувшую субботу мэр Элисты Радий Бурулов был временно отстранен от должности на период следствия городским судом. Кирсан Илюмжинов тем самым предпринял очередное наступление в отношении упрямого градоначальника, не согласившегося подчиниться желаниям главы республики.

Двумя неделями ранее в качестве «лома» против элистинского мэра явилось спешно возбужденное уголовное дело по ставшей притчей во языцех статье – «злоупотребление должностными полномочиями».

Как известно, глава калмыцкий президент еще 31 декабря минувшего года под предлогом омоложения кадров предложил Бурулову добровольно уйти в отставку. Невод «зачистки», незатейливо названной омоложением, руководитель республики закинул довольно широко: в отставку (в восьмой раз за 15 лет) было отправлено в полном составе республиканское правительство, а все члены калмыцкого Народного Хурала по «совету» Илюмжинова заявили о самороспуске.

Но с Радием Буруловым обкатанная тактика «разделяй и властвуй» дала осечку. Возможно потому, что Элиста, в отличие от остальных муниципальных образований республики, несколько лет назад перешла на рельсы успешного самостоятельного развития, а мэр укрепил свой авторитет в столице, как эффективный и опытный руководитель. В отличие от главы республики, бывающего в своей республике, в основном, торопливым транзитом – между очередными международными шахматными мероприятиями, элистинский мэр от своей земли, что называется, не отрывался, предпочитая деятельность по наведению порядка в гордском хозяйстве громкому пиару.

Такого положения дел его ревнивый к чужим успехам начальник перенести явно не смог. Заведение уголовного дела в отношении Элистинского градоначальника было вполне предсказуемым. В калмыцком конфликте классическая схема «уголовного дубины», естественно, наложилась на свойственный краю восточный авторитаризм. Прежде чем глава республики вдруг увидел, что в Элисте непорядок, было оказано беспримерное давление на тех, кто поддержал «бунт на корабле». Обработке подверглись и депутаты городского собрания, и общественные деятели, и предприниматели, которые поддержали своего градоначальника.

Как известно, Бурулова обвинили в заключении муниципального контракта с предприятием родственника. И хотя мэр напомнил, что решение по контракту принималось не им, а членами тендерной комиссии города, по республиканскому ТВ тут же было объявлено, что бюджет Элисты потерял более 600 тысяч рублей. Цифра, кстати говоря, пока гипотетическая и довольно скромная – в свете того, что за 15 лет правления Кирсана Илюмжинова в Калмыкии, как в черной дыре, без следа и уголовных дел исчезли реальные миллиарды рублей из федерального бюджета. А в это время, как грибы после дождя, росли крупные торговые сети, принадлежащие родственникам главы республики.

Кстати, торговые гиганты «Кит», «Гранд» и «Белый лотос», принадлежащие младшему брату Илюмжинова – Саналу, практически полностью задушили в Элисте малый бизнес и стали одной из причин преследования мэра, который в свое время поддержал малое предпринимательство и дал добро на строительство небольших торговых павильонов вблизи илюмжиновских супермарктов. Ведение бизнеса без конкурентоспособной среды в Элисте оказалось уделом героев-одиночек, и предприниматели, успевшие встать на ноги до появления «Китов» и «Грандов», свернули бизнес, перебравшись либо в Москву, либо в соседние регионы – Волгоград, Астрахань, Ставрополь.

Нынешняя элистинская «катавасия» наглядно показала, что теперь Илюмжинову всё чаще и чаще приходится бороться не только с акциями гражданского неповиновения, организованными правозащитниками, но с сопротивлением калмыцких элит – то есть, со «своими». И если раньше все аналитики и проверяющие московские комиссии печально отмечали, что в Калмыкии «копать бесполезно, потому что там все концы давно и надежно спрятаны, нет внутренних разборок и взаимных обвинений среди калмыков – там все заодно», то сейчас ситуация резко поменялась. И органам прокуратуры уже давно пора бы обратить более пристальное внимание на деятельность Илюмжинова, который забыл главный принцип своего любимого литературного героя – Остапа Бендера: уголовный кодекс надо чтить.

Если взглянуть на кадровую чехарду во властных структурах РК, на все зачистки и «омоложения» беспристрастными глазами, то видно, что сейчас Илюмжинову приходится вести войну на два фронта – против выражающего все большее недовольство рядового населения одной из самых беднейших республик России и против высказавшей в начале года свою негативную позицию к проводимой президентом политике местной политической элиты, представители которые пресытились кирсановской властью, не дающей перспектив.

Похоже, уже не срабатывают в должной мере и методы раскола общества, вроде паспортизации калмыцких и русских родов, с помощью которых планировалось отвлечь коренное население от нерешенных проблем экономики и усилить соперничество между родами. В сочетании с искусственно нагнетаемой активизацией сил националистического толка это должно было бы, как в предыдущие годы, напугать Кремль и заставить его опять сделать ставку на регионального долгожителя Илюмжинова, как «единственного гаранта стабильности». Однако, как видим, сегодня самому «гаранту» приходится подавлять оппозиционные настроения в калмыцких элитах с помощью уголовных дел. В таких случаях Хемингуэй говорил: «Не спрашивай, по ком звонит колокол…»

Сейчас, перед инаугурацией нового президента России Дмитрия Медведева, Кирсан Илюмжинов старается побыстрей, что называется, замазать трещины своего правления, представить центру его как глянцевый и не сгнивший монолит – отсюда и спешка с преследованиями недовольных, и с начавшимся уголовным делом против главного возмутителя спокойствия – Бурулова. Хотя есть и еще одна причина: война с мэром столицы республики – это не что иное, как неуклюжая попытка устранить основного конкурента и вероятного преемника.

Только вот устроит ли новый Кремль «монолитная власть», которая держится на прокурорских и административно-принудительных «штыках»? В растревоженной ныне Калмыкии, соседствующей к тому же с очень неспокойным Дагестаном, всё чаще задают вопрос о другой, политической и экономической стабилизации. И сторонников действительного, а не мнимого оздоровления ситуации можно найти и в московской калмыцкой диаспоре, и в Элисте, и в местных элитах степного края. Не их ли пугает сейчас Кирсан Илюмжинов, устраивая показательное наказание оппонентов?

По мнению экспертов, на этот раз политический гроссмейстер Илюмжинов допустил ошибку. Очередной гамбит, начатый на этот раз против руководства своей столицы, может стать последним в его карьере. Не нужно было начинать атаку на своего главного оппонента в республике перед самой инагурацией вновь избранного Президента страны. Расчет был на то, что Москве сейчас не до маленького степного края - к моменту, когда Дмитрий Медведев приступит к свои обязанностям, великий калмыцкий шахматист рассчитывал по-тихому смахнуть со своей региональной доски неудобные фигуры. Но тихо и быстро победить, судя по всему, не удастся. И дело не только в том, что привлечь мэра к ответственности будет проблематично. Впервые в рядах калмыцкого общества произошло объединение против своего окончательно потерявшего авторитет руководителя. Сопротивление будем шумным, чего так боится Кирсан Илюмжинов, и скрыть это от Москвы не удастся.

По информации, поступившей из Госдумы, на складывающуюся тревожную ситуацию в республике обратили внимание парламентарии. И до этого в здании на Охотном ряду немало говорилось о дискриминации русского населения в Калмыкии, о все ухудшающемся экономическом положении в регионе. Но сейчас в Госдуме от слов решили перейти к делу. На днях руководством ГД было принято решение создать рабочую парламентскую группу для поездки в республику, с тем, чтобы на месте оценить положение дел и выработать соответствующие предложения для исполнительных органов. Ясно, что подобные поездки без команды со Старой площади не происходят. А значит, скороспешно начатая атака может перерасти для ее инициатора в столь же скорый эндшпиль с соответствующими последствиями.

Последние новости
Еще из раздела «Политика»