18+
  1. Приморский суд поставил себя выше Верховного

Приморский суд поставил себя выше Верховного

Приморский суд поставил себя выше Верховного
Скандал в Приморском краевом суде, где проходят заседания по «делу Мещерякова», разразился с новой силой. Свидетели заявили, что сотрудники ФСБ и прокуратуры «знакомят» их с показаниями, которые они должны дать в суде.

После того, как 5 мая был отведен гособвинитель, на следующем заседании вновь был поднят вопрос об отстранении второго гособвинителя по делу. Один из свидетелей, который был повторно вызван в суд, рассказал, что повестку в суд ему не вручали. Ему позвонил парень, как он понял – оперативный сотрудник ФСБ и сообщил, что нужно явиться в суд. Назвал при этом дату и время. При входе в здание Приморского краевого суда свидетеля Мельникова встретил оперативник ФСБ. В зал, где проводилось судебное заседание, он сразу Мельникова не пустил, провел его в кабинет к гособвинителю Ирине Луговской, которая «очертила свидетелю круг вопросов, по которым он должен дать суду пояснения» и «ознакомила его с показаниями, которые он должен был дать суду». При этом как пояснил суду свидетель Мельников, он не намеревался ни с чем знакомиться и не о чем таком прокуратуру не просил! Эта «услуга» ему государственным обвинителем была, фактически, навязана.

Как объяснила суду прокурор Ирина Луговская, разносить повестки и приглашать свидетелей по этому делу ей помогают сотрудники ФСБ. Вероятно, почту отменили и теперь функции почтальонов должны выполнять, ничуть не меньше, а сотрудники ФСБ. Не слишком ли дорогостоящий для бюджета способ передачи информации? Ведь общеизвестно, что заработная плата сотрудников ФСБ очень высока. А ведь они еще и не пешком ходят, повесточки наверняка развозятся на служебном транспорте!

Вероятно, практически все свидетели, допрошенные по делу, прошли через руки сотрудников ФСБ и прокуроров. Видимо, кто-то уж очень сильно хочет найти крайних в этом деле, а главное, все проданное отобрать и переделить.

Как ранее сообщал «Век», 5 мая во время судебного заседания по «делу Мещерякова» адвокаты Евгения Царева и Маргарита Люденко представили суду ходатайство об отстранении гособвинителя Евгении Феоктистовой в связи с установлением факта ее личной заинтересованности в исходе дела.

Суд провел проверку сведений, указанных в ходатайстве. Выяснилось что и этому свидетелю звонили «молодые люди», которые предложили ему явиться в прокуратуру Приморского края. Там свидетеля встретила Евгения (Феоктистова), которая вынесла ему текст его показаний.

На следующий день свидетель явился в суд и бодро дал показания. После выхода из зала суда свидетель, с его же собственных слов, позвонил Евгении - прокурору, у которого он уточнил, правильно ли он дал показания.

Особенно удивляет факт таких «близких» отношений свидетеля с прокурором. Свидетель называет Феоктистову по имени, звонит на ее сотовый телефон, причем, созванивались они, по словам свидетеля, несколько раз.

Гособвинитель Феоктистова была отстранена от дела. Однако, уже 6 мая, после выявления аналогичного факта, совершенного гособвинителем Ириной Луговской и дачи показаний свидетелем, который подробно рассказал коллегии из трех судей Любенко, Горбенко и Сухоруковой, как прокуратура и ФСБ «готовили» его к даче показаний, «очерчивая круг вопросов», судебная коллегия приняла решение не отстранять гособвинителя.

Как пояснила адвокат Царева Е.С.: «Защита не просто так возмущается. Мы ссылаемся на судебную практику Верховного суда РФ, которая однозначно говорит, что прокурор не имеет права ничего давать читать свидетелям до их допроса в суде! Это прямо запрещено. Кроме того, нам вообще непонятно, что именно люди читают. Допрошенный сегодня свидетель Мельников пояснил, что он читал протокол, но ведь протокол его допроса подшит к материалам дела, которые хранятся у судьи, что полностью исключает ознакомление именно с протоколом! Теоретически (и мы в этом просто уверены!) прокурор может дать свидетелю СВОЙ собственный текст. Ведь свидетель многого не помнит за давностью времени, напомнить ему можно разное! Не исключено, что так все и было. Более того, сама прокурор на вопрос суда пояснила, что она свидетелю «очертила круг вопросов, по которым она намерена его допрашивать в судебном заседании». И что самое ужасное в нашем «правовом» государстве, она в этих своих действиях не видит абсолютно ничего предосудительного. Вот что по-настоящему страшно! Есть решение Верховного суда, а Приморская краевая прокуратура в лице своих сотрудников им пренебрегает!» - возмущена адвокат Евгения Царева.

И суд, и государственные обвинители утверждают, что давление на свидетелей не оказывается, но тогда непонятно, для чего людей в здании суда встречают сотрудники ФСБ, и им указывается, какие именно показания нужно дать, да так указывается, что люди потом перезванивают, уточняя, понравились ли их показания представителям государственного обвинения.

Как ранее сообщал «Век», на скамье подсудимых по «делу Мещерякова» оказалась группа чиновников и предпринимателей, обвиняемых в махинациях с госимуществом на полмиллиарда рублей. Среди фигурантов дела – бывший глава территориального управления Росимущества по Приморскому краю Игорь Мещеряков.

В 2008 году корреспондент «Века» Анастасия Бакурина брала интервью у следователя прокуратуры Приморского края Ольги Кравченко, расследовавшей дело о махинациях с госимуществом, которая напрямую заявила, что «(губернатор Приморского края) Сергей Дарькин – один из основных и серьезных фигурантов в данном деле».

Адвокаты обращают внимание на то, что в деле есть много странностей. Так, например, в деле проходят только 44 объекта, тогда как продано на аукционах было около 150, все объекты оценивались примерно по одной и той же цене, но остальных, почему то нет в уголовном деле. Сама оценка - 550 млн. рублей, предъявляемых по делу – это общая стоимость всех объектов, 400 миллионов из этой суммы были уплачены государству после торгов, т.е. спорной осталась сумма 150 миллионов. Оценщики со стороны следствия дают показания, что сумма на нижней границе рыночной цены, остальные 7 оценщиков, считают, что объекты были куплены по цене выше среднерыночной на тот момент.