18+
  1. Принуждать закончили

Принуждать закончили

Принуждать закончили
Не успел Дмитрий Медведев объявить так называемую тактику принуждения агрессора к миру «абсолютно эффективной и единственно возможной», как пришла информация о том, что президент РФ объявил о завершении операции по принуждению грузинской стороны к миру в зоне грузино-югоосетинского конфликта.

По словам главы государства, «агрессор наказан», а возможные очаги агрессии на грузинской территории будут уничтожены.

О завершении операции в Южной Осетии Дмитрий Медведев заявил на встрече с министром обороны и главой Генштаба. При этом президент России поручил главе Минобороны Анатолию Сердюкову представить к государственным наградам военнослужащих, участвовавших в операции в Южной Осетии.

Столь стремительная эволюция может свидетельствовать только об одном: слишком велики могли бы оказаться издержки подобной тактики.

По мнению руководителя Центра политической информации Алексея Мухина, которое он высказал «Веку», на данном этапе у российских властей это был, пожалуй, и в самом деле единственно возможный способ действий в Южной Осетии. По мнению политолога, будучи президентом РФ Владимир Путин сделал немало для того, чтобы с Россией считались на международном уровне. После того, как Грузия начала активные военные действия в Южной Осетии, российское руководство оказалось перед трудной задачей. С одной стороны, бездействие могло привести к тому, что завоеванный Путиным авторитет России мог бы оказаться под большим вопросом, с с другой, существовала опасность прослыть агрессором. В результате, российские власти выбрали, как им показалось, нечто среднее – тактику принуждения агрессора к миру.

Как считает Мухин, нынешняя ситуация в Южной Осетии, как это ни странно прозвучит, нужна российским властям, чтобы восстановить свое военное реноме. Все предыдущие военные акции Кремля, такие, например, как война в Афганистане, в Чечне, по сути дела, были проиграны. Военные уронили свой престиж. Теперь есть возможность его восстановить. Конечно, здесь есть опасность в том, что теперь президент Дмитрий Медведев уже не будет выглядеть в глазах Запада тем либералом, каким его хотела представить кремлевская пропаганда. Вероятно, Медведева уговорили смириться с неизбежными при таком развитии ситуации издержками.

Итогом тактики принуждения, полагает Мухин, будет свержение режима Саакашвили и замена его на более предсказуемую для Запада политическую фигуру, скажем, бывшего спикера грузинского парламента Бурджанадзе. «За это, я думаю, администрация США будет даже благодарна российским властям, поскольку на Западе уже устали от импульсивного и часто непредсказуемого Саакашвили, - заявил «Веку» Алексей Мухин. – Когда смена режима произойдет, произойдет замирение сторон и российские войска будут выведены с территории Грузии».

А вот по мнению аналитика Института военного и политического анализа Анатолия Храмчихина, тактика принуждения на какое-то время, может быть, и будет полезной. «Но в долгосрочной перспективе она может оказаться губительной для России, - заявил он «Веку». – Потому что это может оказаться тем случаем, когда хвост вертит собакой: то есть Южная Осетия будет диктовать свои условия России». Кроме того, ясно, что западное сообщество не одобряет такой тактики. Уже сейчас Россия осталась без союзников. По мнению аналитика, многие зарубежные политики отмолчались, а остальные осудили действия российских властей. «Это очень опасная ситуация, - отметил Храмчихин. – Даже США давно поняли, что действовать на международной арене без союзников невозможно».

Многие аналитики отмечают, что похожая ситуация сложилась во взаимоотношениях Кремля с «замиренной» Чечней. Вряд ли кто-то сможет сейчас назвать ее российской территорией. Ни один здравомыслящий россиянин не поедет туда на постоянное место жительство, учиться или работать. Фактически с воцарением в этом регионе Рамзана Кадырова Чечня превратилось в некую пока еще относительно зависимую от федерального центра республику. Кроме того, федеральный центр вынужден вкладывать огромные средства в Чечню, которые являются своеобразной данью за внешнюю вынужденную лояльность чеченского руководства к Кремлю.

Как только транши иссякнут, тут же упадет до нуля и лояльность со всеми вытекающими последствиями. Поэтому россияне сейчас вынуждены практически из своего кармана в добровольно-принудительном порядке платить за «чеченскую стабильность». То же самое, в конечном итоге, может произойти и в Южной Осетии, которой после всевозможных «принудительных операций» потребуются огромные денежные средства. Видимо, они уже обещаны российскими властями лидерам сепаратистов.